Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Мрачный четырехлетний туннель» администрации Байдена: Израиль в фокусе

Портал mignews.com опубликовал аналитическую статью публициста Иры Коган под заголовком «Вакцина всевластия».

Итак, вакцина есть, необходимые разрешения и рекомендации получены, и несколько стран, включая США и Великобританию, начинают вакцинацию в ближайшие дни. Израиль тоже намерен оказаться в первых рядах прививающегося населения, хотя само население по-прежнему не знает, как относиться к этой перспективе.

Одни готовы бежать и прививаться, как только это станет возможным, — главным образом не из страха заболеть, а чтобы скорее вернуться к нормальной жизни: свободно ездить по стране и за границу, встречаться с близкими, открывать бизнес, заниматься делами и т. п. Другие отказываются наотрез, веря страшилкам в социальных сетях. Но большинство пребывает в растерянности, поскольку поступающая информация противоречива: с одной стороны, вакцину называют безопасной и надежной, с другой же, очевидно, что она разрабатывалась, производилась и испытывалась в экстремальных обстоятельствах и в короткие сроки. Даже для тех, кто не верит в чипирование и прочие ужасы, обсуждаемые в интернете, это звучит не очень вдохновляюще.

Согласно опросам в Израиле, лишь 31,6% граждан готовы прививаться сразу. Остальные предпочитают удостовериться, что вакцина действительно безопасна. Но сделать это будет довольно трудно, поскольку нельзя рассчитывать, что в ближайшее время мы узнаем о вакцине что-то новое. Скептики указывают, что она работает на клеточном уровне и ее последствия в долгосрочной перспективе непредсказуемы. Это означает, что, когда эти последствия проявятся, большинство населения Земли уже получит прививку и ничего нельзя будет исправить.

Что мы можем вынести из скупых сведений, поступающих из научных кругов? Побочные эффекты от вакцины Pfizer, сильнее, чем у прививки от обычного гриппа, но слабее, чем у вакцины против оспы, пишут СМИ. Но можно ли сравнивать «корону» со смертоносной оспой, при всей опасности нового вируса? И будет ли Pfizer так же эффективна, как прививка от оспы, позволившая полностью победить эту болезнь?

Уже объявлено, что прививаться не должны беременные женщины и аллергики — то есть, на самом деле вакцина недостаточно испытана на разных категориях населения и может быть потенциально опасна. Можно предположить, что на людей с хроническими заболеваниями она тоже подействует непредсказуемо. По логике вещей, наиболее безопасна она для молодых и здоровых — то есть тех, кто обычно переносит коронавирус легко или без симптомов. В том, чтобы их прививать, есть только один резон — остановить распространение инфекции через «бессимптомников». Все выглядит логичным, кроме одного: по сути, мы продолжаем испытания, причем на людях репродуктивного возраста, которым предстоит произвести на свет следующее поколение. Не слишком ли рискованный эксперимент в масштабах целой планеты?

Помимо молодых, на переднем крае снова оказываются медики и пожилые люди, которых вакцина призвана защитить, если не случится обратного. Старики приняли на себя первый удар «короны», и они же становятся одной из первых подопытных категорий в массовом применении прививки.

Есть еще один научный казус — ученые предполагают, что вакцина не поможет людям с лишним весом, которые составляют 13% всего взрослого человечества. Если суммировать эту цифру с освобожденными от прививки и «отказниками», то становится непонятно, набирается ли вообще критическая масса вакцинированных, которая остановит распространение «короны». Не ждет ли героическую полученную вакцину судьба прививок против сезонного гриппа, которые не мешают ежегодному появлению новой эпидемии? А если так, то, возможно, более рационально было направить усилия на создание эффективного лекарства от коронавируса?..

