Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Мост слишком далеко»: стратегия Пентагона на «восточном фланге» НАТО

7 марта 2020 года официальный представитель МИД России Мария Захарова прокомментировала начало масштабных учений НАТО в Евроатлантике Defender Europe 20. МИД России призвал НАТО задуматься о последствиях «агрессивных действий». Однако, не успев начаться, учения оказались под угрозой срыва из-за начавшейся эпидемии коронавируса.

12 марта Европейское командование США (EUCOM) объявило о планах сокращения учений за счет уменьшения состава участников из США. Была остановлена разгрузка техники в морских портах. 13 марта командование бундесвера объявило о выводе всех германских военнослужащих из учений. 14 марта американское командование Сухопутных войск в Европе (USAREUR) объявило о первом заболевшем коронавирусом солдате из числа постоянного американского контингента в Европе. В любой момент можно ожидать, что EUCOM объявят об отмене учений. Между тем, строевые командиры в пику своему штабному командованию частным порядком полагают, что коронавирус явился настоящим «подарком» для учений Defender Europe 20, поскольку дал вводную — «использование противником оружия массового поражения».

Что бы там дальше не случилось с учениями Defender Europe 20, полагаем необходимым дать общее разъяснение месту учений Defender Europe 20 в общей военной стратегии США в Европе.

Общее вводное замечание. С начала 1990-х годов наша «прогрессивная и передовая» общественность с завидным постоянством твердит о том, что время Империй прошло. Это, разумеется, не так, и вершители судеб цивилизаций — Империи, по-прежнему, остаются главными игроками на сцене истории человечества. Можно, разумеется, воображать, что США — это некий новый тип государства эпохи постмодерна, отрицающего Империю. Здесь заметим, что у США, как «империи», в прошлом вполне имеется исторический аналог — это Афинский морской союз V века до нашей эры. Эта выдающаяся Империя Античности представляла собой военно-политический протекторат одного главного греческого полиса — Афин над их неравноправными союзниками. Блестящие культурные достижения Афин классической эпохи в значительной степени были профинансированы «союзниками» по «демократическим ценностям» того времени.

Замечание и аналогия на этот счет важна с точки зрения следующего в ряду положения. Империя обозначает свою власть над подчиненными ей территории своим военным присутствием — образным языком говоря, сапогом своего пехотинца. В этом плане учения США Defender Europe 20 являются в главной своей части учением Сухопутных войск США (US Army). Учения обозначают присутствием американского пехотинца территорию владений Американской Империи. Расширение НАТО на Восток было не просто политическим актом, а в буквальном смысле — продвижением американской пехоты.

В настоящее время в Европе дислоцируется на постоянной и ротационной основе около 70 тыс американских военнослужащих. Для сравнения в разгар холодной войны на европейском континенте были размещены более 400 тыс американских военнослужащих. После завершения холодной войны этот контингент был значительно сокращен, но полностью не выведен из Европы. Он продолжает ее контролировать.

После последнего при президенте Обаме в 2012 году сокращения американского военного присутствия в Европе, из Сухопутных войск США здесь оставалось всего 24 тыс военнослужащих. Из ударных частей — всего две бригады с постоянными квартирами в Италии и Германии — одна воздушно-десантная быстрого реагирования — 173-я, Виченца, и одна механизированная «страйкер-бригада» — 2-й Кавалерийский полк, Фильцек. Обе постоянно дислоцированы на территории Западной Европы, контролируемой США после завоевания в 1945 году. После вывода большей части подразделений Сухопутных войск, американцы сохранили в Европе некоторые ключевые морские базы, особенно те, которые расположены вдоль южного фланга НАТО на Средиземном море, и ряд авиабаз, которые считаются критически важными для основного транспортного обеспечения в Европе и вспомогательных операций на Ближнем Востоке и в Африке. Контроль над Океаном ВМС США и над европейскими морскими портами — прямой или посредством НАТО — определяет возможность наращивания присутствия американских Сухопутных войск в Европе.

В 2014 году грянул спровоцированный США и их союзниками украинский кризис с ответом России — восстанием на Донбассе и возвращением Крыма. Восстанавливающаяся и сопротивляющаяся Россия обозначила военную угрозу американскому имперскому присутствию в Европе и поставила предел расширению на Восток. Новые сателлиты США по НАТО в Центральной и Восточной Европе стали «просить» у американцев для себя реальных военных гарантий в сфере безопасности.

