Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Оливковая ветвь» Турции в Африне: возможны неожиданности

Чеховская идея о том, что ружье, висящее на стене в первом акте, должно выстрелить в третьем, блестяще доказала себя на ближневосточном театре военных действий.

Сирийские курды уже пять лет упрямо пестуют свою суверенность и, в конце концов, добились своего. Можно как угодно формально называть Рожаву — хоть разбойничьим «гнездом террористов», хоть добропорядочной «автономией», но содержания не это не меняет: Рожава (уния трех кантонов — Джазира, Кобани и Африн, со столицей в Камышлы) это уже государство, независимое от своего бывшего центра Дамаска, а также не уступающее этому «бывшему» ни военным потенциалом (это если не считать российских самолетов), ни историей военных побед над ИГИЛ.

Курдские отряды YPG (мужские) и YPJ (женские) в настоящее время являются опорой присутствия в регионе Соединенных Штатов Америки, но я бы не стал называть их «американскими наймитами». Потому что деятельность оценивается результатом, а в результате альянса «Вашингтон — Камышлы» именно курды взяли под свой контроль все сирийское левобережье Евфрата, плюс два крупных региона (Африн и Манбидж) на правом берегу. Которое сейчас, после двух лет российского вмешательства, можно уже с уверенностью назвать «территорией Башара Асада».

Курды контролируют большую часть северной границы Сирии. И контролировали бы и всю, если бы не противозаконное, но совершенно логичное вторжение в 2016 году турецких войск. Тогда турки взяли Эль-Баб (север провинции Алеппо) и не позволили соединиться кантонам Африн и Кобани. Африн остался анклавом, но и абсцессом на позициях Турции в Восточном Средиземноморье.

Такая ситуация бесконечно раздражает Анкару, ведь Турция в течение десятилетий борется с вооруженными курдскими инсургентами в юго-восточной части страны. А это опасные противники, ведь в Турции живет около двадцати миллионов курдов, и большинство — именно на востоке страны, в Восточной и Юго-Восточной Антальях. А это двадцать три из восьмидесяти одной провинций (илов) Турции. Насилие в регионе уже привело к гибели не менее 40 000 человек и обошлось стране в сотни миллиардов долларов.

Руководит курдскими мятежниками «Рабочая партия Курдистана» (РПК). Доминирующая партия в Рожаве, правда, называется «Демократический союз» (PYD), но туркам все равно: по информации канала «Аль-Джазира» президент Реджеп Эрдоган не церемонится в выражениях: он сказал, что курдские вооруженные группы «все одинаковы», и что изменение их имен «не меняет того факта, что они террористические организации».

Россия в настоящее время является союзником Турции по «анти ИГИЛовской коалиции» (РФ — Турция — Иран), поэтому выступать в защиту курдских интересов ей нет никакого резона. Хотя она явно сдерживала турецкие желания в отношении провинции Африн и даже посылала туда без малого две роты своих военных полицейских. Точно также, как турки связывали руки российских ВКС и пехоты Башара Асада в провинции Идлиб, которую в значительной мере контролировали отряды протурецкой сирийской «умеренной оппозиции».

Рождественский политический обмен

Но то, что произошло в Сирии во время новогодней недели (атака исламистов на Дамаск, обстрел российских баз в Хмеймиме и Тартусе) явно изменило ситуацию. ВКС РФ и сирийские войска отчаянно буянят в Идлибе. Создается ощущение, что Анкара согласилась на «свободу рук» Москвы и Дамаска в этой провинции.

Что в обмен? Очевидно «свобода турецких рук» в Африне. Россия только призывает к «сдержанности», а комментарии официальных лиц можно определить как явно «благожелательные». Курды такую позицию России назвали «предательством», причем на самом высоком уровне: «Мы знаем, что без разрешения глобальных сил, и в основном России, чьи войска находятся в Африне, Турция не смогла бы атаковать гражданских лиц, используя воздушное пространство Африна. Поэтому мы считаем Россию ответственной, как Турция, и подчеркиваем, что Россия является преступным партнером Турции в деле массового убийства гражданских лиц в регионе» (Главное командование YPG в Африне).

Оценивать можно по-разному, но явно произошел «политический обмен». А как еще объяснить масштаб турецкого наступления на Африн, о начале которого 19 января объявил министр обороны Турции Нуреттин Каниклы? Операции было дано циничное название «Оливковая ветвь» (в истории вообще-то, это символ мира).

Курдский кантон был атакован турецкой армией и ее сирийскими прокси из «умеренной оппозиции» с пяти направлений при полном господстве турецкой авиации (72 вылета за 20 января). Целью нападения Турция обозначила создание 30-километровой «зоны безопасности» вдоль сирийско-турецкой границы в провинции Африн (премьер-министр Бинали Йылдырым, по информации ВВС). Но «30 километров вдоль границы» — это и есть практически вся территория Африна.

