Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Перспективы «финансового оздоровления»: Банковской чистке не видно конца

Недавний отзыв лицензий у трех российских банков, входивших в первую сотню по стране по размеру активов, стал новым сигналом для финансового рынка, что «неприкасаемых» банков для руководства ЦБ РФ не существует. За единственным исключением — крупных госбанков, которые отлично зарабатывают на постоянном уходе с рынка частных кредитных организаций. По оценке ведущих экспертов российской банковской отрасли, чистка ее рядов продолжится с прежней интенсивностью — под дамокловым мечом ЦБ сейчас находятся десятки российских банков.

Когда закончатся банки?

С момента назначения председателем ЦБ РФ Эльвиры Набиуллиной (24 июня 2013 года) лицензий, по данным портала «Банки.ру», лишились уже 326 российских банков, в том числе заметное количество банков из первой сотни по размеру активов (помимо недавних потерь — Военно-промышленного банка, Росинтербанка и Финпромбанка, это Внешпромбанк, «Российский кредит», Судостроительный банк, Мастер-Банк). Средняя скорость отзыва лицензий при Набиуллиной составляет на данный момент порядка 8,4 банка в месяц. За 11 лет и три месяца работы ее предшественника Сергея Игнатьева потери в банковской системе составили всего 488 единиц, а средняя скорость отзыва лицензий — 1,8 банка в месяц.

В настоящее время, по информации «Банки.ру», в России остался всего 601 банк и еще 40 небанковских кредитных организации (НКО). Несложно подсчитать, что при сохранении нынешних темпов чистки рынка всего через шесть лет банки в России могут кончиться вообще. Разумеется, такой вариант развития событий абсолютно исключен, но в том, что кампания ЦБ по отзыву лицензий будет продолжена, не сомневается никто из аналитиков, предоставивших комментарии для этой статьи. Вопрос лишь в том, сколько банков останется в итоге.

Павел Самиев, управляющий партнер Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), отмечает, что вопрос о перспективах дальнейшего сокращения рынка сводится к двум обстоятельствам. Во-первых, среди российских банков много небольших региональных игроков, которые сейчас вынуждены решать вопросы выживания на высококонкурентном финансовом рынке, где повышаются издержки и становится все более важен эффект масштаба. Чаще всего такие банки находятся в зоне риска не из-за того, что ведут рискованную политику или занимаются выводом активов, а просто потому, что они могут оказаться неконкурентоспособными в сравнении с крупными сетевыми игроками. В такой ситуации сейчас находятся десятки банков.

С другой стороны, продолжается процесс очистки рынка от недобросовестных игроков. «Эти тренды развиваются параллельно, иногда между ними возникают пересечения, но в целом они приводят к уменьшению числа банков. Поэтому в перспективе банков в России будет еще меньше, хотя не очень корректно прогнозировать, насколько меньше», — говорит Павел Самиев.

Руководитель проектов аналитического центра «Эксперт Урал» Сергей Селянин считает, что все ныне действующие в России кредитные организации можно разделить на три группы, каждая из которых имеет разные перспективы на рынке. Первая группа — «банки с большой буквы», крупные федеральные структуры, которые сейчас переживают непростой период, но их проблемы носят временный характер и влияют только на текущую доходность. Вторая группа — банки, вынужденные вести борьбу за существование в затянувшемся кризисе. Их будущее зависит от улучшение макроэкономической ситуации: чем дольше этого не происходит, тем меньше у них перспектив.

Наконец, третья группа — это не банки, а «фантомы» с «нарисованной» отчетностью, хотя формально эти организации могут иметь четвертьвековую историю. «В лучшем случае они создавались для привлечения денег в бизнес своих владельцев — непрозрачный и неспособный кредитоваться в нормальных банках, в худшем случае их строили как финансовые пирамиды», — отмечает Селянин. Как правило, сразу после отзыва лицензий у таких банков обнаруживаются громадные «дыры» в их балансе. Особенно много таких случаев на Северном Кавказе, который в ходе последней чистки оказался в зоне особого внимания ЦБ. За последние четыре года лицензий лишились большинство банков Дагестана и Северной Осетии, и в значительном количестве случаев в этих организациях выявлялись многомиллионные махинации. Но, несмотря на активность ЦБ, подобные структуры еще продолжают действовать, причем по всей России.

По оценке Сергея Селянина, процесс чистки рядов банковской системы еще далек от завершения: в ближайшие год-два с рынка уйдут порядка 30% из действующих сегодня банков — иными словами, еще около сотни кредитных организаций. Наиболее проблемная группа, по мнению Селянина, — это московские банки из второй и третьей сотни в федеральном списке по размеру активов.

