Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Обама просто завидовал Путину»

В последнее время много говорят: вот 20 января въедет в Овальный кабинет «наш Трамп» и все — построим мост от Москвы-реки до Потомака, Гудзона или Миссисипи… Будем опять дружить. Будем?

Думаю, не надо обольщаться содержательной ценностью обещаний Дональда Трампа. После 20 января наступят будни и время выполнять предвыборные обещания. От некоторых, кстати, он уже отрекается. И это — нормально. Как и нормальны намеки на будущие компромиссы. Да, остается главная интрига — будущая внешняя политика США и отношения с Россией. Заявленное переформатирование внутренней и внешней политики страны может затронуть важнейшие интересы крупных и влиятельных сил: они будут прилагать усилия для противодействия реализации идей Трампа. Вот это то, что ни у кого сегодня не вызывает сомнений.

Это касается и сближения России и США в вопросах сотрудничества по борьбе с исламским терроризмом. Предложения Трампа, отличные о того, что было при Обаме, и которые касаются тесного взаимодействии, прежде всего, разведок двух держав, в корне неприемлемы для американских спецслужб. Постарался и Конгресс, сформировав мощное антироссийское лобби, чтобы осложнить, а может, сделать невозможным процесс налаживания отношений с Россией. А тут еще пресловутый «русский фактор».

— Да, проблема здесь есть, — считает директор Центра политического анализа Павел Данилин.

«Русский фактор» способен испортить российско-американские отношения очень легко. Более того, все действия демократов, как раз и направлены на то, чтобы испортить уходящему президенту, скажем так, сыграть «отходную», а будущему — все возможные взаимоотношения с Россией, т.е. не дать ему их наладить. Для этого делается все. Собственно, всем понятно, что «русский фактор», как таковой, никакой роли на выборах не сыграл, но из информационного болота Трампу будет очень трудно выбраться. Республиканцы, я солидарен в этом плане с демократами, точно так же понимают, что Россия здесь совершенно ни при чем. Но в своей русофобии и последовательной политике по усилению конфронтации с Россией, они готовы пойти, в том числе, на союз с демократами. Для них это выгодно. Поэтому, фактически, Трамп находится сейчас под двойным прессингом: со стороны значительной части республиканцев-ястребов и, практически, — всех демократов.

 — Удастся ли Трампу как президенту нивелировать ситуацию, в основе которой русофобия, да и негатив к собственной персоне, ведь он в американской политике — «выскочка»?

— Есть несколько свидетельств, что он может повернуть политику по отношению к России вспять. Это — назначение Киссинджера советником, который занимает достаточно реалистичную позицию по отношению к Российской Федерации. Он вообще является одним из главных переговорщиков. Я напомню, что Киссинджер был автором «детанта» («разрядки») еще при Брежневе. Затем он был одним из переговорщиков между российской администрацией и администрацией в Вашингтоне, когда в 2012 году наши отношения ухудшились. Словом, он — старожил в политике, один из самых авторитетных дипломатов.

Важны будут и действия будущего госсекретаря Тиллерсона, если его утвердят. Здесь есть некоторые сомнения, потому что опять же республиканцы не все довольны им. Они контролируют 54 мандата в Сенате, насколько я понимаю, а для утверждения нужен 51. Но, по меньшей мере, два республиканца говорят, что они за него, как за госсекретаря, получившего Орден Дружбы из рук Путина, к тому же и представителя корпорации Exxon Mobile с тесными связями в России, голосовать не будут.

 — Понятно, что сейчас в Вашингтоне идут сложные закулисные торги и переговоры в поисках какого-либо компромисса. Например, предлагают назначить антироссийского ястреба Джона Болтона первым заместителем госсекретаря. Тот же Тиллерсон, играя в жесткость, сравнил Россию и Путина с хулиганами на детской площадке, которые признают только силу. Может, это поможет при голосовании?