Направления наступления Турции в Африне. Иллюстрация: syria.liveuamap.com

Говорить о результатах войны на четвертый день этой войны глупо, но ясно одно: курдская оборона пока не «посыпалась», но турки уверено теснят афринскую YPG в направлении центра кантона. Кроме того, днем 22 января турецкие вооруженные силы объявили о начале своего наступления на Манбидж, в северо-восточной части провинции Алеппо. Таким образом вырисовывается цель того, что сейчас уже можно назвать курдо-турецкой войной: ликвидация курдской «предгосударственности» в кантоне Африн и вытеснение курдских отрядов из региона Манбиджа. То есть — односторонний контроль над сиро-турецкой границей от Евфрата до средиземноморской турецкой провинции Хатай.

И, учитывая соотношение сил, возникает естественный вопрос — сколько времени смогут продержаться курды против «второй по мощи армии НАТО»? Хотя, оглядываясь на историю вообще, историю текущего конфликта и интересы геополитических игроков, можно задать и другой вопрос:

А ЧТО БУДЕТ, ЕСЛИ КУРДЫ ВЫИГРАЮТ?

Причем «выигрышем» для курдов будет не разгром турецких войск, а сохранение своего политического присутствия в Африне и удержание Манбиджа. И то, и другое возможно. Русские, хотя и названы «предателями курдов», не вывели своих полицейских из провинции Африн, они только сдвинули их южнее от столицы, в район города Телль-Аджар. Судя по всему это и есть «красная линия» для самого успешного варианта турецкого наступления. А в Манбидже турки столкнутся уже с американскими даже не спецназовцами, а Air Force, которые «снивелируют» турецкое преимущество в воздухе. А что до земли… Я не раз слышал, что «курды — это лучшая пехота современного Ближнего Востока».

Предположим, курды «выдержат удар». Что тогда?

Кого сейчас курды только не называют «предателями»! Командующий YPG Сипан Хомо винит Россию, лидер партии «Демократический Союз» Салих Муслим — Америку. Парадокс, но нет яростных обвинений в адрес правительства Башара Асада. Более того, сирийские власти не только сделали дежурные заявления о «недопустимости вторжения в суверенную Сирию», но и осуществили совершенно конкретные действия в пользу курдских бойцов. Так 19 января агентство Аль-Масдар распространило сообщение, что «несмотря на политические разногласия между сирийским правительством и курдским PYD, первый будет продолжать разрешать подразделениям YPG укреплять Кантон Африн через свою территорию в Алеппо». Там же было сообщено, что за двое суток через территорию Алеппо прошли три колонны бойцов из курдских Хасеке и Манбиджа.

И уже в разгар атаки на Африн опять сообщается, что «в то время как курдский PYD критиковал Дамаск за то, что он не принял более жесткую позицию против вторжения…, сирийское правительство продолжает разрешать YPG укреплять и снабжать Африн через свою территорию в Алеппо».

Театр «Оливковой ветви»: между Африном и Манбиджом. Иллюстрация: aljazeera.com

Помощь во время войны дорогого стоит. Большего Башару Асаду не позволит сделать Москва, для которой Турция — важнейший партнер в регионе. Но даже такая помощь позволяет предположить возможность дальнейшего благожелательного контакта между Дамаском и Хасеке. Тем более, что сирийцы Асада и курды невольно оказываются в одном лагере — лагере противодействия внешней агрессии. Особенно агрессии Турции, которая 400 лет, с 1517 года, владела Сирией. И оставила о себе не самые добрые воспоминания.

Но тогда ясно проявятся очертания «башаро-курдского союза», а значит — федеральной Сирии. Единственной возможности сохранения территориальной целостности страны. Причем возражать не смогут ни Россия (она именно целостность Сирии провозгласила своей основной задачей), ни США (они смогут зафиксировать свое присутствие на левом берегу Евфрата, как союзники уже не самопровозглашенной Рожавы, а легального Сирийского Курдистана).

Так что более, чем неожиданным может быть результат «Оливковой ветви», так агрессивно брошенной Турцией в лицо сирийским курдам! В ответ может прозвучать выстрел «курдского ружья», уже пять лет висящего среди декораций ближневосточного кризиса.

Андрей Ганжа

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

739

Похожие новости
20 сентября 2018, 16:30
20 сентября 2018, 02:30
20 сентября 2018, 02:30
20 сентября 2018, 16:30
19 сентября 2018, 22:01
20 сентября 2018, 12:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
15 сентября 2018, 22:01
14 сентября 2018, 18:02
19 сентября 2018, 06:00
16 сентября 2018, 00:01
19 сентября 2018, 10:30
15 сентября 2018, 12:01
15 сентября 2018, 14:00

Интересное на сайте
01 марта 2011, 15:10
03 мая 2011, 12:43
12 декабря 2012, 10:41
17 мая 2013, 16:30
23 июля 2013, 11:33
27 мая 2013, 12:16
14 декабря 2013, 14:21