Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Почему население Донбасса не уезжает из родных городов и сел и терпят бомбежки? Интервью военного медика Андрея Акинфиева

На Донбассе уже более двух лет идет война. Уже более двух лет нещадно бомбят города украинские военные, но до сих пор сотни тысяч мирных жителей продолжают оставаться в своих родных домах. Терпят бомбежки, постоянную стрельбу и даже химическое оружие, которые применяют вооруженные силы Украины.

Понятно, что есть те, кому некуда ехать по причине бедности. Но есть и те, которые остаются уже из-за какого-то принципа. Хотя сами не воюют и напрямую не относятся к противостоянию армий ЛДНР и ВСУ.

Чем же так притягивает людей война, а также что такое поствоенный синдром, нам рассказал кандидат медицинских наук, военно-полевой медик и ветеран 4 войн Андрей Акинфиев.

Скажите, почему мирные жители не уезжают с прифронтовых территорий Донбасса? Ведь их бомбят, калечат, а они живут в своих домах и дальше. Они терпят уже более двух лет войны. И если раньше еще все верили в блицкриг Русской весны до Львова, то сейчас уже осталась только одна надежда. Просто надежда на мир. Насколько такое чувство фатализма стало для них нормой?

— Те, кто хотел и мог уехать, те, для кого эти события не были близки, они давно уехали. Потому что у них было куда бежать.

Есть люди, которые не уехали и не уедут никогда. Потому что это их земля. И вопрос ее существования их вопрос тоже.

А есть те, которым и некуда ехать и есть что бросать. Именно поэтому они никуда оттуда и не уедут. Да, собственно, и сама война — это просто какой-то свой образ жизни. Пусть она плохая, скверная, но это тоже жизнь. И в этой жизни тоже выживают люди и пытаются сохранить в себе человеческое. Это самое главное.

То есть и для мирных жителей, которые не воюют, никак не участвуют в боевых действиях, для них тоже война своеобразная жизнь?

— Да. Они привыкли уже к бомбежкам, как к дождю. Они привыкают к тому, к чему очень тяжело и неестественно привыкнуть. Это очень жутко — привыкнуть к смертям. И эти люди относятся к вероятности своей гибели с долей легкости. Они прекрасно понимают откуда летит сейчас, какой тип снаряда, куда летит, в какой сектор. Знают и как уберечься.

— Скажите, а в Чечне наши солдаты получали поствоенный синдром? Их ведь, в основном, принудительно туда отсылали. Особенно молодых парней, которые не были обучены и были без должной мотивации.

— Вы посмотрите какими молодыми и неподготовленными мальчишками наполнялась Чечня. Тогда воевали слабо подготовленные, слабо мотивированные дети, которые совсем не представляли, что такое война. И для них возможность выжить была в том, чтобы успеть самому обучиться у старшего товарища всем военным навыкам за очень короткое время. В Чечне вообще было не много подразделений, которые были нормально подготовлены.
А поствоенный синдром преобладает у тех, кто находится больше в стрессовом состоянии. И если человек подготовлен, то его стрессоустойчивость выше. Он знает как поступить в той или иной ситуации, он внутренне уже готов.

— А после Великой Отечественной войны был массовый поствоенный синдром?

— У меня отец — участник ВОВ. Хоть и скудно, но на мои вопросы он отвечает. Он много рассказывал, как после войны был высокий был уровень преступности. И процветал бандитизм. Так как люди, умевшие уже воевать, вернулись домой с оружием. Многие кроме, как воевать ничего не умели, потому что они ушли на войну 17-18-летними мальчишками. И через 4 года, не умея ничего другого, они вернулись домой. И увидели, что те, которые не воевали, живут очень даже зажиточно по сравнению с ними.

И таким людям ничего не оставалось, как идти в банды. Поэтому да, был и поствоенный синдром после 1945 года.

— Но многие же после войны возвращались здоровыми молодыми парнями и шли учиться в вечерние школы, шли работать.

— Отец рассказывал, что был очень высокий экономический подъем. Очень огромное желание поднять страну. Была очень огромная боль за страну, желание ее восстановить и преумножить. И отношение к ней было, как к матери, которую нужно сейчас кормить, поднять на ноги, выходить и сделать еще сильнее.

— Да. Ведь после ВОВ день победы не праздновали 20 лет, фильмы даже не снимались про войну. И про войну очень мало говорили. А экономику страны подняли почти за одну пятилетку. Благодаря всем, и мужчинам, которые прошли войну. И как тогда присутствовал этот поствоенный синдром, если большинство работали с утра до вечера на предприятиях?

— Когда занят и работаешь, нет времени на поствоенный синдром. Люди были заняты делом. Представьте себе общее состояние людей, которые работают вместе на стратегически важном предприятии, а до этого воевали на фронте плечом к плечу. Неважно кто где: кто на 1м Белорусском, кто на 2-м Прибалтийском или на 2-м Украинском. Тогда люди выходили на работу, как на передовую.

И благодаря этой грамотной политике, или просто удачно сложившимся обстоятельствам, люди были постоянно при деле и этот синдром у них не так проявлялся. У них не было времени пить, потому что у них была очень четкая цель в жизни после войны – поднять страну.

И к работе относились как к празднику. Потому что знали, что их труд приносит огромную пользу Родине. Они знали, что благодаря их усилиям растет экономика и соответственно их зарплата. Видели, что появляются наконец-то какие-то продукты в магазине.

— Тогда нужно занять чем-то будет и добровольцев, которые вернулись с войны в Донбассе.

— Хорошо бы. Потому что экономика на Донбассе вся в руинах практически.

А какое отличие состояния бойцов после ВОВ и бойцов после чеченской кампании, к примеру?

— Разница в том, что тогда это была народная война. И каждого ветерана уважали. А после Чечни у участников не было возможности никуда пристроиться. Работодатели не брали на работу, люди смотрели с опаской. Разница в отношении людей и государства.

— Есть ли такая угроза и для добровольцев Донбасса? Потому что после 2014 года резкий патриотический подъем ослабевает.

— Я очень надеюсь, что такого не будет. Тем более, что армия ВСН сейчас — это вполне боеспособная войсковая единица.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

236

Похожие новости
03 декабря 2016, 19:15
03 декабря 2016, 19:15
03 декабря 2016, 12:31
03 декабря 2016, 16:30
03 декабря 2016, 18:31
03 декабря 2016, 02:31

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
27 ноября 2016, 11:00
28 ноября 2016, 14:30
29 ноября 2016, 17:00
29 ноября 2016, 11:30
27 ноября 2016, 18:15
27 ноября 2016, 10:15
27 ноября 2016, 13:00

Интересное на сайте
03 ноября 2011, 13:06
12 декабря 2012, 10:37
15 февраля 2013, 14:25
21 сентября 2012, 10:07
12 сентября 2011, 12:05
17 мая 2013, 16:30
27 июля 2012, 16:20