Но поезд уже ушел. Вакцина — и не одна — изобретена, произведена, закуплена за огромные деньги, и правительства сделают все возможное, чтобы убедить или принудить людей ее использовать. В Израиле этим будут заниматься больничные кассы, которые используют все свои ресурсы для того, чтобы граждане прививались массово и в срок. Появятся «зеленые паспорта» для поездок; Минздрав изучает возможность принятия закона об обязательной вакцинации. Рассказывая об этом журналистам, гендиректор министерства профессор Хези Леви поделился своими мечтами: добиться того, чтобы и от обычного гриппа прививалось как можно больше израильтян.

Не планируется ли принять закон и по этому поводу? Еще недавно это показалось бы дикостью. Но сегодня все возможно. С начала эпидемии «короны» правительство распоряжается нашим досугом, работой, родственными отношениями, образованием наших детей, перемещениями и т. п. Правительство лишает людей права принимать самостоятельные решения в их частной жизни; политики, никого не спрашивая, берут на себя ответственность за наше здоровье и здоровье наших детей. Это происходит не только в нашей стране, но и повсеместно: коронавирус дал правительствам огромную власть над людьми, а вакцина еще больше усиливает эту власть, и противостоять ей становится все сложнее.

Портал 9tv.co.il опубликовал аналитическую статью американо-израильского журналиста, заместителя редактора газеты «The Jerusalem Post», Кэролайн Глик. в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Байден и шаткий правый фланг Израиля»

Принципиальные расхождения между «Ликудом» и «Кахоль-лаваном», как по поводу политики в отношении Ирана, так и по вопросам национальных и стратегических интересов Израиля в Иудее и Самарии, ясно дают понять, что фарс с «правительством единства» себя исчерпал.

В недавнем интервью газете «Нью-Йорк таймс» Джо Байден подтвердил намерение вернуть США к подписанной в 2015 году ядерной сделке и отменить экономические санкции в отношении Ирана, если тот станет соблюдать предписанные договором ограничения. Сразу же вслед за тем Байден намерен добиваться от иранских аятолл переговоров о новой, более долгосрочной ядерной сделке (срок действия нынешней истекает через пять лет).

Байден утверждает, что цель его политики — не дать Ирану заполучить бомбу. Однако на деле политика Байдена, напротив, обеспечит Ирану возможность беспрепятственно разрабатывать как сам ядерный арсенал, так и ракеты для его доставки. Во-первых, потому, что к 2025 году, когда срок сделки истечет, у Ирана уже не будет никаких ограничений для создания ядерной бомбы, во-вторых, поскольку никакого эффективного механизма, обеспечивающего контроль за выполнением оговоренных условий, ядерная сделка 2015 года не имеет смысла.

Инспекторам ООН, которым поручено обеспечивать соблюдение требований к Ирану, разрешается посещать лишь гражданские ядерные объекты. При этом исключительные полномочия Ирана определять то, является ли объект гражданским или военным, превратили предусмотренный сделкой режим инспекции в жалкий фарс.

Понятно, что Израиль не готов мириться с подобным положением дел. Подобно тому, как премьер-министр Биньямин Нетаньяху был вынужден выступать против ядерной сделки Барака Обамы, у Израиля опять нет иного выбора, кроме как решительно выступить против планов Байдена.

К сожалению, сейчас Израиль не способен успешно противостоять плану Байдена, позволяющему аятоллам заполучить средства для осуществления своего плана по ликвидации еврейского государства, поскольку в настоящее время единого правительства в Израиле нет. По сути в стране существуют два правительства, формально входящих в правительство единства, но на практике расходящихся во всем, включая и то, как относится к политике Байдена в отношении Ирана, как, впрочем, и в остальных вопросах.

Правительство «Ликуда» во главе с Нетаньяху осознает опасность, которую представляет собой политика Байдена в отношении Ирана. На прошлой неделе посол Израиля в США, сторонник Нетаньяху Рон Дермер недвусмысленно подчеркнул, что было бы ошибкой вернуться к ядерной сделке.

Однако правительство «Кахоль-лавана» под руководством министра обороны Бени Ганца этой опасности не понимает.