— Все возможно… Сам Трамп относится к России неплохо. Давайте вспомним, например, самое первое появление Трампа в нашей медиакультуре: это фильм «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон Бич опять идут дожди»…

 — Да, там интересный момент. В конце фильма титры: «Съемочная группа благодарит г-на Дональда Трампа, персонал казино „Тадж-Махал“ и правительство штата Нью-Джерси за помощь в организации съемок». Кто-то из комментаторов пошутил, что «Вот тогда Гайдай его и завербовал». Так, что это вовсе не Кремль и не Путин…

— В 90-х годах Трамп неоднократно приезжал к нам в Россию, конкурсы красоты организовывал и прочее. То есть связи с Россией у него есть, он хорошо понимает, в принципе, как мы живем и чем дышим. Это, конечно, не нравится многим в Вашингтоне, в команде Трампа есть люди полусумасшедшие: например, один из них, всю жизнь провел в Ираке, Афганистане… Его называют «Воин-монах», потому что он не был женат, никогда не имел девушки и все время жил только по гарнизонам.

— Вы имеете в виду Мэттиса?

—  Да. Его еще называют «Бешеный Пес». Уже в самом этом прозвище заложен отзыв о его адекватности. Он похож на своего предшественника в команде Буша — Гейтца, который очень жесткий был человек. Он был из разведки, затем стал министром обороны. Я читал его воспоминания. Мне там запомнилось, как он описывает свои встречи с Сергеем Ивановым. «Прекрасный человек Сергей Иванов, интеллигентный, культурный. И вот я сижу перед ним, смотрю и думаю: «Как хорошо, что когда-то мы могли вас полностью уничтожить».

Когда ты читаешь эти откровения, понимаешь, что они думают на самом деле. «Бешеный Пес» из этой же когорты. Так же как и будущий руководитель ЦРУ. Пока мы точно не знаем, кто будет назначен на этот пост, но в любом случае известно, что там будет человек, который относиться будет к России крайне негативно. Но это нормально. Глава ЦРУ и должен относиться с подозрением к любому другому государству. Довольно любопытная позиция министра внутренней безопасности. Здесь идет, насколько я понимаю, кандидатура, которая будет однозначно заниматься наведением порядка в сфере миграции, борьбы с терроризмом. А это значит, что не будет никаких заигрываний с ИГИЛ*.

— Если у республиканцев есть такие люди, как Киссинджер, которые привели к разрядке в брежневские времена, то почему у демократов их нет? Почему демократы так настроены на конфронтацию?

— Дело не в демократах, а в Бараке Обаме. Он оказался крайне слабым, подверженным личным комплексам, тщеславным человеком. Он получил Нобелевскую премию мира, а затем развязал серию внутренних конфликтов в странах Магриба, в том числе свергнув ливийского главу Каддафи и устроив абсолютно черную дыру на территории самой успешной африканской республики. У Обамы все пошло наперекосяк, я полагаю, в том числе и по причине его серьезной неадекватности. Он очень завидовал Владимиру Владимировичу Путину — во всем. Особенно после того, как выяснилось, что мировые СМИ, к которым, кстати, очень подвержен Барак Обама, считают Владимира Путина более влиятельной персоной, чем американский президент. Даже когда Владимир Владимирович был премьер-министром, он все равно был более влиятельной персоной, чем президент Барак Обама.

Для него это, конечно же, был серьезнейший удар. Когда Путин решил стать президентом, опять же, после того как стало понятно, что происходит в Ливии, и что США собираются делать в следующую каденцию, тут уже американцы закусили удила и сделали все, чтобы не допустить Владимира Путина на пост президента. Это была личная инициатива Барака Обамы, и все силы были направлены на это. Все здешние агенты влияния были подключены, шла работа даже по представителям власти, и надо сказать, что Болотная площадь не просто так была организована.

Барак Обама всеми своими действиями стал «хромой уткой» еще во время выборов президента, когда он победил во второй раз. Все понимали, что поддержка Барака Обамы — это условная поддержка, которая обеспечивается лояльностью клана Клинтон, ястребов среди республиканцев, неоконов. Избрание Барака Обамы было жестко обусловлено обязательствами, которые он принял на себя.

