Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Наступаем на Идлиб, в уме — Берлин и Вашингтон?

Сирия и Россия демонстрируют готовность покончить с последним убежищем террористов в зоне Идлиб. Цель бесспорна: «умеренная» оппозиция здесь неотделима от «Аль-Каиды» (террористическая организация, запрещена в РФ), которая подмяла под себя большинство остальных группировок. Однако во всём ближневосточном раскладе нет ни одной стороны, которой было бы выгодно это наступление в краткосрочном плане: слишком легко просчитываются негативные последствия. То есть, эскалация вокруг Идлиба может иметь какие-то иные цели.

За семь с половиной лет войны в Сирии считавшиеся когда-то ключевыми противоречия между местными алавитами и суннитами отошли на задний план: не только первым, но и большинству вторых очень не понравилось то, что могло стать альтернативой режиму Башара Асада. Но осталось и непримиримое меньшинство. Вспоминаются слова жительницы Дамаска, которую спросили о том, почему именно группа столичных пригородов Восточная Гута приняла идеи радикального исламизма. Ее ответ: «Да они всегда были такими!».

Здесь, конечно, есть упрощение, но сирийское общество действительно расколото, и раскол приобрел географическое измерение. В нынешней зоне деэскалации «Идлиб» (большая часть одноименной провинции и части трех соседних включая западные пригороды Алеппо) в 2011 году жили два миллиона человек. Сегодня здесь сосредоточено до трех миллионов. Но учитывая исход христиан, шиитов, алавитов, сторонников Асада и просто беженцев от войны, можно предположить, что до двух третей населения зоны сегодня — пришлые.

Схожая ситуация сложилась и севернее, в полосе Африн — Аазаз — Джераблус, непосредственно оккупированной Турцией, с населением около миллиона человек. Добавьте к ним три миллиона беженцев в лагерях в соседних провинциях Турции, и вы получите четверть довоенного населения Сирии — семь миллионов человек, в большинстве враждебно настроенных к правительству в Дамаске. Для 15 — 17-летних боевиков-новобранцев это единственный образ жизни и единственная «страна», которую они помнят. Так возникают новые нации.

Картина не была бы столь однозначной, но в этом году антиправительственные силы в Идлибе и полосе Африн — Аазаз — Джераблус получили мощное пополнение по мере освобождения сирийской армией Восточной Гуты, Растана, Восточного Каламуна, Ярмука, Дераа. Чтобы уменьшить потери среди мирных жителей и личного состава, сирийское командование, как правило, при посредничестве российских офицеров из Центра по примирению враждующих сторон (ЦПВС) и военной полиции РФ, предлагали боевикам на выбор «урегулирование статуса» (амнистию) или эвакуацию с семьями.

Политически обусловленная демография создала в Идлибе эффект пружины: сопротивление боевиков, в полном смысле слова загнанных в угол Сирии, может быть упорным и длительным. Эвакуировать боевиков внутри страны больше некуда, а Турция, может быть, и была бы готова принять рабочие руки (см. ниже), но не десятки тысяч боевиков-исламистов. И совершенно непонятно, на что рассчитывает Асад. Как «примирять» это население? Куда принимать беженцев из Турции, Иордании и Саудовской Аравии и как их «перевоспитывать»? Если расчет на установление еще более жесткого режима, чем был до 2011 года, то это будет означать перманентную напряженность, чреватую новым взрывом. Меньше всего это нужно и России.

Исходя из буквы и духа соглашений о создании зон деэскалации (последней из них формально остается Идлиб), Россия, а также США, Турция и Иордания должны были содействовать отделению «умеренной оппозиции» от «Аль-Каиды» и обезвреживанию террористов общими усилиями. Ничего этого сделано не было. Напротив, в зоне «Идлиб» «союзник США» только усилил позиции («В Сирии „Аль-Каида“ на нашей стороне», — из письма советника госсекретаря Джейка Салливана, полученного Хиллари Клинтон 12 февраля 2012 года, а позже опубликованного WikiLeaks). А сегодня появляется всё больше свидетельств того, что упорное и отлаженное сопротивление ИГИЛ (террористическая группировка, запрещена в РФ) на вулканическом плато Ас-Сафа объясняется только близостью американской военной базы Ат-Танф и «лагеря беженцев» Ар-Рукбан, где эти террористы тренируются и отдыхают.