Еще до военно-политического кризиса 2014 года НАТО разработало планы обороны Польши, которые были готовы в 2010 году. На саммите НАТО в Уэльсе в 2014 году было принято решение начать более детальное предварительное планирование для сдерживания, быстрого усиления и коллективной обороны на «восточном фланге» НАТО. С тех пор НАТО разработала ряд поэтапных планов реагирования, охватывающих различные части пограничного района НАТО с Россией — от Северной Норвегии через Прибалтику, дальше через Польшу в Румынию, Болгарию и Турцию, в Средиземное море. Перспективное военное планирование НАТО должно постоянно обновляться и проверяться с помощью учений.

После начала кризиса 2014 года США установили прямое присутствие по одной американской воздушно-десантной роте в каждой из Прибалтийских стран, использовав силы своих Сухопутных войск, постоянно базирующиеся в Европе. Внешне это был чисто символический жест. Американские военные «заложники» в Прибалтике в случае «российской агрессии» автоматически станут ее попутной «жертвой» и тем самым гарантом исполнения США 5-ой статьи НАТО в отношение прибалтийских государств. Таким символическим жестом США обозначили реальное передовое присутствие своей «пехоты» на т. н. «восточном фланге» НАТО.

Пока что территориальную оборону в Польше и Прибалтике США не удается создать из-за ограничений соглашения с Россией 1997 года (Основополагающий акт Россия-НАТО) и из-за разных позиций союзников по НАТО в этом вопросе. По сути, у союзников по НАТО присутствуют разные взгляды на «российскую угрозу» и на соответствующие меры по борьбе с ней. По этим причинам США и НАТО воздерживаются от постоянного размещения своих боевых сил в Центральной и Восточной Европе.

Отсутствие единства США со своими союзниками — и прежде всего с Германией привело к поиску обходных решений, таких как поддержание передового, умеренного и ротационного присутствия «на восточном фланге». При этом в стратегии был сделан акцент на быстрое усиление в случае кризиса.

Сейчас с 2017 года в каждой из стран Прибалтики и в Польше развернуто по одному усиленному батальону НАТО «расширенного передового присутствия» — eFP. Это многонациональные подразделения, в каждом из которых представлено до пяти стран. Только в eFP, развернутом в Польше, служат американские военные. Четыре eFP вместе с легкими бригадами прибалтов составляют передовые части в первой линии обороны в случае военного кризиса в Прибалтике. Батальонные группы eFP уже хорошо интегрированы в бригады принимающих прибалтийских стран в мирное время. Тем не менее, «почему мы должны умирать за Нарву»? Неясно, все ли подразделения eFP настроены «драться» в случае конфликта, поскольку некоторые члены НАТО рассматривают эти подразделения в первую очередь только как жест солидарности или учебные команды для туземцев. Кроме того, в случае военного конфликта вероятна ситуация, что многонациональные eFP будут дезорганизованы множественными приказами из своих национальных министерств обороны и штабных структур НАТО. В военном и политическом плане eFP по отдельности ненадежны.

Поэтому четыре батальонные группы eFP подчинены созданной в марте 2017 году на базе штаба польской 16-й механизированной дивизии штабной структуре — т. н. «Многонациональной дивизии Северо-Восток» в Щецине. Кроме задачи координации и подготовки eFP, этой Северо-восточной дивизии НАТО (Щецин) формально еще подчинены: литовская мотомеханизированная бригада «Железный Волк» (Рукла), чешская 7-я механизированная бригада (Хранице) и польская 21-я бригада подгальских стрелков (Жешув).

Для самой Прибалтики НАТО поддержало создание отдельной штабной структуры — «Многонациональной дивизии Север» (MND-N) с штаб-квартирой в Дании, Эстонии и Латвии и с тыловым обеспечением в Карупе, Дания. Многонациональная дивизия Север объединит под своим командованием легкие бригады прибалтов.

Военные планировщики НАТО понимают, что сил еFP и легких бригад прибалтов совершенно недостаточно для обороны Прибалтики. Эти силы нуждаются в быстром подкреплении, иначе они в гипотетическом военном столкновении с вооруженными силами Россией будут быстро разгромлены за одну-две недели боевых действий.