Две недели назад партнер Ганца, министр иностранных дел Габи Ашкенази заявил Комитету по иностранным делам и обороне Кнессета, что бескомпромиссная позиция Нетаньяху неверна. По сообщениям СМИ, Ашкенази сказал, что Израиль может найти общий язык с администрацией Байдена по вопросу Ирана.

По словам Ашкенази, советники Байдена признают проблемы сделки 2015 года и открыты для предложений по ее улучшению. Ашкенази намерен убедить представителей иранской команды Байдена увязать вместе ядерную программу Ирана, его программу развития баллистических ракет и его региональную агрессию.

На бумаге позиция Ашкенази кажется разумной, однако в реальном мире она абсолютно несостоятельна. Решимость Байдена вернуться к ядерной сделке без каких-либо условий, за исключением формального обязательства Ирана ограничить свою ядерную деятельность, ясно дает понять, что пересмотра каких-либо ее параметров не намечается. Что касается планов Байдена по переговорам о новой сделке, у Ирана не будет никаких особых причин для этого. Отменив санкции Трампа, Байден потеряет все рычаги влияния на режим аятолл.

Расхождения «Кахоль-лавана» и Ликуда по поводу политики в отношении Ирана, как и их столкновения по вопросам национальных и стратегических интересов Израиля в Иудее и Самарии, ясно дают понять, что фарс с «правительством единства» себя исчерпал. Столкнувшись с администрацией, решительно настроенной обеспечить Иран бомбой и открыто враждебной правам и интересам Израиля в Иудее и Самарии и объединенном Иерусалиме, Израиль просто больше не может позволить себе двуглавое правительство.

Израильтяне в большинстве своем убеждены в том, что стране необходимо защищать свои национальные интересы даже ценой угрозы открытой конфронтации с администрацией США. И единственным вариантом способного на это правительства является коалиция правых партий, поддерживаемая партиями ультраортодоксов.

Согласно опросам, именно такое коалиционное правительство израильтяне намерены избрать в случае выборов. В течение нескольких месяцев блок «правых и ультраортодоксальных партий» неизменно набирает 65−70 мест, обеспечивая комфортное большинство в 120-местном Кнессете.

К сожалению, опросы, похоже, не дают представления обо всей сложности ситуации. Необходимой составляющей подобного блока «правых и ультраортодоксальных партий» является партия «Ямина» («Направо»).

Однако, совершенно неясно, в какой мере «Ямина» остается сегодня правой партией в каком-либо значимом смысле.

На первый взгляд, идея о том, что «Ямина» может перестать быть правой партией, кажется абсурдной. «Ямина» — это коалиция трех правых партий, занимающих позицию справа от «Ликуда» — «Новые правые», «Национальное единство» и «Еврейский дом». Последняя партия, «Еврейский дом» в лице Рафи Переца, оставила блок «Ямина», присоединившись к нынешнему правительству, когда оно было сформировано в мае.

Сегодня в Ямине доминируют «Новые правые».

В конце 2018 года занимавшие в тот момент посты министра образования и министра юстиции Нафтали Беннет и Аелет Шакед покинули национально-религиозную партию «Еврейский дом» и сформировали «Новых правых». На следующий день после своего шага они попросили меня первой поддержать их в решении баллотироваться в Кнессет на выборах, состоявшихся в апреле 2019 года. Я с радостью приняла их предложение. На мой взгляд, «Новые правые» были в тот момент идеологической правой партией, приверженной достижению самых важных для меня целей — реформе, укрощающей гиперактивность юридической клики и распространению израильского суверенитета в Иудее и Самарии.

Увы, вместо того чтобы сфокусировать свою кампанию на объединении единомышленников, Беннет и Шакед сосредоточились на неидеологических и даже вовсе неправых избирателях. Может быть именно это игнорирование своих естественных сторонников и ухаживания за избирателями, которых совершенно не беспокоили проблемы, поднятые партией на стяги, привело к тому, что «Новые правые» набрали в итоге на 1500 голосов меньше четырехместного электорального барьера.

