Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

"Мы – нация мобилизационная, нам нужно ставить серьезную задачу!"

"За последние годы мир изменился. Мы тоже изменились, и сейчас нужно четко понимать, каким образом нужно действовать на внешнем рынке нефтегазодобычи. Нам нужно иметь идею, правильно сформулированная идея - это уже половина успеха", - таким был главный посыл прибывшего с визитом в Тюменскую область председателя совета Союза нефтегазопромышленников России, выпускника ТИИ, почётного профессора ТюмГНГУ-ТИУ Юрия Шафраника.

Как отметил эксперт, в нефтегазовый рынок нужно вкладывать огромные средства, иначе свой процент участия в европейском рынке невозможно будет удержать. Что касается рынка внутреннего, то здесь необходимо четкое понимание перспектив развития экономики. Главное - государство должно выступать стратегом. О проблемах и перспективах ТЭК Юрий Шафраник рассказал в беседе с корреспондентом Накануне.RU.

Вопрос: Недавно в Москве проходил Национальный нефтегазовый форум. По его итогам была выдвинута идея, что все силы нужно кинуть на разработку собственных инновационных разработок, а не заниматься копированием зарубежных аналогов. Как в условиях импортозамещения, по Вашему мнению, нужно действовать государству и частным компаниям в сфере нефтегазовых разработок, чтобы пальма первенства оставалась за Россией? На что сделать упор?

Юрий Шафраник: У нас огромный и не оцененный нами же опыт. Мы же как живем: умеем ценить западное и не умеем ценить свое, российское. Это наша национальная черта.

Опыт 30-50 годов 20 века в СССР был грандиозным. Китайское чудо в подметки не годится – эффект от того, что сделала наша страна в эти годы, колоссально выше, пересчитывайте как хотите! Так вот именно тогда была отработана – и плохо, что сейчас она не тиражирована, но применима, – сама идея подхода.

Как работали: поступило указание – нужно сделать самый лучший в мире самолет. Находили тех, кто лучше всего подготовлен – то есть конструкторов, создавали конструкторское бюро под идею "лучший самолет", и открывались профильные заводы. И все пахали на эту идею. Мы же нация мобилизационная – нам нужно ставить серьезную задачу, либо мы начинаем "растворяться". Эта задача должна соответствовать проблеме, которую мы собираемся решить, и аналогу, который в мире уже есть. И вот только после этого можно рассуждать, на что именно нужно делать упор в решении той или иной проблемы.

Вопрос: А если говорить о задачах в сфере энергетики?

Юрий Шафраник: На все случаи жизни это не сделаешь, и не надо. Мир идет по пути разделения труда, поэтому нужны ключевые вещи: если Арктика – значит там работать, если трудноизвлекаемые запасы – тогда на них делать упор, но на наши, отечественные, потому что в мире трудноизвлекамых много – те же "сланцы". Но почему-то пока, кроме как в США, "сланцы" ни у кого не "идут". Технологии и подходы всегда делаются под задачу. Конкретно поставленная цель – это 50% успеха, затем важную роль играет человек и правильно выработанная структура. Здесь в Тюмени, в Москве ко мне постоянно подходят люди с какими-то идеями, разработками. Но эти разработки находятся в такой сыромятине, что если и захочешь, их никак применить нельзя. И это не беда человека, это беда нашего подхода к решению любого вопроса. Вспомним эту "пирамиду" 30-50 годов, про которые я говорил. Людей нужно связывать с разработками, разработки – с заводами. Иначе ничего не получится.

Мы должны поставить задачу развития внутренней экономики. Главная задача сейчас – сработать в целом ТЭКу (в данном случае, конечно, только через государство и через государственное влияние) на экономику страны, на насыщение дешёвым газом и электроэнергией рынка, на переход на нефтегазохимию. В нефтегазохимии мы производим всего лишь 2% от мирового производства. При этом у нас 20% по газу, 13-14% по нефти. Китайцы за 20 лет со своих 1-2% ушли на 20%, и они всё покупали по высоким ценам. Внутренний рынок требует совершенно иного подхода. И главное, что мы здесь не просто опаздываем, а мы не осмыслили и не поставили цель!

Вопрос: Одной из актуальных задач в отрасли является снижение зависимости российского ТЭК от импортного оборудования. Но все-таки когда речь идет о сложной технике и технологиях – для шельфовых проектов, ТРИЗов, СПГ – отказаться от импорта мы не можем. На Ваш взгляд, успевает ли развитие проектов по выпуску нового отечественного оборудования для нефтегаза за развитием отрасли?