Поэтому для быстрого реагирования на «восточном фланге» (читай: в Польше и Прибалтике) НАТО утроило численность своих Сил реагирования НАТО (NRF) с 13 тыс до 40 тыс солдат и создало Объединенную целевую группу очень высокой готовности (VJTF) — формирования размером в одну многонациональную усиленную бригаду в 6−8 тыс человек с постоянной готовностью для развертывания в течение 5−7 дней. В 2019 году Германия вносила основной вклад в VJTF своей 9-ой танковой демонстрационной бригадой (Panzerlehr Brigade) с дополнением подразделений из Норвегии и Нидерландов. В 2020 году VJTF «ведет» уже Польша, которая дает половину из 6-тыс контингента. Основное подразделение здесь — это все те же подгальские стрелки. Две другие многонациональные бригады NRF должна быть готовы к развертыванию в течение 30−45 дней. В отношение «быстрого реагирования» они явно запаздывают.

Поэтому на саммите в Брюсселе в июле 2018 года было принято общее решение о готовности союзников по НАТО к формуле «30−30−30», т. е. в случае кризиса они должны развернуть в течение 30 дней или меньше 30 батальонов, 30 эскадрилий и 30 военно-морских судов с силами поддержки. Пока что «30−30−30» остается в НАТО пожеланием, а не подготовленным практическим решением. Но над проблемой работают.

Теперь собственно о военном стержне НАТО — Сухопутных войсках США. После 2014 года постоянное присутствие Сухопутных войск США в Европе было усилено в 2018 году одной бригадой реактивной артиллерии — 41-ой бригадой полевой артиллерии с постоянным гарнизоном в Графенвер, Баварии.

Главным решением, как мы писали выше, по усилению на «восточном фланге» стало не постоянное, а ротационное развертывание. В 2017 году в рамках операции Atlantic Resolve США начали ротационное развертывание сил на «восточном фланге» в Европе. Оно состоит из девятимесячного развертывания в Европе двух бригад Сухопутных войск США с территории Соединенных Штатов — одной бронетанковой бригады (ABCT) в Польше, Жагань, одной вертолетной бригады армейской авиации (САВ) в Каттербахе/Ансбахе, Германия и группы поддержки в Германии. Здесь надо понимать, что каждое ротационное развертывание также одновременно является еще и практическими учениями или тренировкой по переброске американских войск в Европу. Ротационная бронетанковая бригада прибывает из США в Европу, Польшу со всей своей техникой, за исключением, может быть, легких автомобилей. Сейчас с октября 2019 года в очередном ротационном развертывании в Польше на девять месяцев находится 2-я бронетанковая бригада 1-ой Кавалерийской дивизии. Это 3,5 тыс военнослужащих, 85 танков М1А2 Abrams, 120 БМП M2A2 Bradley, 15 самоходных артиллерийских установок M109A6 Paladin, 500 гусеничных машин, 1200 колесных машин и единиц техники, 300 прицепов. «Тяжелые бригады» Армии США действительно тяжелы.(1) Этот факт необходимо учитывать для временного расчета развертывания.

Между тем, в военном командовании США полагают, что ротационное развертывание, несмотря на его дороговизну — это лучший способ поддержания боеготовности бригад Армии США.

Не следует делать страшные глаза по поводу ротационного развертывания одной бронетанковой бригады США. Это своего рода современный стандарт Пентагона для заморского развертывания Сухопутных войск США для сдерживания в Евразии. В настоящее время одну ротационную бронетанковую бригаду американцы держат в Польше, в Европе; одну — в Кувейте на Ближнем Востоке; одну — в Южной Корее на Дальнем Востоке. Следовательно, всего в ротационном развертывании у американцев по такой формуле задействовано девять бронетанковых бригад из имеющихся пятнадцати. Для одного региона одна бронетанковая бригада состоит в развертывании, другая в США готовится к развертыванию, третья «переводит дух» в США после развертывания.

