Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Оборона Украины оказалась на уровне обороны Мьянмы

В аппарате президента Украины Петра Порошенко сегодня наверняка озадаченно чешут в затылках. В то время, как еще не заглохло в народе громкое эхо хвастливого заявления их шефа: «Я очень горжусь, что за эти 2,5 года мы создали такие Вооруженные силы, которые являются сильнейшими в Европе. Я горжусь этим вместе со всем украинским народом», международная и весьма авторитетная организация Global Firepower опубликовала очередной рейтинг военной мощи ведущих армий мира в 2017 году. Вооруженные силы Украины в нем оказались на 30-м месте. Точнехонько перед таким оборонным гигантом, как Мьянма.

Другие ближайшие преследователи — Чехия, Малайзия и Мексика. Список тех, кто впереди Украины, выглядит не менее обидно для Киева. Далеко за горизонтом Египет (10-е место), Пакистан (13-е место), Индонезия (14-е место), Вьетнам (16-е место). Тройка лидеров всем известна и сомнений не вызывает, кажется, ни у кого — США, Россия, Китай. Далее Индия, Франция и Великобритания. При этом специально оговорено, что ядерные арсеналы этих государств в расчет не принимаются. Видимо, потому, что тогда сравнение оборонных потенциалов выглядело бы просто нелепо в силу их абсолютной несоразмерности с неядерными претендентами на лидерство.

Первая реакция украинских СМИ на рейтинг последовала в тот же день. Но она смешна и нелепа. Чаще всего 30 августа там встречался бодрый и духоподъемный заголовок «Украина вошла в топ-30 ведущих армий мира». Если не вчитываться и не вдумываться — просто на лихом коне страна ворвалась в топ-30. Как непобедимое войско в пролом в крепостной стене.

Ну да, вошла в топ-30. Только есть ли тут хоть малейший повод для гордости? Ведь несмотря на непрерывный с 2015 года рост военного бюджета Киева, несмотря на перевод остатков экономики на мобилизационный режим, с точки зрения экспертов Global Firepower украинская оборонная мощь почти мистическим образом и почти непрерывно катится вспять. Если взглянуть на подобные рейтинги той же компании за прежние годы, то выходит прямо-таки картина маслом. В 2014 году — 21-е место. В 2015-м — на четыре позиции ниже. Еще через год Украина откатилась на 30-е место. Где, стало быть, обретается и ныне.

Эта безуспешная многолетняя погоня украинской военной машины за Египтом, Таиландом, Бразилией и Вьетнамом, без сомнения, сильно огорчает киевских военных экспертов, близких к порошенковскому трону. Потому что совершенно не стыкуется с их уверениями, что вот-вот удастся огнем и мечом стремительно отбить Донбасс. А там, даст Бог, — и Крым. Тогда эти комментаторы делают загадочное лицо и ставят под сомнение подсчеты Global Firepower. Мол, неизвестно, что за критерии были использованы?

Известно, панове. Уже много лет при составлении ежегодного рейтинга Global Firepower специалистами старейшего из британских университетов «Святого Эндрю» (University of St. Andrews, основан в начале 1410 годов) во внимание принимаются 50 самых разных параметров для каждой страны. За некоторые из них начисляются бонусные баллы, за другие — штрафные баллы. Среди критериев — не только величина военного бюджета, количество личного состава, танков, самолетов, вертолетов, боевых кораблей и артиллерийских систем. На общую оценку влияют, например, особенности географического положения страны. Скажем, имеет ли она выход к морю. А если имеет — в каком состоянии ее военно-морской флот.

Обсчитываются производственные и логистические возможности, размер внешнего долга и объем золотовалютных резервов. Важный показатель — доступ к природным ресурсам. Даже стоимость рабочей силы в конкретном государстве получает цифровую оценку экспертов компании. Такой подход позволяет небольшим, но в то же время более технологически продвинутым странам, успешно конкурировать с более крупными, но менее развитыми соперниками.

Итогом тщательных расчетов становится десятичная дробь с четырьмя цифрами после запятой. В идеале оценка военной мощи некого государства должна составить 0, 0000. В реальности это недостижимо. Скажем, в нынешнем году даже лидирующие в рейтинге Соединенные Штаты получили оценку 0, 0857. У России — 0,0955. У Украины — 0,5804. Что в разы хуже, чем у нашей страны. У замыкающей список на 128-м месте Центральноафриканской республики аж 3,725 балла. Это при армии в 4,5 тысячи солдат и офицеров, четырех танках, 50 бронемашин, 24 артиллерийских орудиях, четырех транспортных самолетах и двух вертолетах.

