Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Отношениям Ташкента и Москвы мешает отсутствие аналитической составляющей

Визит премьер-министр РФ Дмитрия Медведева в Узбекистан, фактически давший старт встрече глав правительств стран СНГ, засвидетельствовал интенсивное развитие отношений между Москвой и Ташкентом, своеобразном сигналом к которому стал визит Шавката Мирзиёева вскоре после избрания его президентом Узбекистана. На вопросы корреспондента EADaily о состоянии и перспективах российско-узбекских связей отвечает кандидат политических наук, основатель интернет-проекта «Центральная Евразия» и руководитель одноименной аналитической группы (Ташкент) Владимир Парамонов.

Первый визит в РФ нового президента Шавката Мирзиеева, по оценке экспертов, был беспрецедентным. Тогда было подписано договоров на $ 16 млрд. В ходе нынешнего визита российского премьер-министра Дмитрия Медведева в Ташкент прозвучали заявления о подписании большого пакета соглашений. Но многие из этих проектов находятся в стадии «ожидания». Как вы оцениваете возможность их реализации?

Россия — ведущий партнер Узбекистана, и останется в этой роли, по крайней мере, в краткосрочной перспективе. Возможно, по каким-то чисто экономическим показателям — например, по объемам торговли, кредитов и инвестиций — Россия и уступает Китаю, главному партнеру Узбекистана, однако в расчет надо брать не только экономику, но и политику, безопасность, социальную и иные сферы. Уверен, что по совокупному влиянию данных сфер отношения Узбекистана с Россией значительно опережают отношения Узбекистана с какими-либо другими державами.

Другой вопрос: благодаря чему все это? На мой взгляд, в первую очередь, сказывается наследие СССР и некая инерции примерно того же периода. Можно сказать, что пока мы дружим не благодаря, а именно вопреки: вопреки запущенным еще в ельцинский период тенденциям и алгоритмам на разрыв братских связей, вопреки давлению третьих стран, вопреки санкциям против России, которые бьют рикошетом и по Узбекистану, вопреки отсутствию или крайней слабости аналитического обеспечения и сопровождения наших отношений, вопреки очень многим другим моментам …

Я скептически отношусь к любым договоренностям и громким заявлениям об «очередном прорыве» и «очередном успехе». Это все политико-дипломатические реверансы, которые прикрывают наличие и рост серьезных проблем на пути развития отношений двух стран, равно как и отношений между Россией и многими другими государствами. Развитие отношений невозможно без серьезной аналитической и междисциплинарной проработки вопросов взаимодействия России и Узбекистана в политике, экономике, безопасности, социальной сфере. Отдельного внимания должны заслуживать проблемы на пути развития отношений. Возможно, есть некие закрытые наработки, однако не уверен, что они носят именно междисциплинарный характер и предполагают именно критический анализ. Более того, сложно судить и о качестве исследований, если они не публикуются. К тому же в подобного рода закрытых исследованиях могут быть заложены грубейшие ошибки и просчеты. Иными словами нужна серьезная и кропотливая работа. С гордостью могу признать, что я и моя группа занимаемся этим. Эта работа необходима по всем вопросам двусторонних отношений. И она должна начинаться именно с исследований, широких, междисциплинарных, и их публичных обсуждений. Пока всего этого не было и нет, отношения будут строиться не на системной основе, а на энергии лидеров наших стран, конкретных руководителей министерств и ведомств, глав дипломатических миссий, экспертов. Это, конечно, важно, но не достаточно для обеспечения прорыва в развитии отношений.

Что касается достигнутых договоренностей, то их действительно много. Впрочем, и прежде было немало. Вопрос опять же уходит в аналитическое обеспечение и сопровождение данных проектов. Наши государства не выделяют на эти цели достаточные политические и финансовые ресурсы. А министерства и ведомства двух стран зачастую не могут справиться с задачей обеспечения именно прорывов в развитии отношений.

Поэтому мне представляется, что наибольшее развитие получат лишь проекты, которые предусматривают по сути восстановление разрушенных после распада СССР экономических и социальных схем. Понятно, что с поправками на изменившуюся за это время ситуацию, с учетом новых технологий. На деле — это проекты в энергетике и военно-промышленном комплексе. Будут единичные проекты в промышленности, сельском хозяйстве, транспортной сфере., плюс торговля и обоюдная заинтересованность в рынках.