Произведем окончательный расчет. В 2019 году США приблизительно имели 65 тыс военнослужащих в Европе, из которых 38 тыс — это Сухопутные войска. Из них на сегодняшний день США держат на девятимесячной ротации одну бронетанковую бригаду (ABCT) в Польше, одну бригаду армейской авиации (САВ) и одну целевую группы поддержки из более чем 900 солдат в Германии. Плюс к ним одна американская страйкер-бригада и одна артиллерийская бригада постоянно размещены в Германии, а одна американская воздушно-десантная бригада — в Италии. Всего в сумме пять бригад Сухопутных войск США, из них одна — тяжелая.

Все эти подразделения должны быть готовы сражаться в течение первых 30 дней конфликта, а десантная 173-я бригада — даже еще раньше. Для управления этими войсками на «восточном фланге» в марте 2018 года в Познань был частично переведен штаб 1-ой Пехотной дивизии. В июне 2019 года во время визита президента Польши Анджея Дуды в США была достигнута договоренность об увеличении американского военного присутствия в Польше примерно на 1000 солдат. В счет них и стали считать дивизионную штабную структуру. 23 сентября 2019 года на полях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке президенты Трамп и Дуда подписали Совместную декларацию о развитии оборонного сотрудничества. Именно по этому соглашению в Познани развертывается полная дивизионная штабная структура. В счет этого соглашения в конце 2019 года в Польшу из Форт-Худа, штат Техас, прибыл штаб 1-й Кавалерийской дивизии — около 500 человек личного состава.

Этот штаб 1-й Кавалерийской дивизии и запланирован к управлению учениями Defender Europe 20. После окончания учений в июне 2020 года из Познани в США вернется штаб 1-ой Пехотной дивизии, а штаб 1-й Кавалерийской дивизии останется на его месте и дальше и будет через какой-то период сменен аналогичной дивизионной штабной структурой из США на основании ротации. Таким образом, ротационное развертывание на «восточном фланге» приобрело характер присутствия в кризисном регионе. Аналогичным образом, на Ближнем Востоке в Кувейте против Ирана США держат сейчас в ротационном развертывании одну дивизионную штабную структуру и одну бронетанковую бригаду.

Учения Defender Europe 20 — это дивизионные учения под руководством штаба 1-й Кавалерийской дивизии Армии США. На учения Defender Europe 20 было запланировано прибытие из США — эквивалента частей одной дивизии — трех бронетанковых бригад. Две бригады должны приехать со своей техникой и вооружением из США. Одна — получить технику и вооружения со складов «армейских подготовленных запасов» (APS) в Германии и Бельгии, т. е. примерно в 1500 км от Прибалтики. Эти склады в Германии, Бельгии и Нидерландах содержат технику и вооружения, достаточные для вооружения одной бронетанковой бригады Армии США.

Планируются склады еще на одну бригаду. Территория авиабазы Повидзь в Польше определена, как место постоянного складирования бронетехники, вооружений и боеприпасов на одну бронетанковую бригаду Армии США.

Для общего управления снабжением недавно НАТО взяла на себя обязательство создать командование тыла в Германии для решения задач логистики на театре военных действий.

Таким образом, главный запланированный результат учений Defender Europe 20 — не только практический, но и организационный. На территории Польши в Познани останется полная американская дивизионная штабная структура, готовая к быстрому развертыванию на восточном фланге НАТО еще трех бригад с территории США. При этом планируется через несколько лет ускорить доставку двух бригад за счет хранения их вооружений на складах в Европе.

Если суммировать ударный потенциал учений Defender Europe 20 с развертыванием в Польше трех американских бронетанковых бригад в дополнение к одной имеющейся уже там ротационной бронетанковой бригаде, с плюсованием к ним участвующих в учениях подразделений польской 12-ой и 16-ой механизированных дивизий, то у российских и белорусских границ создавалась бы солидная американо-польская мобильная ударная группировка примерно в 450 тяжелых танков. БМП, БТР и артсистемы здесь не считаем, хотя помним, что они есть. Не будем забывать и тот факт, что с января и до июня 2020 года в Польше в Познани развернуто одновременно две дивизионные штабные структуры — 1-ой Пехотной и 1-ой Кавалерийской дивизий. Это уже близко к корпусу. При этом суммарное развертывание Сухопутных войск США в случае учений приходилось бы на май и июнь — самый благоприятный сезон ведения боевых действий в климатических условиях Восточной Европы.