США, объявившие в 2001 году «крестовый поход» против терроризма в лице «Аль-Каиды», сегодня после ее трех «реинкарнаций» («Аль-Каида» — «Джебхат ан-Нусра» — «Джебхат Фатх аш-Шам» — «Хайят Тахрир аш-Шам» / ХТШ) эту организацию как бы «потеряли». Требуя от Дамаска и Москвы вступить в переговоры с террористами, Вашингтон плюет не только на могилы трех тысяч американцев, погибших в Башнях Близнецах, но и на вечное и святое — свои «принципы и ценности».

О том, что в Идлибе безраздельно хозяйничает «Аль-Каида», свидетельствует хотя бы тот факт, что некоторые группировки «умеренных головорезов» Восточной Гуты и Дераа категорически отказывались эвакуироваться сюда, требуя, чтобы их направили в Африн — Аазаз — Джераблус под крыло турецкой армии.

Турция же поставила себя в весьма щекотливое положение. С одной стороны, Анкара с первых дней войны активно поддержала антиассадовскую оппозицию, а в последние два года захватила Аазаз — Джераблус (операция «Щит Евфрата») и курдский кантон Африн («Оливковая ветвь»). Одновременно с последней операцией Турция попыталась установить эффективный контроль над зоной «Идлиб». К июлю этого года ей удалось обозначить свое присутствие по периметру зоны (12 «наблюдательных постов», фактически военных баз) и сколотить из дюжины протурецких и «вынужденно протурецких» группировок «Национальный освободительный фронт» («Джебхат аль-Ватания лиль-Тахрир»).

Но главная сила Идлиба — ХТШ («Аль-Каида») — ухаживания Анкары отвергла и распустить ряды ради еще одной реинкарнации отказалась. Впрочем, конфликт Анкары с сирийской «Аль-Каидой» имеет уже давнюю историю: с появления на территории Турции первых лагерей беженцев, где администрация из боевиков «Ан-Нусры» тут же начала устанавливать свои порядки. Почти сразу они потребовали соблюдения норм шариата и от населения… соседних поселков и городов. Это было уже слишком. В последние10 лет основы светского кемалистского государства сильно размылись, но покушения на свои прерогативы правительство Турции не потерпело и навело порядок, прибегнув к мерам вплоть до проведения полицейских спецопераций при поддержке армии.

1 сентября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подписал указ о внесении ХТШ в список террористических организаций. 7 сентября должен состояться саммит глав Ирана, России и Турции в Тегеране, практически полностью посвященный Сирии. Но 4 сентября глава Госдепа США Майк Помпео и глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу провели телефонный разговор, по результатам которого было заявлено, что наступление на Идлиб неприемлемо. Эрдоган мечется между желанием восстановить отношения с США и стремлением сохранить налаживающиеся отношения с Россией, Ираном, странами Шанхайской организации сотрудничества.

Один из основных аргументов Анкары — неизбежный поток беженцев из зоны боев. Эксперты ООН называют цифру в 800 тысяч. Для начала напомним то, что упорно игнорируют эксперты, рассуждающие об «ответственности России» за поток сирийских беженцев в Европу. Поток хлынул еще в 2011 году, а пик его пришелся на весну — лето 2015-го (так называемый «мигрантский кризис»), когда в Европу прорвалось около 1,5 миллионов беженцев. А операция ВКС РФ в Сирии началась только 30 сентября 2015 года. Кроме того, сирийцы составляли чуть более 24% общего числа беженцев, 35% дали Ирак, Иран, Афганистан и Пакистан, а 9% присоединились в Албании и Косово. Остальная треть беженцев (суданцы, эритрейцы, эфиопы, сомалийцы, нигерийцы и др.) прорвались в Европу не через Балканы, а через Ливию и Средиземное море.