 — А что это за обязательства?

— Условно говоря, мы разрешаем тебе продвигать Obamacare, то есть твою медицинскую реформу, но во внешней политике ты должен вести себя так-то, так-то, так-то.

Что касается нынешних выборов. Демократы, выдвигаясь в лице клана Клинтон, в первую очередь, предполагали, что Россию очень легко сделать мальчиком для битья. Россия для них была не врагом, а инструментом, который они хотели использовать, чтобы снести Трампа. Они считали, что поскольку у Трампа хорошие отношения с Россией, поскольку в России сидит Сноуден, то можно проследить цепочку: в Кремле сидит «страшный Владимир Владимирович Путин», который в интересах Трампа лично дает приказания взломать сервер демократов и почту Хиллари Клинтон.

Но они не учли одного, что американский избиратель решил сначала разобраться, что же в реальности произошло среди демократов. А среди демократов произошло то, что они фальсифицировали праймериз. То есть взломанная почта показала, что внутри демократов произошла фальсификация в ходе предварительного голосования выборов в кандидатов. И Хиллари Клинтон была выбрана незаконно. Более того, они не рассчитывали, что Хиллари «перегнет», а она это сделала. В ходе дебатов тема России стала сюжетом, который вошел внутрь избирательной кампании.

— Как простые американцы могли поверить в то, что во всем виноваты «рука Кремля», русские хакеры, если Обама в прощальной своей речи заявлял, что ни Китай, ни Россия не могут даже приблизиться к США по уровню своей мощи и технологического развития, инновациям и IT?

— А это шизофрения и — попытка ослабить позиции Трампа, попытаться его приход в Белый дом обусловить разными условиями. Мол, мы забываем о твоем «российском следе», а ты за это обещаешь нам исполнение наших условий. В частности, по России — никакой либерализации. И когда сейчас Трамп говорит про «охоту на ведьм», это значит, что он очень хорошо понимает искусственность, срежиссированность этой кампании, осознает, что он является одной из мишеней. Он не забудет этого.

— Почему во время выборов 1996 года, когда администрация Билла Клинтона очень хотела, чтобы победил Ельцин, а в 2011 году — очень не хотела победы Путина, у нас никто не говорил об «американском факторе»?

— В 1996 году, все же давайте быть откровенными, говорили. И о советниках говорили, да что там говорили, эти советники вообще-то у нас с 1991 года вполне официально присутствовали на всех постах во всех министерствах. Поэтому не говорить об «американском факторе» никак не могли. Правда, скандалов не было, потому что считалось абсолютно нормальным, что у нас министров назначают по звонку из Вашингтона, что Борис Николаевич звонил советоваться по тем или иным вопросам в американское посольство, тоже считалось нормальным. То, что Козырев, министр иностранных дел, заявлял: «Зачем нам внешняя политика, в Вашингтоне ее за нас определят лучше», — тоже считалось нормальным. Мы были откровенными вассалами и находились в прямой феодальной зависимости.

Что касается 2011 года, то здесь было не очень принято говорить о том, что за роль играло посольство США, потому что слишком много людей туда ходило. В том числе и из провластного лагеря. И если Чирикову с Немцовым, когда они туда бегали, снимали и показывали, то когда туда ходили чиновники, это старались не демонстрировать.

— Санкции — это надолго? Вот на днях группа сенаторов США подготовила законопроект о новых санкциях по отношению к Российской Федерации.

— Да. Барак Обама подписал документы о персональных, личных санкциях. А здесь речь идет о всеобъемлющих санкциях, от которых пострадают серьезно наши интересы. Остается надеяться, что избранный президент все же скажет свое слово.

 — Вопрос о возможности разделения сфер влияния, в том числе, касается Украины, стран Восточной Европы, отчасти Сирии. Насколько это возможно?

— Все будет зависеть от того, насколько сможет договориться Трамп с Конгрессом США. Дело в том, что основной вопрос раздела влияния — пребывание американских контингентов, что очень затратно. Недавно только в Германию прибыло четыре тысячи единиц тяжелой техники! И это не просто так.