Но вернемся к Украине. Понятно, что ни ее географическое положение, ни логистика, ни мобилизационные ресурсы, ни стоимость рабочей силы с 2014 года радикально не изменились. А военный бюджет так и вовсе растет как на дрожжах (в 2016 году — 4,8 млрд. долларов, год спустя — 5 млрд. долларов. На будущий год секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Турчинов уже посулил украинцам добиться рекордных 6,5 млрд. долларов). Что же магнитом тянет Киев в ежегодных рейтингах все ближе к аутсайдерам-центральноафриканцам?

Прежде всего — состояние их Вооруженных сил. Тех самых, которых их президент признал «сильнейшими в Европе». Так вот, если в 2014 году британские специалисты насчитали у Киева в строю и на складах 4112 танков и примерно 400 различных самолетов и вертолетов (и тянуло это, напомним, только на 21-е место в мире), то в 2015 году, по сведениям из того же источника, в распоряжении ВСУ осталось всего 2809 танков и 222 соответствующих летающих боевых машин. Масштабных экспортных поставок с той поры Киевом не производилось. Остается предположить, что примерно треть танков и едва ли не половина летательных аппаратов либо потеряны в боях в Донбассе, либо списаны в утиль во имя восстановления технической готовности отдельных образцов боевой техники методом «канибализации». То есть, разукомплектованием и перестановкой запасных частей на то, что еще хоть как-то способно воевать. Ну, еще кое-что потеряно при поспешном бегстве «сильнейшей армии Европы» из Крыма.

А что осталось у Киева сегодня? Данных за 2017 год университет «Святого Эндрю» пока в открытой печати не привел. Но без особого риска ошибиться можно предположить, что ни танков, ни боевых кораблей, ни самолетов с вертолетами у ВСУ с 2015 года больше не стало. В графе киевской отчетности «Поставки от промышленности для армии» уже давно полный ноль, если не считать небольшого числа бронеавтомобилей, двух бронекатеров и стрелкового вооружения. Поэтому у Украины в ближайшие годы нет ни единого шанса сделать рывок в рейтинге Global Firepower.

Можно, конечно, обозвать экспертов британского университета агентами Путина. Уверен, что в Киеве многие так и сделают. Так им будет проще проглотить обиду и отмахнуться от неприятной реальности. Но остались же там и разумные люди? Я заранее знаю, что возразят мне сторонники точки зрения президента Порошенко. А именно: что 50 показателей, по которым ведется расчет в университете «Святого Эндрю», совершенно недостаточно. Что во внимание не принимается самое главное для ВСУ — наличие у них реального боевого опыта, полученного в Донбассе.

Что ж, с этим не поспоришь. Украинская армия действительно четвертый год под огнем. Четвертый год несет потери. Четвертый год зарывается в землю и учит солдат и офицеров стрелять по реальному, а не по условному противнику. И пусть за это время на ее счету ни единой победы хотя бы хуторского масштаба, даже опыт сплошных поражений, гибельных «котлов» и отступлений — все равно опыт, который еще долго будут изучать в военных училищах и академиях всего мира. Но этот важнейший фактор в рейтинге Global Firepower на самом деле совершенно не учтен.

Поэтому признаем: любой международный рейтинг всегда носит условный характер, поскольку не способен учесть все без исключения факторы в каждой конкретной стране. Тот, что придумали в Британии для оценки армий мира — не исключение. Но с чего бы Киеву обижаться на результаты именно Global Firepower? Разве в других сферах у Украины дела обстоят лучше?

Давайте посмотрим. Возьмем, допустим, рейтинг конкурентоспособности стран IMD World Competitiveness швейцарской бизнес-школы IMD. В этом рейтинге Киев в 2014 году мог похвастаться 49-м местом из 60 стран. Два года спустя он уже очутился в самом хвосте — на 59-м из 61 страны.

Не убеждает? Тогда возьмите, предположим, индекс экономической свободы. Составитель рейтинга — The Heritage Foundation, название — Index of Economic Freedom. Тут эта несчастная страна в 2014 году была 155-й из 178 государств. Через два года стала 166-й из 180.

С чего бы в армии Украины дела обстояли радикально лучше, чем в ее экономике? А, Петр Алексеевич? Когда страна летит в пропасть, ее вооруженные силы ни при каких обстоятельствах не в состоянии занимать сияющие вершины. Все остальное — пропаганда обанкротившихся политиков.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

218

Похожие новости
25 сентября 2017, 20:30
25 сентября 2017, 16:30
25 сентября 2017, 16:30
25 сентября 2017, 14:30
25 сентября 2017, 10:30
25 сентября 2017, 12:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
23 сентября 2017, 16:30
24 сентября 2017, 16:00
23 сентября 2017, 17:15
23 сентября 2017, 12:00
21 сентября 2017, 00:00
20 сентября 2017, 14:30
23 сентября 2017, 16:30

Интересное на сайте
28 апреля 2011, 16:31
14 декабря 2013, 14:21
27 июля 2012, 16:20
23 июля 2013, 12:40
25 декабря 2015, 09:01
09 ноября 2012, 10:50
20 декабря 2010, 13:40