▼ читать продолжение новости ▼

Наконец, многие из сирийцев бежали в Европу не непосредственно из своих стран, а из лагерей беженцев в Турции, где, как мы писали выше, они провели до нескольких лет. Турция согласилась на закрытие границы с Грецией со своей стороны и «Балканский транзит» начал иссякать (уже полностью в пользу «Ливийского») в декабре 2015 года аккурат после того, как Евросоюз согласился выделить € 3 млрд «помощи» для содержания лагерей беженцев. Через три месяца Брюссель обязался выделить еще € 3 млрд в течение трех лет, после чего Турция к формальному закрытию границы добавила реадмиссию: стала принимать обратно беженцев перехваченных в Греции. Что не помешало Анкаре через год потребовать еще денег под угрозой «затопить Европу беженцами». Турция получила не только миллионы дешевых рабочих рук (на помощь ЕС, доходящую до лагерей, там не прожить), но и новый источник доходов.

Похоже, что в случае широкомасштабного наступления Европе придется либо принять как минимум полмиллиона или миллион новых сирийских беженцев (к которым, воспользовавшись ситуацией, примкнет еще больше «посторонних»), либо попытаться еще раз откупиться от Турции. В любом случае, самой пострадавшей стороной после атаки на Идлиб станет Европа, а Евросоюз еще раз будет испытан на прочность.

Возможно, именно это имел в виду президент Франции Эммануэль Макрон, когда 3 сентября в интервью шведскому телеканалу SVT вдруг заявил, что «мечта Владимира Путина — демонтаж Евросоюза». «Вдруг» — потому что незадолго до этого и даже в самом этом интервью он отметил, что «Евросоюз должен вместе с Россией выстроить новую архитектуру безопасности»! Путин примиряющие жесты не принял. Возможное объяснение: переговоров, где ЕС предлагает нечто абстрактное «потом» за предметные уступки «сейчас» — по Сирии, Украине, вооружениям в Европе — не будет. Как не будет и торга по незаконным антироссийским «санкциям». Хотите новых отношений — делайте сами конкретные шаги здесь и сейчас. А вот мы посмотрим.

Есть и еще одна сторона, которой наступление на Идлиб может нанести непоправимый ущерб, начиная с репутационного. Это США. Если они не защитят Европу сегодня, то это будет понято однозначно: ключи к Европе отныне в руках Путина. Отсюда «предупреждение» США в адрес Сирии и России о неминуемом «возмездии» в случае «нового применения химического оружия» — фактически приглашение террористам организовать соответствующую провокацию. Франция и конечно же Британия заявили о готовности присоединиться к США. А ведь не далее, как 30 августа Макрон на пресс-конференции с президентом Финляндии Саули Ниинистё заявил, что Европа не может полагаться на защиту США: «В наших интересах — стратегические отношения Евросоюза с Турцией и с Россией, которые приносят стабильность на долгое время».

Канцлер Германии Ангела Меркель, в отличие от непостоянного Эммануэля Макрона, хранит молчание. Несмотря на то, что поток беженцев в случае атаки на Идлиб в первую очередь ударит по Германии. Возможно, Меркель просто понимает ситуацию лучше, чем Макрон. Или больше знает. Например, учитывает вариант, при котором и «Аль-Каида» в зоне «Идлиб» и сама зона деэскалациибудут ликвидированы, но заметного роста потока беженцев не произойдет.

Это возможно, если договоренностью глав Ирана, России и Турции 7 сентября станет, скажем, раздел зоны «Идлиб» на два сектора, где Турция с одной стороны и Сирия, Россия, иранские формирования — с другой, будут самостоятельно и своими методами отделять «умеренную» оппозицию от «Аль-Каиды» с нейтрализацией последней. Вероятно, в первую очередь Сирию и союзников интересуют трасса Дамаск — Алеппо, западные пригороды Алеппо и максимально возможное удаление линии фронта от провинции Латакия и расположенной здесь базы российских ВКС. Собственно, по этому району — Джиср аш-Шугур — и наносились в последние дни мощные удары авиации и артиллерии. В турецкий сектор может войти город Идлиб и территории к западу и северу от него.