Но мы слышали обещания Трампа существенно сократить внешние вмешательства, значит, сократить расходы. Если ему удастся договориться с Конгрессом, то он может принять решение о сокращении вмешательств, военного присутствия в тех или иных регионах. Но если это будет раздражать Пентагон, то у Трампа будут проблемы. То есть он должен дать Пентагону что-то взамен, либо жестко объяснить, почему расходы на армию будут сокращать. Если он сможет это объяснить, честь ему и хвала. Если нет, то, у него действительно будут внутренние проблемы.

 — Мир живет в ощущении опасности Третьей мировой войны…

— Я считаю, что в этом кроется одна из главных ошибок и главная вина демократической администрации США. Именно они создали ощущение того, что холодная война может смениться горячей, опасность Третьей мировой войны является абсолютно реальной. Это вина лично Барака Обамы и лично Хиллари Клинтон. Безусловно, это они вдвоем сделали все, чтобы американский народ считал подобное развитие событий возможным.

— Что будет приоритетным для России в наступившем 2017 году?

— Отношения с коллективным Западом будут в приоритете. Особенно, если со стороны Запада будет сигнал, что эти отношения можно улучшить. Я в самом начале беседы сказал, что такие сигналы есть.

Да, санкции с нас вряд ли снимут в ближайшее время, по крайней мере, все санкции. Но не исключено, что американцы дадут сигнал странам Европы, что те могут добровольно снимать санкции с России в случае, если они этого захотят. Я абсолютно убежден, что Италия тут же воспользуется этим шансом. И еще несколько стран пойдут по ее стопам.

Нас интересуют, безусловно, выборы в Германии, во Франции, где считается, что у Марин Ле Пен есть некоторые шансы. Но если даже у Ле Пен нет шансов, то они есть у пророссийских кандидатов, системных. Вот они точно будут лучше, чем Олланд и Саркози.

Что касается Германии, то ситуация довольно-таки сложная. Говорят, что системные партии Германии потерпят поражение. Но это только надежды. Реально рассчитывать на это не приходится.

Ситуация на Украине… Теоретически план Киссинджера предусматривает отказ от поддержки Украины. Если смотреть на этот план в расширенном плане, он говорит: пускай Россия выполнит Минские соглашения. Понятно же, что в Минских соглашениях нет ни одного пункта, которые должна выполнить Россия. Поэтому имеется в виду, что Запад должен просто забыть об Украине. Это — хороший, правильный план.

Учитывая статью в Wall Street Journal, опубликованную Пинчуком на днях, в которой он пишет, что нам нужно стать более реалистичными по отношению с Россией, и перестать замахиваться на то, чтобы вернуть Крым, Донбасс. Из этого следуют выводы: действительно, на Украине могут понять, что они уже не так интересны странам Запада. И особенно — прямому хозяину в Вашингтоне, и это послужит на деле реализации Минских соглашений в том формате, в котором они заключались. То есть это проведение муниципальных выборов в Донбассе, амнистия, и так далее.


*ИГИЛ — террористическая организация, деятельность которой решением Верховного суда РФ от 29.12.2014 года запрещена на территории России.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

591

Похожие новости
20 ноября 2017, 05:30
20 ноября 2017, 07:30
19 ноября 2017, 01:30
19 ноября 2017, 07:30
19 ноября 2017, 23:30
18 ноября 2017, 23:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
13 ноября 2017, 14:30
16 ноября 2017, 01:15
14 ноября 2017, 21:15
18 ноября 2017, 13:45
14 ноября 2017, 09:15
16 ноября 2017, 09:30
14 ноября 2017, 19:45

Интересное на сайте
12 сентября 2011, 12:05
15 марта 2012, 15:34
05 марта 2012, 12:57
22 февраля 2013, 16:53
08 мая 2011, 16:24
23 июля 2013, 11:33
21 марта 2013, 11:02