Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Найденные у московского полковника девять миллиардов рублей украдены у каждого из нас

Экономические журналисты привыкли работать с крупными цифрами. Сотни миллионов, миллиарды и даже триллионы, если речь идет о крупных инвестпроектах, федеральном бюджете и размерах экономик целых стран. Но новость о найденных в московской квартире у простого полковника полиции девяти миллиардах рублей даже меня — редактора отдела экономики крупнейшей газеты России - перепахала.

Только по весу и объему это гигантские показатели, плюс на эти деньги можно было сделать много чего полезного. Но проблема куда более глобальная.

«Комсомолка» решила посчитать, чего нас лишает коррупция и что было бы с российской экономикой, если бы эти деньги остались в легальном поле.

Последствие №1: Высокие цены

Собственно, главная версия – Захарченко хранил у себя общак управления. Многие СМИ и неназванные источники в силовых структурах уже ее озвучили. Мол, не мог даже полковник лично наворовать столько денег. Скорее всего, это был общак целого управления, а он его держал. Что ж, наш герой Дмитрий Захарченко, как известно, работал и. о. начальника управления «Т» Главного управления экономической безопасности МВД. Другими словами, курировал топливный сектор.

А теперь давайте посчитаем. Раз наш полковник отвечал за топливо и жил в Москве, то корректнее сравнивать его финансовые «достижения» с размером топливного рынка столицы и области. Московский НПЗ в 2014 году произвел бензина и дизтоплива на 4,4 млн. тонн. Его доля на столичном рынке составляла примерно треть. Другими словами, Москва и область ежегодно потребляют около 13 млн. тонн бензина. В литрах это порядка 17 млрд. (в одной тонне примерно 1300 литров).

То есть, если речь идет о взятках, то только они могли привести к тому, что бензин в Москве и области был бы дешевле минимум на пол-рубля. Если пойти еще дальше, то у каждого конкретного столичного автомобилиста полковник Захарченко отнял по 1000 рублей (если считать от расхода на бензин в 5000 - 6000 рублей в месяц). И это только за один год.

Рассчитать, за какой срок накопилась эта сумма, невозможно. Вряд ли речь идет о десятках лет…

Даже если взять все потребление бензина в России (35 млн. тонн) и вывести коррупцию полковника Захарченко за скобки, то даже здесь наша экономия на бензине будет заметна - порядка 20 копеек на литр. И около 400 рублей на человека в год. А кто знает, сколько таких полковников и чиновников по всей России?! Поймай их всех, топливо точно стало бы дешевле как минимум на несколько рублей. А наша экономия на бензине будет измеряться тысячами.

Последствие №2: Обнал и недостача в бюджете

По другой распространенной версии, полковник Захарченко занимался обналичкой. Как это обычно происходит? А так: для обналички крупные компании совершают фиктивные сделки с фирмами-однодневками. Переводят им деньги якобы за какие-то услуги (но предоставленные только на бумаге). Обнальщики снимают наличные со счетов, как честно заработанные, забирают себе процент и отдают оставшуюся сумму организатору аферы. Затем однодневки закрываются, чтобы не платить налоги. МВД и банки обычно крышуют всю схему.

Вряд ли полковник сам это делал, явно не его уровень. Скорее речь идет о крышевании «обнальщиков». И рынок здесь гигантский. По данным ЦБ, сомнительных операций с обналичкой сейчас стало меньше, но они все равно составляют 500 – 700 млрд. рублей. В Росфинмониторинге оценки немного скромнее. Но даже там считают, что рынок обналички сейчас составляет около 200 млрд. рублей в год.

Поэтому 8 млрд. (или 9 – видимо, в ФСБ даже сбились со счета) полковника Захарченко – капля в море. Но - капля весомая. Несколько лет назад в ЦБ примерно считали ущерб для казны от обналички. Выходило, что примерно треть от суммы – это недоплаченные налоги (на прибыль, НДС, страховые взносы – отдельно и вперемешку из-за разных схем). Другими словами, только Захарченко мог нанести урон бюджетам всех уровней почти на 3 млрд. рублей.

А если взять весь объем обналички в стране (см. выше данные ЦБ), то до казны не доходит порядка 200 млрд. рублей. Это примерно столько же, сколько планируют в будущем январе перечислить пенсионерам в виде единовременной денежной выплаты. По пять тысяч рублей на пенсионера. Разделив на всех граждан страны, получим по 1500 рублей на одного россиянина. И так, каждый год.

Последствие №3: Потеря вкладов и разгон инфляции

Третья версия – тоже довольно правдоподобная.

- 8 миллиардов рублей, изъятые в ходе обыска у Дмитрия Захарченко, являются только частью денежной суммы, выведенной обманным путем из активов банка ПАО "Нота-банк", - пояснили "КП" в правоохранительных органах.