В двух следующих раундах выборов Беннет и Шакед перестраховались. Они сформировали блок «Ямина» и пошли на выборы вместе с «Национальным союзом» и «Еврейским домом». Но при этом не пересмотрели избирательную стратегию. Как и на выборах в сентябре 2019 года, так и на выборах в марте 2020 года они с удвоенной силой продолжили ухаживания за левоцентристами, так и не сумев добиться в этом деле сколь-нибудь значимого успеха.

На выборах в апреле 2019 года, когда «Новые правые» не дотянули до четырех мест, фракция «Национальное единство — Еврейский дом» выиграла пять мест в Кнессете. В то время, после хаоса, вызванного внезапным уходом Беннета и Шакед, эти пять мест фактически стали отражением их электорального ядра — части национально-религиозного сегмента общества, предпочитающей секторальное голосование.

Во втором туре вся «Ямина» получила всего семь мест, а в сентябре и вовсе шесть. Иными словами, исходя из того, что базовый электорат блока «Национального союза» и «Еврейского дома» сохранял свою электоральную лояльность на протяжении всего этого периода и обеспечил пять мандатов, к марту прошлого года «Новые правые» завоевали лишь одно место в Кнессете.

Однако с момента формирования нынешнего правительства ситуация стала меняться. Опросы раз за разом показывают, что «Ямина» стабильно получает более 20 мест и занимает второе место после «Ликуда». Социологи утверждают, что примерно наполовину поддержка «Ямины» происходит со стороны левоцентристов, особенно от разочарованных сторонников «Кахоль-лавана». Другая половина приходит справа.

У поддержки «Ямины» слева есть три источника.

Во-первых, в течение последних нескольких месяцев Беннет фокусирует свои выступления на борьбе с коронавирусом, утверждая, что это единственный вопрос, который должен стоять на нынешней общественной повестке дня.

Его настойчивое внимание к пандемии и нанесенному ею экономическому ущербу привлекло к нему сторонников из числа тех израильтян, кто пострадал от карантинных ограничений и особенно нетерпелив в отношении усилий правительства по смягчению последствий эпидемии.

Во-вторых, и, возможно, среди центристских и левых избирателей это стало главным фактором, оставаясь вне правительства, «Ямина» сумела привлечь к себе некоторых из тех избирателей, кто мотивирован ненавистью к Нетаньяху.

Ну и в-третьих, «Ямина» приобретает все большую поддержку у левых, потому что в последние три месяца Беннет утратил свою лояльность к правым как в политическом, так и в идеологическом плане.

В политическом плане Беннет отрезал «Ямину» от своих основных избирателей — национальной религиозной общины еще в сентябре. На торжественном мероприятии в честь Рош ха-Шана — наступления нового года, Беннет сказал: «Я не считаю „Ямину“ секторальной партией».

Отказавшись от политической базы «Ямины», Беннет отказался и от ее идеологических основ: суверенитета в Иудее и Самарии и юридической реформы.

В прошлом месяце в интервью радиостанции «Армейские волны» Беннет сказал: «В ближайшие годы я намерен отложить политику в сторону, включая такие важные вещи, как аннексия и палестинское государство».

Возможно, самым странным аспектом в решении Беннета отказаться от базовой идеологической платформы правых является то, что оно не имеет политического смысла.

Благодаря призыву президента Дональда Трампа к установлению суверенитета Израиля над частями Иудеи и Самарии, возможность распространения суверенитета Израиля в значительной части Иудеи и Самарии стала жизнеспособным вариантом. Его поддерживает в различных формах подавляющее большинство населения страны. Так что, если Беннет не был специально заинтересован в том, чтобы заполучить признательность крайне левых, его ход не имел никакого политического смысла.

Учитывая то, что подавляющее большинство израильтян поддерживают сегодня распространение суверенитета на части Иудеи и Самарии, именно юридическая реформа стала главным клином, разделяющим теперь левых и правых в Израиле.

