Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Переговоры в Пханмунджоне: повторение пройденного с небольшими нюансами

В деревне Пханмунджон, расположенной на разграничительной линии, впервые с 2014 года прошли прямые переговоры между двумя корейскими государствами — КНДР и Республикой Корея. Так называемая «Объединенная зона безопасности» является постоянной площадкой для переговоров по вопросам, касающимся двух государств Корейского полуострова, находящихся в состоянии перемирия пости 65 лет. 9 января 2018 года пять высокопоставленных чиновников с каждой стороны встретились в трехэтажном «Доме Мира», это стало сигналом о снижении напряженности на Корейском полуострове после периода нарастания конфронтации в предшествующем году.

Участники переговоров внешне дистанцировались от воинственной риторики президента США Дональда Трампа в отношении Северной Кореи. Прежде всего необходимо обратить внимание на череду событий, предшествовавших этому важному мероприятию. В своем новогоднем обращении лидер КНДР Ким Чен Ын заявил, что рассматривает возможность участия Северной Кореи в проводимой южными корейцами зимней Олимпиаде. 3 января представители КНДР и Южной Кореи впервые за несколько лет поговорили по телефону и обсудили инициативу северокорейского лидера. Представитель Южной Кореи тогда же предложил провести встречу в Пханмунджоне.

Главная тема состоявшихся переговоров — участие Северной Кореи в зимних Олимпийских играх, проводимых Южной Кореей в городе Пхенчхане. Некоторые южнокорейские официальные лица выразили надежду, что сборные двух Корей смогут даже пройти под одним флагом на церемонии открытия. Соглашение предусматривает, что две Кореи будут «активно сотрудничать» на Олимпийских играх, чтобы «повысить престиж корейского народа». На переговорах обсуждались и другие вопросы, направленные на активизацию сотрудничества между двумя Кореями.

В спортивном плане соглашение в Пханмунджоне 9 января о северокорейском участии в Олимпийских играх имеет чисто символическое значение для Пхеньяна. Северная Корея может выставить разве что пару своих фигуристов, которые прошли квалификацию МОК. Однако из-за политической актуальности момента МОК продлил для участников из КНДР срок квалификации на Игры, хотя до их открытия осталось менее месяца. В плане участия северокорейцев в южнокорейской Олимпиаде гораздо более важным представляется будущее присутствие на олимпийских трибунах в Пхенчхане северокорейских чиновников, которым был разрешен въезд в Южную Корею соглашением 9 января. Сенсацией могло бы стать посещение Олимпиады северокорейским лидером Ким Чен Ыном. Его встреча на олимпийских трибунах с президентом Республика Корея Мун Джэином могла бы дать следующий импульс для продолжения двухсторонних контактов. Еще накануне переговоров в Пханмунджоне Мун Джэин заявил, что он открыт для встречи с Ким Чен Ыном, правда, если будут соблюдены определенные условия. Президент Мун и ранее придерживался идеи проведения переговоров с Кимом на высшем уровне.

В Государственном департаменте США заявили, что Пхеньян на переговорах с южными корейцами «может попытаться вбить клин» между Вашингтоном и Сеулом. И действительно, на переговорах в Пханмунджоне северные корейцы объявили, что их «оружие направлено только на Соединенные Штаты, а не на наших братьев [т. е. южнокорейцев], Китай или Россию». Тем не менее, в целом, мероприятие выглядит, как получившее санкцию на проведение от американцев. До этого президент США Дональд Трамп целый год оценивал переговоры с северными корейцами как бесполезные. Но 4 января настроения американского президента внезапно изменились. В присущей ему манере в Twitter президент Трамп назвал предстоящие переговоры «хорошей вещью». Трамп посчитал, что Пхеньян пошел на переговоры из-за его «твердой, сильной» позиции и более суровых санкций, а также угрозы военного вмешательства, если КНДР не откажется от своих стратегических военных. 6 января президент США заявил, что «на 100 процентов» поддерживает переговоры и надеется на позитивные изменения. Он также сказал, что «абсолютно» будет готов поговорить по телефону с Ким Чен Ыном. «Послушайте, сейчас они говорят об Олимпиаде. Это начало, это большой старт, — отметил президент США. — Если что-то произойдет, будет какой-то результат от этих переговоров — это было бы хорошо для всего человечества, это было бы хорошо для всего мира».

Американский президент заявил, что хотел бы, чтобы двухсторонние межкорейские переговоры вышли за рамки обсуждения Олимпиады, и добавил: «Когда наступит подходящее время, мы примем участие». Т. е. межкорейские переговоры, по мысли Трампа, плавно перетекут в американо-северокорейский двухсторонний формат. Подобный поворот означал бы, что угрозы военного нападения американцев на Северную Корею оказались блефом и были всего лишь мерой давления. После подобного рода заявлений американского президента представитель США при ООН Никки Хейли уточнила, что Вашингтон не меняет своих условий для начала переговоров с Северной Кореей — КНДР должна остановить испытания оружия на «значительный промежуток времени». Т. е. КНДР со своей стороны должна продемонстрировать жест доброй воли. В прошлом году Северная Корея провела свои шестое и самое мощное ядерное испытание — по заявлению Пхеньяна было взорвано термоядерное устройство — и три испытательных запуска баллистических ракет — последнее, опять же по утверждению северокорейцев на межконтинентальную дальность.

