Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Новый скандал на Балканах: хорватская разведка вооружала салафитов в БиГ?

Между Сараево и Загребом разгорелся самый настоящий шпионский скандал, за которым стоят интересы не только собственно хорватов и бошняков-мусульман, но и других держав.

О так называемом «Деле салафитов» сейчас говорят все ведущие боснийские СМИ. Президиум БиГ отправил в Загреб ноту протеста по этому поводу, заявляя, что хорватское Агентство безопасности и разведки (SOA) незаконно действовало на территории страны. В ответ же сараевские власти получили кучу громких заявлений, в которых хорватские официальные представители, не скупясь на эпитеты, упрекнули Сараево в «глупости и лжи», отставив всякий дипломатический политес. Отношения между Хорватией и официальной БиГ еще никогда не находилсь на столь низком уровне, хотя история противостояния двух пост-югославских государственных образований началась далеко не вчера.

Союзники поневоле

С началом кровавой междоусобной брани в Боснии хорваты приняли участие в ней с самых первых дней, причем на первых порах на территорию республики без каких-либо рефлексий заходила даже регулярная хорватская армия. В начале 90-х у боснийских хорватов существовало свое квазигосударственное образование Герцег-Босна со столицей в западной части города Мостар (восточная осталась за бошняками-мусульманами). Зачистив вместе с мусульманами сербов в центральной части БиГ в 1993 году некогда союзники начали ожесточенно воевать между собой за территории, ресурсы, предприятия. Конфликт продолжался вплоть до 1994 года со всеми характерными для югославских войн особенностями: этническими чистками, массовыми убийствами военнопленных и гражданских лиц, а также довольно замысловатой линией фронта. Именно в ходе этого противостояния был взорван знаменитый Старый мост через Неретву в Мостаре, четко разделив город на части. Спустя десятилетия после этих событий в Гааге в том числе и за это будут судить режиссера и директора драматических театров, а позднее — генерала армии боснийских хорватов Слободана Праляка, который артистично примет яд после неудавшейся апелляции. Из мусульман, которым мировыми политехнологами была отдана роль «невинных жертв» за те события никого не о судили, хотя действовали они с не меньшей, а подчас и с большей жестокостью, причём их подразделения превосходили хорватские по численности в несколько раз.

Самое интересное, что в ходе той бойни битые мусульманами хорватские части уходили под защиту сербов, в то время как другие хорватские подразделения вместе с другими мусульманскими отрядами продолжали с сербами воевать — все смешалось в той кровавой каше.

В итоге США и НАТО удалось примирить хорватскую и мусульманскую стороны чуть ли не насильно, надавив на лидера большой Хорватии Франьо Туджмана, взамен, правда, пообещав ему кое-что. Этим «кое-что» стало участие НАТО в войне против сербов, в результате чего Республика Сербская потеряла ряд территорий, а также содействие хорватскому (и частично мусульманскому) блицкригу против Сербской Краины, закончившейся уничтожением этой непризнанной республики. Ну, а хорваты потеряли свою Герцег-Босну, которая была объединена с мусульманскими территориями в Федерацию БиГ, тем самым получив амплуа вечных актеров второго плана.

С амплуа этим они не смирились, особенно после того, как сараевским мусульманам удалось в минувшем году провести в президиум БиГ в качестве представителя от хорватов лояльного им Желько Комшича. Он занял место популярного лидера партии «Хорватское демократическое содружество» Драгана Човича. И это хорваты восприняли как пощечину. После чего возникший десятилетие назад союз хорватских и сербских политических лидеров только укрепился, причем до такой степени, что Чович в этом году присутствовал на празднованиях Дня Республики Сербской — празднике, который сараевские власти всё время пытаются запретить (недавнее решение Конституционного суда БиГ вновь подтвердило этот запрет, который открвенно игнорируется сербской стороной). А состоявшийся в начале года местный Хорватский народный собор принял недвусмысленную резолюцию, в которой четко постановил: боснийским хорватам нужен собственный энтитет в рамках БиГ. Дело дошло до того, что член Президиума БиГ Комшич вынужден был публично возмущаться, заявляя, что представитель сербов Милорад Додик добивается восстановления Великой Сербии, а Чович — Герцег-Босны, и этому надо помешать! В итоге Комшич потерял остатки уважения соплеменников.