Этот банк лишился лицензии в конце прошлого года. По словам источника, Захарченко был хорошо знаком с финансовым директором кредитной организации Галиной Марчуковой (они земляки).

- Он предупредил ее о проводимых оперативно-разыскных мероприятиях и предстоящем задержании, а также взял у нее на временное хранение часть похищенных из банка денежных средств, - заявил источник "КП".

Общий ущерб от вывода средств из банка оценивается в 26 млрд. рублей. Почти три миллиарда из них получили вкладчики от Агентства по страхованию вкладов. Физлицам и индивидуальным предпринимателям в этом плане еще повезло – их сбережения были гарантированы государством (на сумму до 1,4 млн. рублей). А вот компании, хранившие там сбережения, вряд ли дождутся полного возмещения. Хотя находка трети от потерянного – уже лучше, чем ничего. Примечательно, что Нота-банк был уполномоченным банком при «Роснано», то есть осуществлял расчетно-кассовое обслуживание компаний, получавших финансирование от госкорпорации. Сколько потеряли наши надежды на новые перспективные технологии, не известно.

И вот два грустных вывода. Во-первых, бизнес, державший там деньги, потерял миллиарды (а это, в том числе, отразится и на зарплатах сотрудников). Во-вторых, деньги, которые вернули частным вкладчикам, ЦБ напечатал (а это влияет на инфляцию). А учитывая, что банки у нас в последнее время лопаются десятками, то такая целевая эмиссия явно внесла свой весомый вклад в рост цен.

Последствие №4 и резюме: Падение экономики

Конечно, легко обвинить во всех грехах нашей непутевой экономики полковника Захарченко. Но теперь всем понятно, что проблемы в ней не только из-за пресловутой «сырьевой иглы». Наше развитие сильно тормозит так называемый коррупционный налог. И, судя по объему и весу найденных в квартире Захарченко наличных, он немаленький.

Кстати, бизнес-омбудсмен Москвы Михаил Вышегородцев в интервью «Финансовой газете» недавно говорил, что коррупционный налог в столице составляет 6 – 10% от бюджета компании, именно столько бизнесмены закладывают на решение возможных проблем с контрольно-надзорными ведомствами: «Это неучтенные платежи, помогающие предпринимателям выходить из различных ситуаций. Пришел, например, с проверкой трудовой инспектор, увидел, что в офисе стоит компьютер, а под ногами работника нет коврика, — директору надо «решить» проблему. Пришла экологическая проверка, нашла нарушения — надо «решить» проблему».

Давайте поразмыслим. Экономисты любят выстраивать логические цепочки развития экономики. Когда один фактор цепляется за другой и становится причиной третьего. Налицо глобальные последствия коррупционного налога. Допустим, если Захарченко забрал эти 8 млрд. рублей у нескольких десятков или сотен компаний. Значит, ровно на эту сумму они увеличили свои расходы. В этом случае выхода два: либо предпринимателю пришлось увеличить цены, либо кто-то из подрядчиков не получил заказ, а работники не получили премий. В итоге они не понесли эти деньги в магазин, не купили товар отечественного производителя или не взяли ипотеку в строящемся доме, потому что им не хватило на первоначальный взнос. Магазин, у которого упал спрос, закрылся и уволил всех сотрудников. Застройщик обанкротился. Отечественный производитель плюнул на все, закрыл завод и переехал в Европу. Цепочку, к сожалению, можно продолжать до бесконечности...

- Представляете, не будь этого налога, наша экономика могла бы расти на те же самые 6-10% в год, - хватается за голову главный редактор «Финансовой газеты», кандидат экономических наук Николай Вардуль. – Возможно, это слишком упрощенное сравнение, но 2-3% роста вместо нынешнего падения у нас точно могло бы быть.

Не говоря уже о других положительных последствиях: снижение нечестной конкуренции, здоровый инвестиционный климат, строительство новых предприятий, новые технологии, более высокие зарплаты/пенсии и низкая инфляция. Эх, мечты-мечты…

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

504

Похожие новости
03 декабря 2016, 22:00
02 декабря 2016, 18:30
02 декабря 2016, 22:00
03 декабря 2016, 14:00
03 декабря 2016, 10:15
03 декабря 2016, 12:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
02 декабря 2016, 14:15
01 декабря 2016, 08:15
27 ноября 2016, 18:15
30 ноября 2016, 04:01
28 ноября 2016, 14:30
30 ноября 2016, 15:00
28 ноября 2016, 13:00

Интересное на сайте
12 сентября 2011, 12:05
01 марта 2011, 15:10
08 мая 2011, 16:24
21 марта 2013, 11:02
27 декабря 2015, 17:51
14 ноября 2012, 15:27
21 февраля 2012, 10:22