Со своей стороны, президент Южной Кореи Мун Джэин убедил Соединенные Штаты отложить совместные военные учения до окончания Олимпиады, чтобы уменьшить напряженность на полуострове и создать условия для дипломатии. Но если Северная Корея начнет новые «провокации» — «международное сообщество ответит новыми санкциями», — предупредил Мун.

В свою очередь, накануне переговоров северокорейский лидер Ким Чен Ын заявил, что он, в целом, за ослабление напряженности на Корейском полуострове, но при этом никогда не откажется от программы по созданию ядерного оружия.

Администрация Трампа смотрит на дело так, что любые переговоры между Вашингтоном и Пхеньяном должны быть направлены на т. н. «денуклеаризацию», т. е. отказ Северной Кореи от атомного оружия и программ по его развитию и созданию средств доставки. Во время телевизионной пресс-конференции в Сеуле Мун отозвался об участии КНДР в Олимпиаде как о «весьма желательном», добавив, что межкорейские отношения не могут быть улучшены без прогресса в ядерном вопросе. «Денуклеаризация Корейского полуострова — это путь к миру», — добавил он. Таким образом, в отношении ядерного оружия Северной Кореи позиции американцев и их южнокорейских союзников вполне солидарны.

В экспертных обзорах в западных СМИ состоявшиеся переговоры в Пханмунджоне расценивают так: либо преходящим тактическим эпизодом для создания спокойной обстановки для проведения важного в глобальном коммерческом плане мероприятия — Олимпиады (1); либо дипломатическим прорывом с последующим важным продолжением (2), либо вынужденной реакцией Пхеньяна на болезненные санкции (3), либо продолжением северокорейской тактики затягивания решения для выполнения важных военных программ (4), либо элементом заговора для фрагментации международной коалиции против Северной Кореи и прорыва политики санкций (5).

Станет ли Сеул для северокорейцев каналом, чтобы выйти на какие-то переговоры с американцами на двусторонней основе? Таков сейчас главный вопрос обновленной политической повестки дня на Корейском полуострове. Ассошиэйтед Пресс назвала случившееся «довольно ошеломляющим поворотом событий», потому что Южная Корея после нескольких месяцев безуспешных попыток наладить диалог наконец-то на него вышла — и вышла самым простым способом, используя в качестве повода свою Олимпиаду.

Оптимистическая для США интерпретация выглядит следующим образом. Жесткие санкции, введенные в течение 2017 года, начали оказывать влияние на Пхеньян. Независимо от того, насколько воинственно сейчас выглядят северокорейцы, важно то, что они согласны выйти на переговоры, а это является признаком слабости с их стороны. Президент Трамп заявил, что переговорная подвижка на Корейском полуострове прямо связана с ужесточением международного санкционного режима против Северной Кореи. В этом плане начало переговорного процесса выглядит вполне логичным — санкции для того и вводятся, чтобы вести политические переговоры для их снятия. «Мы по-прежнему сосредоточены на нашей глобальной кампании давления», — сказал в минувший понедельник вечером главный советник госсекретаря Брайан Хук.

В декабре 2017 года Совет Безопасности ООН в ответ на ноябрьские ракетные испытания КНДР ужесточил санкции против Северной Кореи, ограничив нормы поставки нефти в Северную Корею 500 тыс баррелей в год, что составляет 15% от прежнего уровня. В конце декабря 2017 года в южнокорейской прессе последовали разоблачения, что Китай по-прежнему поставляет нефть в Северную Корею. Президент Дональд Трамп обвинил Китай в том, что его поймали «с поличным». 5 января 2018 года Министерство торговли Китая объявило, что оно будет закрывать поставки нефти в Северную Корею и запрещает импорт северокорейской стали и других промышленных товаров в соответствии с более жесткими санкциями Совета Безопасности ООН. 30 декабря 2017 года Reuters сообщило, что в октябре и ноябре и российские суда поставляли нефть и нефтепродукты в Северную Корею в обход санкций ООН.

Таким образом, переговоры в Пханмунджоне совпали с заявленной отстраненностью от Северной Кореи ее главного союзника — Китая. В этой ситуации китайцы могли «посоветовать» Киму не стоять стеной, а проявить видимую гибкость. Поэтому Северная Корея делает абсолютный минимум, чтобы выглядеть вменяемой в глазах Китая и России, чтобы ослабить санкции против нее или позволить сторонним наблюдателям не замечать мелких нарушений этих санкций.