Зеркало реального сектора

Еще более радикальные прогнозы дает профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев, полагающий, что начало активной «зачистки» первой сотни российских банков — это принципиально новый этап в реформе банковской системы. «Это уже не „помойки“ второй-третьей сотни — это банки, хорошо вписанные в „систему“. То есть речь идет фактически о неких превентивных действиях ЦБ по купированию уже системных кризисных процессов в банковской системе, — считает эксперт. — Этот кризис логичен и отражает начавшийся даже до кризиса 2008 года процесс замыкания банковской системы на себя и ее отрыва от промышленности и реальной экономики. Пока в стране экономический рост обеспечивался за счет нефтегазовой ренты, это было терпимо, но теперь, когда речь идет о промышленном развитии России, неспособность банковской системы — в целом, а не отдельных банков — к активной инвестиционной деятельности становится опасной».

По мнению Дмитрия Евстафьева, главное нынешнее направление реструктуризации банковской системы — это не столько первая сотня, сколько «средние» банки, занимающие от 30 до 140−150 места в федеральном рейтинге по объемам капитала. «Очевидно, что речь будет идти об общем сокращении их числа — по масштабам российской экономики ей просто не нужно более 30 средних банков. Кроме того, будет стоять вопрос о придании средним банкам отраслевой или региональной направленности», — предполагает эксперт из ВШЭ.

Недавний отзыв лицензий у трех банков из топ-100 — это как раз история про то, к чему приводит отрыв от реальности: крах Военно-промышленного банка, Росинтербанка и Финпромбанка стал следствием недооценки рисков. «Все эти банки вели достаточно агрессивную политику в части привлечения средств и гиперактивными темпами наращивали кредитный портфель, качество которого вызывало определенные опасения у аналитиков. Относительно будущего этих банков в профессиональном сообществе было много слухов и предположений, которые подтвердились», — говорит Павел Самиев. Правда, по его мнению, после ряда громких отзывов лицензий первая сотня стала гораздо более консервативна: других очевидных претендентов на отзыв лицензии в первой сотне пока нет, хотя быстрорастущие банки там по-прежнему присутствуют. Некоторые аналитики говорят о ряде банков из топ-100 с не очень высокой финансовой устойчивостью, но таких игроков не очень много.

По словам Самиева, сейчас основной фактор риска для многих банков — это серьезный рост просрочки в корпоративном секторе, причем к данным, официально декларируемым банками по стандарту РСБУ, нужно еще добавлять вынужденные докапитализации портфеля, перекредитовку и другие факторы, которые увеличивают реальные объемы просрочки. Если суммировать эти факторы, то объем проблемных кредитов в корпоративном секторе приближается к 20%.

«Это не критично для системы в целом (в 2009 году показатели были выше), но все равно много и тяжело для предприятий, — комментирует эксперт. — Если такая ситуация продлится короткий период, а дальше начнется улучшение финансового состояния заемщиков, тогда проблема высокой просрочки может, в принципе, рассосаться сама по себе. В противном же случае объем плохих долгов будет накапливаться как снежный ком и привести к критичным последствиям для банков. Сейчас актуальные два главных вопроса: смогут ли нынешние „плохие“ заемщики перестать быть таковыми, скажем, через год? И не станут ли нынешние „хорошие“ заемщики, способные брать новые кредиты, „плохими“, если в экономике продолжится стагнация и планы предприятий по росту бизнеса не оправдаются?»

«Главная проблема банковской системы — отсутствие роста, — добавляет Сергей Селянин. — Рост активов был бы способен размыть „плохие“ кредиты, но кредитование буксует — высоки риски, низкая инвестиционная активность. Не растут и обязательства — нет денег. Кризис как шел, так и идет, а все проблемы у банков в скрытом виде были и до кризиса. В попытках удержаться на плаву многие начинают привлекать вклады по высоким ставкам — результат этого известен».

Кто заработал на банковской чистке?

Одним из следствий резкого количественного сокращения банков за последние три года стало усиление крупнейших игроков — классический сценарий концентрации на любом рынке. В первом полугодии прибыль российских кредитных организаций выросла в семь раз к тому же периоду прошлого года (360 против 51 млрд рублей), что ЦБ объяснил «сбалансированной процентной политикой и стабилизацией качества кредитного портфеля банков». Некоторое время назад это сообщение с оптимизмом процитировали многие СМИ, однако даже поверхностный анализ того, как распределилась прибыль банков, показывает, что самые жирные куски этого «пирога» достались единичным игрокам — прежде всего крупным госбанкам.