Правда, легко просчитать, что террористы «Аль-Каиды» поспешат перебазироваться с «Восточного фронта» на «Западный» и сдаваться там. Турция, понимая это, может пойти на такое соглашение только в том случае, если получит Идлиб в качестве «решения проблемы», а не «части проблемы». Но этот вариант де-факто закрепит протекторат Турции над северо-западной Сирией. Можно ли говорить, что это неприемлемо?

Для России, с одной стороны, было бы важно до последнего метра восстановить довоенные границы Сирии и тем самым показать, что она полностью выполняет обещания, данные друзьям. С другой стороны, Асад может сам прийти к выводу, что прежнюю Сирию восстановить невозможно и обстоятельства требуют создания на территории прежней Сирии еще одного образования, которое могло бы принять шесть или семь миллионов сирийцев, решивших строить свою жизнь без Дамаска. Конечно, нужно будет еще убедить их отказаться от планов на большее, а то и на всю Сирию, но эта задача уже имеет решение. Получивший независимость после 30 лет гражданской войны Южный Судан, первым делом попытался… отвоевать «спорные районы» у Судана (Северного). Но эта атака вчерашних партизан уже стало актом агрессии и получила сокрушительный отпор, за который мировое сообщество Хартум не осудило. Отношения между двумя государствами начали налаживаться.

Буквально в эти дни еще в одном регионе, не слишком далеком от Сирии — на Балканах — ведутся переговоры, результатом которых может стать появление совершенно новых границ, не совпадающих с бывшими границами союзных республик или автономий. Это переговоры между Белградом и Приштиной об обмене населенного сербами северного Косово на населенную албанцами Прешевскую долину в южной Сербии у границы с Македонией. (Признание Сербией независимости Косово подразумевается.)

На наш взгляд, Москва может и должна закрепить свой личный успех по итогам трехлетней операции в Сирии. А также, что исключительно важно, позволить сделать это и Анкаре. Турция может получить почти всю провинцию Алеппо, включая Кобани (Айн аль-Араб) к востоку от Евфрата. Сирия получает свою древнюю столицу Антиохию (левобережную историческую часть; правый, промышленный, берег остается за Турцией), а также Северный Кипр — Турция на выгодных условиях избавляется от своей острейшей внешнеполитической проблемы. Часть Северного Кипра возвращается республике, часть получает статус экстерриториальных и бессрочных российских баз по модели британских баз Акротири и Декелия. Курдская автономия в составе Сирии в качестве компенсации получает Ракку.

Возможно, что распространенные арабскими СМИ слова неназванного высокопоставленного сотрудника сирийских спецслужб: «Для Сирии лучше 10 миллионов лоялистов, чем 30 миллионов террористов» — журналистский вымысел. Но сама проблема поставлена верно. Проблема, о которой сирийские власти сегодня, возможно, забыли. Но России нельзя становиться заложником их эйфории.

Не так важно, блефуют ли Дамаск и Москва с наступлением на Идлиб или действительно собираются спровоцировать очередной раскол в Евросоюзе по вопросу беженцев и разрушить репутацию США как защитника Европы, вообще главной действующей силы в «решении» всех конфликтов в любой точке мира. Важно, чтобы Россия, Сирия, Турция, Иран нашли максимально мирную формулу решения, которая и выбросит США и Евросоюз из процессов, происходящих на Ближнем Востоке. Далее — Персидский залив, Северная Африка, Балканы.

Альберт Акопян (Урумов)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

665

Похожие новости
21 ноября 2018, 13:45
21 ноября 2018, 17:45
21 ноября 2018, 20:30
21 ноября 2018, 11:45
21 ноября 2018, 15:45
21 ноября 2018, 15:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
18 ноября 2018, 23:15
17 ноября 2018, 19:15
16 ноября 2018, 21:15
19 ноября 2018, 18:30
17 ноября 2018, 01:15
18 ноября 2018, 11:15
16 ноября 2018, 01:15

Интересное на сайте
14 декабря 2013, 14:21
21 марта 2013, 11:02
21 сентября 2012, 10:07
15 марта 2012, 15:34
12 июня 2011, 12:19
28 апреля 2011, 16:31
14 ноября 2012, 15:27