В СМИ были сообщения о возрождении бывшего гиганта узбекской промышленности авиационного завода ТАПОиЧ. Насколько это реально или это заявление из области политических соображений?

Подобного масштаба проект был бы как экономически, так и политически целесообразным. Разговоры по ТАПОиЧ шли и раньше. Это тот случай, когда говорить об успехе или неудаче преждевременно. Есть факторы «за» и «против» как с той, так и с другой стороны.

Как будет развиваться ситуация с трудовой миграцией?

Уже многое сделано и много делается в правильном направлении. На мой взгляд, несмотря на свою масштабность и важность (экономическую, социальную, политическую и иную) трудовая миграция, остается малоэффективной для России и Узбекистана: как с точки зрения их долгосрочного развития, так и с точки зрения содействия реинтеграции. В экономическом плане трудовая миграция фактически не способствует развитию российских регионов, вв первую очередь, таких как Сибирь и Дальний Восток, особенно в контексте подъема промышленности, сельского хозяйства, формирования транспортной инфраструктуры. Хотя совершенно очевидно, что потоки мигрантов из Узбекистана в Россию, как по географическому распределению, так и по сферам занятости, не соответствуют объективным потребностям реального сектора российской экономики. Но для кардинального изменения ситуации толком ничего не делается.

В свою очередь, для Узбекистана трудовая миграция тоже не имеет того положительного эффекта, который могла бы иметь. С одной стороны, понятно, что во многом именно за счет трудовой миграции в стране решается крайне болезненный вопрос занятости и одновременно поступают значительные финансовые ресурсы, которые позволяют поддерживать приемлемый уровень жизни населения. С другой же стороны, все это не способствует ни экономическому развитию Узбекистана, ни возрождению производственной кооперации с Россией. Пока эти и многие другие вопросы не будут решаться на концептуальном аналитическом уровне, трудовая миграция не станет локомотивом развития ни России, ни Узбекистана.

Ваш прогноз по перспективам экономического и политического сотрудничества России и Узбекистана?

Многое зависит от способности двух стран наладить диалог не только на высшем и межведомственном уровне, но и на уровне научном, аналитическом, умения запустить серьезные исследовательские проекты, как по комплексу вопросов двусторонних отношений, так и вопросам, представляющим взаимный интерес. Пока этого не было и нет, перспектив будут размыты, а сами отношения не перестанут находиться под влиянием сложных факторов глобального, регионального и национального характера, которые наши страны или игнорируют или серьезно не принимают во внимание.

В Ташкенте состоялся саммит СНГ на уровне премьеров. Для Узбекистана это единственная площадка сотрудничества со странами Содружества. Насколько она устраивает Ташкент?

Безусловно, следует отметить небывалую ранее активизацию Узбекистана в СНГ. В целом, это положительный момент, свидетельствующий об успешной реализации Узбекистаном своей новой стратегии. Безусловно, это заслуга как президента Шавката Мирзиёева, так и правительства в целом, конкретных министерств и ведомств экономического и силового блоков. Мне представляется, что сейчас Узбекистан внимательно всматривается в возможности и перспективы СНГ. Как, похоже, и других альянсов на постсоветском пространстве. Для Узбекистана важно, чтобы все эти площадки были эффективными с перспективой развития — опять же отсутствие аналитически обоснованного подхода к вопросам и проблемам своего развития. Без этого динамичное поступательное развитие серьезно затрудняется.

Центральноазиатская редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

348

Похожие новости
21 ноября 2017, 09:45
21 ноября 2017, 13:45
21 ноября 2017, 15:45
21 ноября 2017, 15:45
21 ноября 2017, 13:45
21 ноября 2017, 11:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
18 ноября 2017, 13:45
19 ноября 2017, 18:30
15 ноября 2017, 05:15
19 ноября 2017, 19:15
15 ноября 2017, 03:15
16 ноября 2017, 20:30
18 ноября 2017, 13:45

Интересное на сайте
01 марта 2011, 15:10
23 июля 2013, 12:40
09 ноября 2012, 10:50
14 декабря 2010, 14:20
05 марта 2012, 12:57
17 мая 2013, 16:30
12 сентября 2011, 12:05