Одновременно в экспертном поле присутствует и неблагоприятная для Вашингтона точка зрения. Согласно ей, готовность Соединенных Штатов и Южной Кореи приостановить военные учения на время Олимпийских игр и готовность рассмотреть другие северокорейские требования становятся признаком перехода в новую реальность с признанием де-факто Северной Кореи в качестве ядерной державы. Один из главных факторов, сыгравших на руку Пхеньяну — это быстрый прогресс северокорейской программы по разработке ядерного оружия. Таким образом, гонка по блокированию ядерной ракетной программы Кима закончилась, и молодой северокорейский диктатор выиграл у себя дома в спринте, который заставил его пройти финишную прямую к обладанию ядерным оружием на несколько лет раньше бытовавших прогнозов от администрации Обамы.

Среди «стратегических» пожеланий Пхеньяна — прекращение южнокорейских военных учений с участием США, прекращение экономических санкций и возобновление совместных экономических проектов между двумя Кореями. Возобновление части совместных проектов с южными корейцами и запуск остановленных трансграничных предприятий частично нарушат или аннулируют ряд санкции против Северной Кореи.

Подавляющее большинство экспертов на Западе полагают, что Ким никогда не выставит свое ядерное оружие в качестве предмета торга на стол переговоров. Северную Корею практически невозможно будет убедить или заставить избавиться от ядерного оружия. На данный момент единственным позитивным исходом могло бы стать лишь замораживание ядерной программы Пхеньяном с отказом от испытаний ядерного оружия и запуска его носителей. Лучшее, на что могли бы надеяться США при этом — это на постоянный диалог и открытое общение Северной Кореи с Южной, которые минимизируют риск будущих провокаций или недоразумений.

Между тем, замечено, что отношения с Северной Кореей ходят по замкнутому кругу. Наблюдается повторение знакомой схемы отношений на Корейском полуострове. Сначала растет напряженность в отношениях с Пхеньяном, затем прекращаются контакты между Севером и Югом. Последующая устрашающая риторика наводит на мысли о приближающемся военном конфликте, но затем стороны вдруг начинают общаться друг с другом, возобновляются переговоры, и в итоге Северная Корея ожидает из всего этого для себя какого-то вознаграждения, например, в виде помощи. Каждый раз казалось, что риск подобного развития событий был чрезвычайно высок. Но в следующем цикле риск казался еще выше.

Подобное обстоятельство весьма не нравится европейским союзникам американцев. В прошлом году они почти поверили, что Трамп своими угрозами провоцирует войну с возможным использованием ОМП. Ведь еще в августе Трамп угрожал Северной Корее «невиданным огнем и яростью». И еще на прошлой неделе американский президент мерился с Кимом размерами ядерных кнопок.

Сейчас можно констатировать, что северокорейский кризис не закончился, несмотря на то, что Пхеньян согласился отправить свою команду на Зимние Олимпийские игры в Южную Корею. Кризис перешел во временное затишье на период Олимпиады.

Внешне политика угроз Трампа в 2017 году не выглядит разумной. Вместо того, чтобы сосредоточиться на последовательных ударах один за другом по изолированным противникам США, Трамп задирал сразу все «государства-изгои». Стратегически направление атаки американцев на Северную Корею было совсем неудачным, поскольку возможная американская агрессия против этой страны сплотила бы КНР и Россию в военный союз. Но, если отвлечься от тактики угроз и запугивания Трампа, то управляемое обострение на северокорейском направлении еще раз подтвердило союзникам США — Южной Корее, Японии и Тайваню необходимость американского военного присутствия на Дальнем Востоке.

Кроме того, стратегические военные программы Северной Кореи дали повод американцам начать развертывание своих новейших систем ПРО, на самом деле предназначенных для противодействия стратегическим силам Китая. В этом плане Ким со своей «бомбой» сыграл роль нужного американцам провокатора. Как бы ни разворачивались дела на Корейском полуострове дальше, но военное стратегическое присутствие американцев здесь сохранится даже в случае, если для «умиротворения» Кима они согласятся «не сердить» Пхеньян своими совместными военными учениями с южными корейцами. Стратегический задел оказался больше возможных тактических разменов.

Дмитрий Семушин

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

464

Похожие новости
22 сентября 2018, 12:30
22 сентября 2018, 14:30
22 сентября 2018, 18:30
22 сентября 2018, 22:30
22 сентября 2018, 12:01
22 сентября 2018, 14:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
19 сентября 2018, 20:02
19 сентября 2018, 16:01
20 сентября 2018, 20:01
17 сентября 2018, 04:01
18 сентября 2018, 19:15
18 сентября 2018, 08:01
19 сентября 2018, 00:01

Интересное на сайте
17 мая 2013, 16:30
22 августа 2012, 10:54
22 февраля 2013, 16:53
09 ноября 2012, 10:50
23 июля 2013, 12:40
14 декабря 2010, 14:20
23 июля 2013, 11:33