Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Назарбаев по Карабаху границу переходить не будет: интервью Досыма Сатпаева

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 2−3 апреля совершает визит в Азербайджан. Программа визита обширная. С коллегой Ильхамом Алиевым ему предстоить обсудит широчайший круг вопросов по всем аспектам — геополитики, экономики, двухсторонних отношений, культуры и пр. Некоторую интригу создает то обстоятельство, что незадолго до визита Назарбаева в Баку побывала представительная делегация Узбекистана, также в ходе переговоров с азербайджанской стороной затронувшая массу всевозможных вопросов. Что за одновременный всплеск интереса ведущих центральноазиатских государств к Южному Кавказу, в частности, к Азербайджану? На этот и другие вопросы корреспондента EADaily отвечает директор Группы оценки рисков (Алма-Ата) Досым Сатпаев.

— Из трех закавказских республик у Казахстана наиболее тесные отношения с Азербайджаном. В первую очередь в сфере политического взаимодействия. Это хорошо видно по тем конфликтным ситуациям, которые недавно возникали вокруг Нагорного Карабаха. Тогда это вызвало негативную реакцию Армении, обвинившей Казахстан — союзника по блокам, в демонстрации симпатии к Баку. Если же еще вспомнить, как Нурсултан Назарбаев «поощрял» вхождение Армении в ЕАЭС, то выходит, что в плане политического взаимодействия для Казахстана Азербайджан является важным партнером. Плюс партнерство в формате Союза тюркоязычных государств.

В сфере экономического взаимодействия я бы обратил внимание на то, что в конце прошлого года азербайджанская сторона и некоторые представители Казахстана заговорили о возобновлении сотрудничества в транспортировке нефти и газа. В частности, речь идет об участии Казахстана в трубопроводе Баку-Тбилиси-Джейхан. Надо отметить, что в последние годы Казахстан резко сократил поставки своих углеводородов по этому маршруту по многим причинам. Но в связи с тем, что сейчас Казахстан делает ставку на увеличение добычи нефти на Кашагане, опять возникли разговоры о том, что определенная часть кашаганской нефти в будущем может пойти по нефтепроводу БТД. Опять же в рамках создания новых нефтепроводных возможностей. Вопрос нефтегазового сотрудничества актуален еще и потому, что Казахстан и Азербайджан являются соседями по Каспийскому региону, а этот регион сейчас находится в стабильном состоянии. По крайней мере, пять прикаспийских государств соблюдают некий определенный статус-кво. Но с другой стороны вопрос статуса Каспия все еще не решен, что создает точки напряжения между Баку и Ашхабадом, Баку и Тегераном. Для Астаны выгодно чтобы Каспийский регион был стабилен в долгосрочном плане, как с точки зрения энергетической безопасности Казахстана, так и в принципе с учетом того, что каспийский регион также соседствует с довольно нестабильными точками экстремистских организаций в том числе и в Казахстане (на западе страны), в России (кавказская часть). Поэтому вопрос безопасности, как и вопрос экономики, традиционно будет выделяться и это является стандартным набором визитов подобного рода. Но определенный акцент будет делаться на экономическом взаимодействии двух стран. Если посмотреть на встречи Назарбаева на высоком уровне за последние годы, то очень часто они сопровождались подписанием разных соглашений и договоренностей в экономической сфере и недавний визит президента Узбекистана в Казахстан это подтверждает. Кроме этого, Назарбаев постоянно выступает в качестве активного лоббиста привлечения инвесторов и бизнесменов других стран в экономику Казахстана и открытия тех стран для казахстанского бизнеса. В Баку речь также пойдет о транспортных проектах. Тем более что Китай, реализуя программу «Экономический пояс Шелкового пути», рассматривает и Казахстан, и Азербайджан в качестве звеньев важнейших транзитных маршрутов с выходом к Черному морю и далее в Европу.

В Астане осенью пройдет саммит глав прикаспийских стран и не похоже, что будет получен конкретный результат. По имиджу Казахстана это нанесет удар?

— Я бы не сказал. Во-первых, нужно разделить два переговорных направления по каспийской проблематике. Встречаются отдельные рабочие группы и на уровне правительства, и на уровне профильных структур, которые пытаются найти общие точки соприкосновения. А встречи глав государств носят больше «ритуальный характер». Постоянно подчеркивается, что все стороны заинтересованы в мирном разрешении этого вопроса, все хотят быстрее найти в Каспии «общий дом». Но при этом все прекрасно понимают степень существующих разногласий, и то, что стороны слишком крепко стоят на своих позициях, чтобы жертвовать ими в поиске компромисса. У Ирана свой взгляд на принцип деления водоема, у Туркменистана свои претензии к Азербайджану по месторождениям, у Азербайджана свои соображения и т. д.

Что объединяет Азербайджан и Казахстан?