Юрий Шафраник: Нельзя чернить, у нас есть очень серьезные успехи. У нас есть виды оборудования, которое считается лучшим в мире. Другое дело, если брать конец 80-х годов и начало 90-х, у нас в этом же тюменском нефтегазовом институте импортного оборудования было, может быть, 10%, остальное-то мы сами все сделали. И сейчас он кормит страну. И в те годы производственный блок был создан. Это социалка, дороги и прочее, это сделали в период с 1990 по 2000 год и далее. У нас много чего есть сейчас, но работу надо расширять. Вот в СССР Сталин ставку делал чуть ли не на линкоры, военные говорили: "Нельзя!" Потому что это огромные трудозатраты, а потопить его сможет всего одна ракета. Раз, и нет корабля. А это силы и средства, и огромные. И я говорю, что нельзя ошибиться с выбором, и делать нужно главное. Остальное либо само состоится, либо ты купишь.

У нас огромный опыт, лучший в мире. Разработка стратегии – это дело хорошее. Эта работа заставляет думать целые компании, отдельных людей. И само обсуждение – это крайне положительная вещь, поэтому, конечно, ты стратегию написал, время изменилось, и ее суть уже неизвестна. Безусловно, тем, что произошло за последние пять лет в ТЭК, я не удовлетворен. Я не удовлетворен именно энергостратегией. Но сама работа, стремление – это положительные шаги всегда. Вот сейчас нужно проводить открытые, с оппонированием, дискуссии на тему революционных изменений за эти пять лет. Когда в нефтегазовой сфере за пять лет меняется что-то радикально – это революция. Потому что это очень инертная отрасль, капиталоемкая, там даже 25 лет – это мало.

Я застал те 60-70-е годы, когда мои учителя ставили задачи, и когда они на вертолете, облетая Тюменскую область, показывали рукой – "здесь будет это", "здесь будет то", а там еще тогда были тайга и болото. Потом мы садились за столы на совещаниях и я про себя думал: "Что они городят?" Потом проходило два, три года, и все задуманные планы осуществлялись. Можем мы сегодня сказать, что мы здесь решили проблему, как в Техасе? В Техасе 500 литров добычи выгодно, а в Тюмени 5 тонн с новой скважины невыгодно.

Вопрос: Что сегодня выгоднее всего осваивать, сушу или шельф? На что ставку нужно сделать в будущем?

Юрий Шафраник: Если говорить о шельфе, то здесь нужен подход исключительно с научной точки зрения. И нельзя забывать о капиталовложениях. Нужно создавать базовые пункты на побережьях, разведывать все позиции полностью. Если спрогнозировать, то в ближайшие 10 лет у нас не будет возможности "взять" шельф в том объеме, в котором это необходимо, но от идеи разработок стратегии отказываться нельзя. В эти годы, я имею в виду, в эти ближайшие 10 лет возможности, например, появятся, а не будет ни денег, ни оборудования. Возникает вопрос: опять станем покупать? А зачем тогда заниматься разработками? Это же не делается только для получения нефти и газа, это делается для финансовой прибыли. Поэтому я тут скажу – упор сегодня нужно делать на сушу.

Вопрос: Вы часто говорите о разработках, что нужно их внедрять, и это правильно. Но не стоит забывать о кадрах? Каким образом вузовская наука помогает в реализации новых проектов, в создании новых разработок? Россия не уступает Западу в этом?

Юрий Шафраник: Проекты есть и разработки есть. Более того, есть достаточное количество и нереализованных проектов. И они ничем не хуже западных. Однако в силу каких-то причин они не вышли на мировой рынок. Тюменская нефть сегодня, включая ХМАО и ЯНАО, находится на мировом уровне. Но давайте ответим себе на вопрос: наш Тюменский индустриальный университет, он в числе первых пяти университетов мира? Нет. Но почему? У нас же все для этого есть. У нас такой комплекс, такая база, даже люди, которые все это создали, еще живы, есть у кого учиться и есть к кому прийти за советом.

Нам не хватает мобилизующего элемента – это я не про университет в чистом виде говорю, потому что вузу в одиночку тут не справиться никогда. Как делается в Техасе, например: они делают доклады, подписываются тремя-четырьмя фамилиями, которые у всех на слуху и которые звучат, и звучит позиция. Давайте мы здесь у себя вложим деньги и энергию в проект, и выдадим позицию, чтобы она зазвучала так, чтобы все напрягались – власть, парламент – от местного до федерального. Политически глава нашего государства Владимир Путин сказал все, что нужно, так давайте работать.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

338

Похожие новости
22 июня 2017, 22:30
22 июня 2017, 13:00
23 июня 2017, 16:15
23 июня 2017, 11:00
22 июня 2017, 09:00
23 июня 2017, 15:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
17 июня 2017, 19:30
18 июня 2017, 01:30
19 июня 2017, 21:30
16 июня 2017, 20:45
17 июня 2017, 13:30
16 июня 2017, 19:30
16 июня 2017, 18:45

Интересное на сайте
23 июля 2013, 11:33
15 марта 2012, 15:34
17 мая 2013, 16:30
12 декабря 2012, 10:41
14 декабря 2010, 14:20
22 февраля 2013, 16:53
01 марта 2011, 15:10