Больше половины совокупной чистой прибыли банков за первое полугодие — 184,3 млрд рублей, по данным «Банки.ру» — досталось Сбербанку, который годом ранее имел чистую прибыль «всего» 59,5 млрд рублей. В хороший «плюс» за этот период вышли и два банка Группы ВТБ — ВТБ Банк Москвы (25,2 млрд рублей против 556 млн годом ранее) и ВТБ24 (8,4 млрд рублей против убытка 11 млрд за шесть месяцев прошлого года). В сегменте же частных банков ситуация отнюдь не располагает к оптимизму: по подсчетам Сергея Селянина, у 56% банков с начала года либо сократилась прибыль, либо увеличились убытки, а доля убыточных банков в целом по стране выросла с 24 до 35%.

О том, что нынешняя ситуация на финансовом рынке играет на руку крупным госбанкам, свидетельствует и статистика привлечения вкладов населения, роль которых заметно повысилась в формирования ресурсной базы банков, как сказано в отчете ЦБ за июль. В лидерах привлечения средств граждан в абсолютном выражении — Сбербанк, который только за июль пополнил депозитный портфель на 145 млрд рублей, ВТБ24, Газпромбанк, ВТБ. Как известно, ставки по вкладам в госбанках чаще всего существенно ниже, чем в коммерческих банках (6−8% годовых), но население предпочитает нести деньги именно туда на фоне регулярных новостей об отзывах лицензий. К такому же решению склоняются и коммерческие организации во избежание проблем с извлечением своих средств из банков в случае отзыва лицензии. А в ситуации сохранения ключевой ставки ЦБ на высоком уровне (10%) у госбанков возникает прекрасная возможность зарабатывать на приличной разнице между смехотворно низкими ставками депозитов и откровенно грабительскими процентами по кредитам. Отсюда, собственно, и миллиардные прибыли госбанков.

«Дамоклов меч ЦБ не повышает уверенность банков в завтрашнем дне, — характеризует ситуацию на рынке кандидат экономических наук, старший сотрудник Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов. — Вкладчики, а, особенно незащищенные клиенты-юридические лица, стараются покинуть „корабль, который может дать течь“, а это значит, что ресурсы и устойчивость банков снижаются. Таким образом, водоворот банковской чистки будет неуклонно собирать свою жатву: государственные банки продолжат получать сверхприбыли, а все остальные находятся на разном расстоянии от центра „воронки“». По оценке эксперта, агония большинства частных российских банков продлится еще два-три года.

При этом Михаил Чернышов обращает внимание на то, что чистка банковских рядов обходится государству крайне дорогой ценой. По оценке аналитиков международного рейтингового агентства Fitch, российские власти в 2013—2015 годах потратили на поддержку и чистку банковского сектора 3,36 млрд рублей. Около половины этой суммы ушла на рекапитализацию работающих банков, вторая половина — на спасение обанкротившихся банков и выплаты их вкладчикам. С точки зрения источников финансирования, на три четверти данные расходы были обеспечены средствами Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и еще на четверть (880 млрд рублей) — капиталом от других государственных структур, в основном из Фонда национального благосостояния.

«К сожалению, руководство страны поддерживает курс ЦБ на зачистку банковского сектора, и единственным сдерживающим элементом можно назвать ограниченность финансовых ресурсов АСВ и государства. Если их будет больше, то и ЦБ будет жестче относиться к банкам из зоны риска, но если возникнет ситуация „денег нет“, то они еще какое-то время продержатся на плаву», — считает Михаил Чернышов, не раз акцентировавший, что в отношении банков, лишившихся лицензии, использовались знакомые принципы избирательного правосудия: вместо какой-либо антикризисной программы поддержки банковского сектора ЦБ произвольно решает, кого карать, а кого миловать. Об этом же говорит и Сергей Селянин: «Политика ЦБ по отношению к банкам не вполне ясна — проверки должны были выявить критические проблемы практически в любом банке, лишившемся лицензии, еще за год до того, как это произошло. Видимо, здесь присутствуют коррупционная и политическая составляющие».

Николай Проценко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

150

Похожие новости
03 декабря 2016, 10:30
03 декабря 2016, 20:30
03 декабря 2016, 22:00
03 декабря 2016, 10:30
03 декабря 2016, 14:30
03 декабря 2016, 14:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
30 ноября 2016, 14:00
28 ноября 2016, 15:00
27 ноября 2016, 15:00
02 декабря 2016, 21:00
28 ноября 2016, 13:00
01 декабря 2016, 17:00
03 декабря 2016, 17:00

Интересное на сайте
05 марта 2012, 12:57
03 ноября 2011, 13:06
12 декабря 2012, 10:37
28 апреля 2011, 16:31
17 мая 2011, 11:31
27 мая 2013, 12:16
22 февраля 2013, 16:53