Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Несовместимая с жизнью медицина

 

Открытое письмо А.И. Бастрыкину. Несовместимая с жизнью медицина

Автор – Сергей Нетёсов

Уважаемый Александр Иванович!

 Выражаю Вам поддержку в связи с развёрнутой кампанией защиты Мисюриной.

Знайте, что привлечение к ответственности врачей за оказание услуг, повлёкшее по неосторожности смерть человека, позволяет родным умерших избежать чудовищной дилеммы – вершить самосуд или тихо ставить крест на своей жизни.

Врачи умеют коллективно за себя постоять. Умершие возразить обману не могут. Я жив, но оказался не в силах добиться правосудия.

В результате планового лечения умерла моя мама – Полигушко Надежда Алексеевна.

05 июня 2016 года следователь Перовского межрайонного следственного отдела следственного управления по ВАО ГСУ СК РФ по г. Москве А.М. Рублев, рассмотрев материалы проверки № 33 пр-16 от 27.01.2016г., вынес постановление от отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников ЗАО «Центр Эндохирургии и Литотрипсии».

А какое ещё можно было вынести постановление с таким качеством проверки?!

В ходе «проверки» ни один сотрудник СК РФ ни разу меня не опросил, о результатах проверки я узнал лишь после неоднократных устных и письменных обращений в Перовский МРСО СУ по ВАО ГСУ СК РФ - спустя 3 месяца после завершившейся и прошедшей тайно от меня проверки по факту смерти моей мамы.

Я не имел возможности представить подлинные документы и фотографии, изобличающие ложь сотрудников, в отношении которых отказано в возбуждении уголовного дела. Соответственно, эти документы и фотографии к материалам дела не приобщались, никак не оценивались и не были представлены экспертам.

Факты нарушений при оказании медицинской помощи обязательных медицинских стандартов в проведённой экспертизе никак не отражены.

В прямое нарушение требований отраслевого стандарта "Протокол ведения больных. Профилактика тромбоэмболии легочной артерии при хирургических и иных инвазивных вмешательствах" (Приказ Министерства здравоохранения РФ от 09.06.2003г.) уровень тромбоцитов не исследовался ни до начала гепаринопрофилактики, ни к концу первой недели, ни через 10 дней после её начала, ни после её отмены – никогда.

А какими ещё могли быть выводы экспертизы, если после двух ходатайств (16.03.2016г. и 28.04.2016г.) ГБУЗ г. Москвы "Бюро судебно-медицинской экспертизы Депертамента здравоохранения города Москвы" в адрес и.о. заместителя руководителя Перовского МРСО СУ по ВАО ГСУ СК майора юстиции Попова (лист дела 125) о включении в состав комиссии врача клинического профиля – специалиста в области сосудистой хирургии таким специалистом избран профессор Московского государственного медико-стоматологического университета?

Проведена операция флебэктомии на обоих нижних конечностях, а в качестве специалиста клинического профиля в области сосудистой хирургии привлечён хирург стоматолог.

Быть может, окажись качество проверки и экспертизы иным, можно было бы поверить, что врачи, уговорившие меня и мою маму на платную малоинвазивную операцию, которая улучшит качество жизни, вдруг невиновны в том, что мама умерла. Только ведь нечем себя уговорить – только самосуд или тихий крест.

Судя по делу Мисюриной, в СК РФ с качеством следствия подвижки.

Прошу Вас продолжать. Ведь правосудие, если и когда оно случается, спасает и родных умерших от чудовищных дилемм, и самих врачей – не каждый после утраты самого дорогого поставит крест только на себе.

С.Р. Нетёсов

***

 

Не совместимая с жизнью медицина

Мамы нет. Я оплатил. Думал, что качественное лечение. Оказалось - смерть. Ошибка - непоправимая. Постарайтесь уберечь себя и близких от таких ошибок.

Можно было просто им не верить. И жить.

Но я поверил и маму уговорил проконсультироваться, довериться, понадеяться на опыт, профессионализм, последовать рекомендациям. Мама поверила. Доверие этой медицине оказалось несовместимым с жизнью.

Операцию насоветовали и сделали в ЗАО "ЦЭЛТ". Операцию можно было и не делать. Без этой операции и без этих врачей можно было жить, а с ними - никак.

Доктор медицинских наук, профессор Константинова.

Доктор медицинских наук и профессор Константинова Галина Дмитриевна посоветовала улучшить маме качество жизни, "если есть деньги, надо операцию делать".

 

Кандидат медицинских наук Донская.

Помогала Константиновой кандидат медицинских наук Донская Екатерина Дмитриевна. Практикует специфический послеоперационный контроль - звонить, слать фото синяков и кровяных выделений, получать назначения препаратов и отмену ранее назначенных - все по телефону.

Лучше бы их не было - ни денег, ни этих врачей.

Это такой Центр эндохирургии и литоприксии. В Москве на шоссе Энтузиастов, дом 62. Многопрофильная клиника.

Президент - Бронштейн Александр Семенович.