Как хорватские спецслужбы по столярам работали

И тут совсем к месту нарисовался шпионский сканадал. У которого, впрочем, была своя предыстория. Еще в 2017 году президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович заявила, что в соседней БиГ проживает пять тысяч салафитов, а вместе с их сторонниками в этой стране наберется и вовсе десять тысяч приверженцев радикального ислама, что является потенциальной угрозой европейской безопасности. Тогда эти слова спровоцировали бурю эмоций у политиков-бошняков, но брать их назад Китарович отказалась. При этом прозвучали они на фоне обострения отношений Вашингтона и Анкары, а неизменно протурецкая позиция Сараево ни для кого не является секретом. Так Европа, спустя четверть века после отрезанных сербских голов и возникновения горных боснийских общин, где практикуются полигамия и женское обрезание, открыла для себя факт салафисткого анклава в своем мягком подбрюшье.

Однако нынешнее «Дело салафитов» вполне уместно считать контратакой Сараево. Согласно заявлению министра безопасности БиГ Драгана Мектича, боснийскими спецслужбами раскрыта деятельность их хорватских коллег, действовавших как в его стране, так и у себя дома с целью скомпроментировать Боснию. В частности, утверждается, что SOA вербовала или пыталась вербовать многочисленных бошнякских гастрбайтеров, работающих в Хорватии — тем предлагалось получать в Хорватии оружие и взрывчатку, а после переправлять все это в мусульманские общины и мечети. Впоследствии наличие оружия и милитаризированность закрытых мусульманских сообществ БиГ фиксировались в том числе и журналистами, один из которых якобы даже пользовался для таких поездок автомобилем хорватского консула.

Одновременно боснийские медиа начали публиковать истории соотечественников, пострадавших от произвола хорватских спецслужб. Например, рассказали про 47-летнего Нермина Спахича, семнадцать лет работавшего в Хорватии плотником по официальному разрешению, но в итоге депортированного в БиГ как «угроза национальной безопасности». По словам плотника, в 2018 году его начали вызывать в SOA и разговаривать «по душам». С ним общались около шести или семи раз, интересовались, как у воевавшего в 90-е, знал ли он боевиков-вахабитов, посещает ли мечеть, как относится к ИГИЛ (запрещенная в России организация). По признанию самого Спахича, он не любитель ходить в мечеть, но назойливость спецслужбистов настолько разозлила его, что он сказал, что посещал ее по пять раз в день, но к ИГИЛ относится как к «дерьму». Что, тем не менее, не уберегло его от депортации. При этом справедливости ради нужно отметить, что в сообщениях СМИ все-таки не прозвучало ни одной истории про бошняка, которого таки заставили провезти оружие в одну из боснийских сел или мечетей.

Понятное дело, что в Загребе моментально отвергли все подобные обвинения, причем не стесняясь в выражениях, что, кстати является традиционным стилем руководства большой Хорватии, считающей себя форпостом белой цивилизации на Западных Балканах.

«Конечно SOA общалась со всеми этими людьми (героями боснийиских репортажей — EADaily), — прокомментировал ситуацию директор спецслужбы Даниэль Маркич. — И будет общаться и впредь, поскольку мы действуем исходя их своих интересов, а также обязаны обеспечивать безопасность Европейского союза и НАТО».
«Мы имеем дело с очевидной манипуляцией, — отреагировал на обвинения соседей хорватский премьер Андрей Пленкович. — Хорватия — страна, которая борется с терроризмом и сотрудничает в этом деле с партнерами, а БиГ — наш партнер. Это просто чепуха, которую я отвергаю! Сотрудничество с БиГ происходит на регулярной основе… Большая глупость включать в эту историю еще и хорватских дипломатов, которые выполняют свою работу в соответствии с Венской конвенцией и ничем другим не занимаются!»

«К сожалению, это не первый случай, когда министр безопасности БиГ делает напыщенные заявления, — отреагировал председатель парламентского комитета по внутренней политике и национальной безопасности, глава хорватского МВД Ранко Остойич. — Если бы я был на его месте, то представил бы арестованных и конкретные доказательства, прежде чем делать заявления в прессе. Так поступает ответственный министр. Пока же я увидел сообщения без каких-либо аргументов… Я не могу поверить, что Хорватия могла бы вооружать исламистские группировки!»