Но единственный вариант, при котором Израиль сможет распространить свои суверенные права в Иудее и Самарии, и, по сути, единственный путь, позволяющий правому правительству реализовать свою политику, является продвижение Кнессетом глубокой реформы, возвращающей ему полномочия, присвоенные сегодня радикальной, никем не контролируемой юридической кликой, в том числе Верховным судом, офисом юридического советника правительства и государственной прокуратурой. Будучи министром юстиции, Шакед позиционировала себя, да и свою партию как лидеров именно в этом критически важном процессе.

Однако в недавнем интервью Армейскому радио депутат Кнессета Матан Кахана, правая рука Беннета, сообщил, что «Ямина» больше не заинтересована в правовой реформе. «Мы приспустили флаг на две трети мачты», — сказал он.

А неделю спустя Беннет и вовсе «сложил» этот флаг, «засунув» его в шкаф, когда демонстративно отказался присутствовать в Кнессете во время голосования по законопроекту своего коллеги по партии, депутата Бецалеля Смотрича, потребовавшего чтобы старшие прокуроры и юридический советник правительства могли претендовать на место в Верховном суде не менее чем 10 лет после ухода в отставку со своего поста.

И если всего вышеперечисленного не было достаточно для серьезного беспокойства по поводу приверженности лидерами «Ямины» правой повестки дня, на днях Беннет объявил о том, что планирует назначить в предвыборный список кандидатов в Кнессет от «Ямина» людей не правых взглядов и , более того, отказывается исключить возможность формирования левоцентристской коалиции с партиями «Еш атид», МЕРЕЦ и НДИ.

Сподвижники Беннета и Шакеда продолжают успокаивать правых избирателей, утверждая, что, мол, факт их партнерства со Смотричем является достаточным доказательством их правизны.

Смотрич — яркий глава «Национального союза», безусловно, движим идеологией. Однако каждое заявление Бецалеля Смотрича о том, что «Ямина» никогда не сформирует левоцентристское правительство, опровергают Беннет и Кахана.

Так на днях Кахана сообщил Армейскому радио: «Мы не исключаем сотрудничества с Лапидом и МЕРЕЦом в правительстве, которое мы сформируем, отложив в сторону все разногласия. Все равно в ближайшие четыре года шансов на реализацию правой повестки дня нет».

Иными словами, сколько мест получит «Ямина» от правых избирателей, столько мест не досчитается опирающаяся на ультраортодоксов коалиция правых, отдаляясь от возможности создать правое правительство. В лучшем случае, при условии, что Беннет соизволит вступить в нее, она вновь будет сведена к нынешнему неуклюжему двухглавому правительству национального паралича.

По мере того, как в Великобритании и США разворачивается вакцинация населения, начинает брезжить свет в конце туннеля коронавирусной эпидемии. Вместе с тем, по мере установления контроля над пандемией, мы, возможно, стремительно приближаемся к мрачному четырехлетнему туннелю администрации Байдена. И единственным вариантом, при котором Израиль сумеет успешно противостоять грядущим испытаниям, станет создание способного к последовательным и решительным действиям сильного и стойкого правого правительства.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

490

Похожие новости
24 сентября 2021, 17:00
23 сентября 2021, 09:00
23 сентября 2021, 05:00
24 сентября 2021, 13:00
22 сентября 2021, 07:00
24 сентября 2021, 11:00

Выбор дня
24 сентября 2021, 01:00
24 сентября 2021, 11:00
24 сентября 2021, 01:00
24 сентября 2021, 03:00
24 сентября 2021, 13:00

Новости партнеров

Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
23 сентября 2021, 05:00
22 сентября 2021, 09:00
23 сентября 2021, 03:00
19 сентября 2021, 20:45
17 сентября 2021, 20:45
20 сентября 2021, 13:00
21 сентября 2021, 19:00

Интересное на сайте
14 ноября 2012, 15:10
12 декабря 2012, 10:41
03 ноября 2011, 13:06
12 июня 2011, 12:19
17 мая 2013, 16:30
10 августа 2012, 16:11
28 января 2014, 16:31