— Два государства объединяет то, что именно каспийские энергетические ресурсы являются важным обеспечением их экономической безопасности. Если взять других членов региона, например Россию и Иран, то все-таки их основные нефтегазовые ресурсы находятся в других частях, вдали от Каспия. У России это в основном сухопутные месторождения — в Сибири, Башкирии, Татарстане и т. д. у Ирана основные ресурсы в районе Персидского залива. То же самое касается Туркменистана, у которого крупнейшие газовые месторождения находятся на суше. Только Казахстан и Азербайджан активно разрабатывают каспийские месторождения. В этом плане именно эти два государства очень сильно заинтересованы в том, чтобы, наконец, был бы решен вопрос о правовом статусе Каспия. А России, Туркменистану и Ирану особо торопиться не куда, неопределенность статуса Каспия их экономики мало задевает. Главная задача России и Ирана — не допустить на Каспии присутствия третьих стран. Практически они достигли этого, несколько лет назад подписав конвенцию о запрете присутствии на Каспии ВВС третьих стран. У Азербайджана и Казахстана иная цель — они хотят, наконец, определиться с правовым статусом крупнейшего водоема и приступить к привлечению новых инвесторов. Разные цели, конечно же, мешают найти общие точки соприкосновения. Но все понимают, что на обострение идти нельзя, углеводороды того не стоят. И на данный момент все пять прикаспийских государств пытаются соблюдать некие неписанные правила, не хотят переступать черту, за которой начинаются серьезные конфликты и столкновения. К сожалению, прецеденты такого рода были — между Ираном и Азербайджаном, между Туркменистаном и Азербайджаном. Противоречия нужно решать за столом переговоров. Пусть эти переговоры длятся долго и не дают быстрого результата.

В рамках Организации исламского сотрудничества (ОИК) позиции Азербайджана и Казахстана тоже схожи?

— Казахстан был председателем в ОИК. Задача Казахстана состоит в позиционировании себя в мусульманском мире в качестве активного игрока. Надо отметить, что в отличие от Азербайджана, в Казахстане пытаются развивать исламское финансирование. Это связано с развитием инвестиций. Например, центр «Астана», который создается в столице Казахстана по примеру Дубаи. В этом центре прописано активное развитие исламского финансирования. Казахстан на постсоветском пространстве намерен стать главным центром по исламскому финансированию, опередив в этом плане все остальные страны. Предпосылки для этого есть — у Казахстана очень тесное взаимодействие с государствами исламского мира, особенно с арабскими. Баку же больше позиционирует себя как государство европейской части. Так что, если брать внешнеполитические приоритеты Казахстана и Азербайджана, то у Казахстана все-таки мусульманский мир в последние годы поднимается на более высокий уровень с точки зрения приоритетного взаимодействия.

От Назарбаева Баку ждет поддержки по Нагорному Карабаху. Может ли это быть прямой помощью?

— Сомнительно, что Казахстан будет до такой степени вмешиваться в нагорно-карабахский конфликт. Если речь о помощи, то, скорее, гуманитарной. Но нужно ли это сейчас Азербайджану? Он больше заинтересован в моральной поддержке. Скажем, внутри Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Казахстан обвиняли в том, что он сотрудничает больше с Азербайджаном, который не является участником ЕАЭС, чем с новыми государствами этой структуры — Арменией и Киргизией. Слышались нотки обиды. В рамках ОДКБ и вовсе произошло некоторое обострение, когда от армянской стороны зазвучали предложения дать оценку некоторым заявлениям по Карабаху Казахстана и Белоруссии, и чуть ли не исключить их из организации. Но такой подход, конечно, не отличается дальновидностью. Казахстан является непостоянным членом СБ ОНН, к нему начинают прислушиваться и воспринимают республику как независимого модератора, т.к. Казахстан не встает на одну конфликтную сторону. В этом плане я думаю, что Назарбаев проявит гибкость и осторожность. С одной стороны он рассматривает Азербайджан в качестве стратегического партнера, и готов оказывать поддержку по карабахскому вопросу. Но определенную границу переходить не будет, хотя бы потому, что это может бумерангом ударить по имиджу Казахстана как некоего независимого модератора и посредника. А этот образ Нурсултан Назарбаев выстраивал в течение многих лет.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

266

Похожие новости
21 сентября 2017, 12:30
21 сентября 2017, 15:15
22 сентября 2017, 06:00
21 сентября 2017, 12:30
21 сентября 2017, 14:00
21 сентября 2017, 13:15

Выбор дня
22 сентября 2017, 08:30
22 сентября 2017, 06:00
22 сентября 2017, 02:00
22 сентября 2017, 00:00
22 сентября 2017, 00:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
20 сентября 2017, 10:00
16 сентября 2017, 16:00
18 сентября 2017, 04:00
20 сентября 2017, 14:30
18 сентября 2017, 21:15
16 сентября 2017, 14:00
18 сентября 2017, 20:00

Интересное на сайте
24 декабря 2010, 13:39
28 января 2014, 16:31
31 января 2013, 11:27
09 ноября 2012, 10:50
22 февраля 2013, 16:53
10 августа 2012, 16:11
27 декабря 2015, 17:51