Много лет на рынке платных медицинских услуг. Декларируется качество лечения, а ещё - опыт, современная диагностика, авторские методики, научная деятельность, репутация. Там делают малоинвазивные операции. У них инновационные прогрессивные методики лечения заболеваний вен, многие операции проводятся безболезненно и бескровно, не требуют длительной реабилитации в послеоперационном периоде, дневной стационар...

И статистика, наверное, у них тоже хорошая, если придумали, что умирать после операций - дома.

Несмотря на то, что после операции все было совсем не так, как обещали, всё звучало из уст Константиновой и Донской очень позитивно... вплоть до самой смерти.

Сегодня вечером (в день операции) сами уйдёте домой... Вечером мама не смогла. Только на следующий день и с жуткими болями. Отправили домой с напутствием звонить, если что...

Боли не проходили. Мама испытывала слабость. Швы всё не заживали. Выделения гноя и крови не прекращались. Ответ был один - всё пройдет, заживет, надо потерпеть, подождать, больше ходить, хорошо кушать.

Мама жаловалась на боли не потому, что была капризная. Она не жаловалась на такие боли даже после значительно более сложной полостной операции, которую давно ей делали в онкологическом центре на Каширке, опухоль тогда оказалась доброкачественной. Ту операцию не делать было нельзя, она была полостной, с длительным послеоперационным восстановлением. Но было и другое отношение к профессиональным обязанностям, другие врачи - не убийцы. В этом же ЦЭЛТ делали в 1998 холецистэктомию. Луцевич Олег Эммануилович, Гордеев Сергей Александрович - совсем другие врачи с другим отношением, совсем не убийцы.

Но мы попали к Константиновой и Донской. К ним не надо было ходить. От них нужно было бежать.

Все рекомендации и назначения Константинова и Донская делали устно - назначали и отменяли уколы. Никакого послеоперационного наблюдения, кроме осмотров, ободрений, выдавливаний из швов сукровицы и смены повязок. Ни одного анализа после операции, ни одного исследования и ни одного направления к специалистам в области профилактики, диагностики и лечения тромбоэмболии в послеоперационный период после произведения комбинированной радикальной флебэктомии. Мы надеялись, что они сами - специалисты и знают, что делают, и что надо делать, чтобы нам жить.

После флебэктомии мама умерла. 8 ноября - тромбоэмболия легочных артерий, тромбоз глубоких вен левой голени. 12 ноября на осмотр не пришла, не могла.

Прошло уже немало дней, но боль утраты не ослабевает. Виню себя, что меня не отшатнула Константинова с её аргументом, что делать или не делать операцию - вопрос не рисков, а наличия или отсутствия денег.

Виню, что сдержался, не вспылил и не увел маму из этого ЦЭЛТ, хотя бы после того, как анестезиолог Азарова Тамара Марьяновна уже перед операцией пообещала маме: "Сделаю укол и будете спокойной, как корова".

Уговаривал себя и старался ободрить маму обещанной нам перспективой пройти малоинвазивную операцию и забыть о траксивазине, компрессионном белье, летних воспалениях... И очень хотелось снять риски тромбообразования в будущем, о которых Константинова рассказала. Не предупредила только Константинова, почему рисков в будущем не будет, что будущее оборвется на 22 день её лечения. Теперь у мамы никогда не будет мазей, белья, воспалений. Теперь - никаких рисков. Только горе.

Я маму подвел к этим врачам. Так подвел, что не исправить. Она не пошла бы на эту необязательную операцию - на эту необязательную смерть, если бы я не уговаривал.

Подвел себя, своих детей, всю родню и всех, кто знал, уважал и любил Полигушко - Нетёсову Надежду Алексеевну - настоящего Человека, незаурядного Педагога, большую Умницу, неутомимую Труженицу.

Мама делала этот мир лучше. Она могла бы жить со своими венами, но медики ЦЭЛТ посоветовали операцию и обещали поработать, чтобы мы были здоровы и счастливы... За деньги. Обманули.

***

Постскриптум. Ответы на заданные себе вопросы.

Что я могу? От самосуда удерживает ответственность перед живыми.

Зачем это написал? Быть может, мои признания кого-нибудь уберегут от медицины, не совместимой с жизнью.

 

 

Врачи убийцы

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

904

Похожие новости
20 июля 2018, 07:45
20 июля 2018, 17:17
20 июля 2018, 15:45
20 июля 2018, 13:17
20 июля 2018, 15:17
20 июля 2018, 17:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
15 июля 2018, 01:15
17 июля 2018, 15:15
14 июля 2018, 22:30
17 июля 2018, 03:45
16 июля 2018, 21:16
15 июля 2018, 09:16
16 июля 2018, 16:45

Интересное на сайте
12 сентября 2011, 12:05
21 марта 2013, 11:02
28 января 2014, 16:31
18 марта 2012, 12:19
28 апреля 2011, 16:31
13 апреля 2013, 10:41
22 августа 2012, 10:54