Кто кому союзник и брат

И если реакция представителей Хорватии вполне предсказуема, то довольно оригинально поступила прокуратура БиГ, которая практически сразу же после разкручивания «Дела салафитов» возбудила делопроизводство против самого министра безопасности страны Драгана Мектича. Что показывает, насколько неоднородно это лоскутное образование — Босния и Герцеговина. Мектич в ответ разразился тирадой о том, что таким образом его пытаются заставить молчать. И его вполне ожидаемо поддержал лидер бошнякской общины БиГ Бакир Изетбегович, который в свою очередь заявил, что больше доверяет главе минбеза, чем прокурорам.

Пикантности ситуации добавляет тот факт, что сам Мектич — серб. Но это только на первый взгляд необычно. В конъюнктурном балканском политическом бульоне национальность и вероисповедание когда нужно выступает в авангарде, а когда выгодно — уходит на второй план. Достаточно вспомнить того же Комшича, хорвата на службе у мусульман. Или председателя Конституционного суда БиГ Златко Кнежевича — серба, при котором было принято решение о незаконности празднования Дня Республики Сербской. Не совсем понятно, что связывает того же Изетбеговича с Мектичем, но то, что обвинение последнего в адрес Загреба пока звучит неубедительно — это факт.

Мало того, когда на днях сам глава минбеза прибыл именно в Загреб, причем на служебном автомобиле для прохождения лечения в офтальмалогической клинике, его уже поджидали местные журналисты. Которые, в частности, поинтересовались фотографией, где тот запечатлен вместе с главой Агентства по разведке и безопасности Боснии и Герцеговины (OSA) Османом Мехмедагичем, которого неоднократно обвиняли в покровительстве исламским радикалам, и журналистом, первым начавшим разрабатывать «Дело салафитов» в прессе. Насчет второго Мектич заявил, что знает его около двух десятков лет и даже становился объектом его критики. После чиновник поспешил свернуть общение с прессой.

Из всей этой истории пока можно сделать несколько выводов. Западу выгодно давить на нынешнее сараевское руководство, дабы то поумерило свое протурецкое рвение, поэтому спустя четверть века после окончания войны 90-х и был выставлен на всеобщее обозрение салафитский козырь. Салафиты действительно присутствуют в БиГ. Тем из них, которые находили возможность сотрудничать с сараевскими властями, давали зеленую улицу, непримиримых же начинали ловить и депортировать под маркой борьбы с терроризмом. Многие сами уехали воевать на Ближний Восток. Западу выгодно давить на Сараево руками хорватов, поскольку сербы в Брюсселе и Вашингтоне по прежнему считаются «плохими партнерами», мальчиками для биться и ставленниками Москвы. Боснийиским сербам выгодно взаимодействовать с боснийскими хорватами, чтобы в борьбе с Сараево добиться для себя больше прав и свобод и снизить интенсивность давления на РС. Неслучайно нынешний член президиума БиГ, серб Милорад Додик недавно четко дал понять, что его партия «Союз независимых социал-демократов» (СНСД) и ХДС Човича готовы сформировать правительство хоть завтра, но пока этот вопрос саботирует лишь представитель бошняков Изетбегович. А боснийским хорватам выгодно солидаризироваться с боснийскими сербами против бошняков, дабы добиться таки создания собственного энтитета в рамках БиГ. Наконец, хорватам из большой Хорватии выгодно представлять БиГ салафитским анклавом, дабы стопроцентно отработать антитурецкий заказ Запада и под занавесом давления на Сараево помочь соплеменникам в БиГ добиться создания собственного энтитета.

Такова боснийская политика, где вчерашние враги могут в один прекрасный момент броситься в объятья друг друга, а вчерашние друзья — посадить друг друга на ножи. Ну, а был ли на самом деле шпионский скандал, или не был, мы если и узнаем, то, скорее всего, не очень скоро. Или вооще никогда.

Алексей Топоров

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

347

Похожие новости
24 июля 2019, 05:45
23 июля 2019, 19:45
24 июля 2019, 09:45
23 июля 2019, 17:15
23 июля 2019, 11:45
23 июля 2019, 21:45

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
19 июля 2019, 15:00
19 июля 2019, 21:15
17 июля 2019, 13:30
21 июля 2019, 19:00
22 июля 2019, 01:45
20 июля 2019, 07:00
23 июля 2019, 09:15

Интересное на сайте
14 декабря 2010, 12:21
17 мая 2013, 16:30
03 мая 2011, 12:43
12 декабря 2012, 10:41
22 февраля 2013, 16:53
14 декабря 2010, 14:20
13 апреля 2013, 10:41