Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Мой дом в Донецке шатался, как дерево, убиты люди»

Кошмарную ночь с 2-го на 3-е февраля на Донбассе запомнят надолго. Через сутки после переговоров контактной группы в Минске столицу ДНР накрыл огненный шквал.

Дом, где живет сейчас наш собкорр в Донецке, шатало, как дерево под ветром. Местные жители сидят в бомбоубежищах и подвалах и с ужасом ждут новых обстрелов. Они массово покидают ближние к Авдеевке районы Донецка, взрослые не ходят на работу, дети — в школы.

В четверг с работы пораньше не отпускали, но военные кого-то предупредили, что обострение будет. И по цепочке сразу же пошло по городу: «Документы и деньги держать при себе, бомбоубежища знать!».

Бомбоубежища в Донецке, согласно распоряжениям Александра Захарченко, начали приводить в порядок еще в сентябре 2016-го. Тогда эти приказы казались нарочитыми — опубликованными для привлечения внимания в момент того, что тогда называли «обострением». А сейчас теплые подвалы со светом и запасом свечей, спичек, воды — как благословение. Мороз на дворе, в неотапливаемом подвале не посидишь.

Когда ты гражданский, при обстрелах твое дело маленькое — ты слушаешь «прилеты» и «отлеты» и ждешь утра. Утром начинаются звонки. «Кумовья напротив Киевского райисполкома живы, вчера радовались, что свет дали, а сегодня окна вынесло, машину внизу засыпало, но Витя не выходит пока поглядеть. Сестра на Заперевальной очень испугалась, но и только, а друзья на Таманской хоть и на севере города, но отделались больше грохотом, к ним во двор не прилетело» — делится своей личной утренней перекличкой хозяйка квартиры, где я останавливался на эту ночь. Сейчас в Донецке это новый тренд — ночевать поближе к центру или Пролетарскому району, подальше от ближних к Авдеевке и аэропорту улиц.

«В Киевском районе один подвал с жителями дома снарядом засыпало, только откопали. МЧС на всех не хватает», — было и такое сообщение в моей почте сегодня в 11:00.

«Нанесен колоссальный ущерб жилому фонду, инфраструктуре. Пострадало 5 школ, 2 детских садика» — это запись в Фейсбуке и.о. Главы Донецка Алексея Кулемзина..

Многострадальный северный Киевский район в эту ночь был не самым пострадавшим. Взрыв боекомплекта на транспортной развязке возле Мотеля в благополучном Калининском районе поднял на ноги весь город. Наш девятиэтажный дом шатался от взрывной волны, как дерево. При том, что мы километрах в шести от эпицентра. Что это сдетонировало от попадания снаряда, до сих пор толком не ясно. Но возле мотеля большой мост, транспортное кольцо с выходом на Макеевку и тихий Пролетарский район Донецка. В 21-00, за два часа до комендантского часа, народу там хватало. К счастью, ни одного полного автобуса в момент взрыва рядом не оказалось, но и без этого — двое убитых, 13 раненых.

Следующую ночь в Донецке ждут с ужасом. Школы и вузы закрыты, Министерство образования настоятельно порекомендовала «продлить период заочного обучения».

В бюджетных организациях сотрудники при отсутствии серьезных дел отпускаются домой. Слухи ходят самые невероятные — например, говорят, что наблюдательная миссия ОБСЕ покинула город. У них действительно очень строгий регламент безопасности и очень плохая репутация по обе стороны линии фронта. Но на этот раз, скорее всего, кто-то просто увидел патрули ОБСЕ, сопровождавшие на выезд бригады ремонтников.

3 февраля было достигнуто третье подряд соглашение о кратком перемирии. Два предыдущих не помогли обеспечить электроэнергией Авдеевку и Донецкую фильтровальную станцию. Сейчас, по словам украинского губернатора Павла Жебривького, есть письменные гарантии о прекращении огня с 7 утра до 18-00 для работы ремонтных бригад с обеих сторон. «Чтобы было что ночью рушить!» — грустно шутят в Донецке по этому поводу.

В Авдеевке, между тем, беда с отоплением. Коксохим на грани остановки. Как сообщил директор АКХЗ Муса Магомедов, фильтровальщица Елена Волкова 1980 года рождения погибла при обстреле центра города вчера. С ней рядом погиб водитель машины МЧС, тяжело ранило подполковника-спасателя. Огнем накрыло гуманитарный палаточный городок возле стадиона и пункт раздачи помощи возле 2-й школы. Где-то там получил ранение в лицо английский фотограф Кристофер Нунн. Он лежит сейчас в городе Днепре (экс-Днепропетровске) в 66 военном госпитале.

По поводу танков, замеченных в районе Авдеевки, пресс-служба АТО сделала выговор журналистам — это были не просто танки, а «танки в оперативном резерве командования». В Донецке в основном обсуждают не танки, а их пушки, калибром выше разрешенного минскими договоренностями, и машины ОБСЕ рядом.

Бои идут на всем протяжении линии фронта. Снаряды вчера прилетели не только в Донецк и Макеевку, но и в Марьинку, Красногоровку, Ясиноватую, греческое село Сартана, которое является частью Мариуполя. Война вползает в эскалацию в плотной городской конгломерации, где живет больше миллиона человек, и не собирается останавливаться. Эта ужасная мысль начинает доходить до всех.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

302

Похожие новости
20 сентября 2017, 14:30
21 сентября 2017, 10:30
20 сентября 2017, 17:15
21 сентября 2017, 10:30
21 сентября 2017, 10:30
20 сентября 2017, 12:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
17 сентября 2017, 21:15
15 сентября 2017, 17:15
19 сентября 2017, 15:15
16 сентября 2017, 20:30
15 сентября 2017, 02:00
17 сентября 2017, 16:15
16 сентября 2017, 02:00

Интересное на сайте
09 ноября 2012, 10:50
10 августа 2012, 16:11
31 января 2013, 11:27
15 марта 2012, 15:34
13 апреля 2013, 10:41
14 ноября 2012, 15:27
21 февраля 2012, 10:22