На саммите НАТО в Уэльсе в 2014 году было решено увеличить количество учений с приоритетом коллективной обороны. С 2014 по 2015 год количество учений всякого рода возросло со 115 до 280. Большинство национальных, многонациональных и под руководством НАТО учений, проводимых в Европе с 2014 года, проверяют способность подразделений — батальонных и бригадных групп проводить дальние марши. Ежегодное учение Sabre Strike отрабатывает передвижение крупных войсковых соединений из Польши в Прибалтику. Учения НАТО Jump специально созданы для проверки мобильности и быстрого реагирования подразделений VJTF. С 2017 года увеличились практические упражнения по перемещению сил из США в Европу и через Европу к ее восточной границе на основе ротационного развертывания. Учения Defender Europe 20 проверили бы «подвижность» на большую глубину на европейском театре военных действий подразделений дивизионного звена.

На брюссельском саммите в июле 2018 года лидеры НАТО подчеркнули необходимость повысить оперативность принятия политических и военных решений в НАТО, повысить готовность национальных сил и улучшить возможности для перемещения подкреплений по всей территории НАТО. Давно уже выявлены недостатки, препятствующие мобильности в передвижении войск НАТО — инфраструктурно-логистические и юридически-бюрократические. Диапазон недостатков фиксируется от состояния шоссейных дорог, железных дорог и мостов, которые не могут выдерживать тяжелую военную технику, до чрезмерно сложных таможенных и пограничных процедур и правил. НАТО видит приемлемым получение дипломатического разрешения на передвижение по национальным территориям в ЕС в течение не более пяти дней с момента поступления запроса.

Члены НАТО модернизируют европейскую транспортную инфраструктуру и проводят более частые учения и тренировки военной мобильности. НАТО устраняет выявленные инфраструктурные и правовые препятствия для военной мобильности и, в сущности, ускоряет свои операции по усилению «на восточном фланге». Инициатива Европейского союза «Постоянное структурированное сотрудничество в обороне» (PESCO) предназначена для решения проблемы военной мобильности НАТО.

После 2014 года способность НАТО направлять переброску войск из США в Европу улучшена созданием двух новых команд логистики — JFC Norfolk и JSEC Ulm. JFC Norfolk — это многонациональная команда под руководством США, которая действует вместе с командованием восстановленного 2-го Флота ВМС США. Ее главная задача — это обеспечение безопасности морских транспортных путей в Северной Атлантике и защита трансатлантических американских подкреплений, направляемых в Европу.

Таким образом, присутствие Сухопутных войск США «на восточном фланге» НАТО в основном сосредоточено сейчас в Польше и Германии с тыловыми объектами в Германии, Голландии и Бельгии и с коммуникационной линией через Германию из Бельгии и Голландии. Однако вся эта «грозная» внешне картина имеет существенный в своей основе недостаток, в результате которого американских военных планировщиков преследуют сейчас кошмары на случай гипотетического военного конфликта с Россией в Прибалтике. Кошмары эти можно определить аллюзией на известную игровую голливудскую кинодраму 1977 года «Мост слишком далеко» (A Bridge Too Far). Сейчас передовые подразделения НАТО, оседлавшие «Мост» — Прибалтику, оказались «слишком далеко» (Too Far) для подкрепления их основными силами. Противник разгромит эти передовые отряды до того, как к ним придет помощь. Расчеты планировщиков НАТО показывают, что российские войска могут захватить Прибалтику с разгромом легких бригад и всякого рода «партизан» прибалтов за одну-две недели после начала операции.(2) При этом вполне может оказаться так, что тройка развернутых в Прибалтике многонациональных батальонов еFP не выйдут за ворота своих расположений.

Большое количество инициатив и мер, принятых с 2014 года, привело к двусмысленности и дублированию мандатов между новыми структурами в структуре командования и сил НАТО, что может привести к путанице и задержкам в случае кризиса или войны.

В настоящее время НАТО имеет лишь «некоторые компетенции» для доставки стратегических подкреплений на «восточный фланг» в «разумные сроки». Однако в условиях кризиса эти временные рамки могут оказаться недостаточными. Достижение требуемого уровня готовности в 30 дней или меньше представляют собой серьезную проблему для реализации. Ротация из США одной бронетанковой бригады занимает примерно 7−8 недель, а развертывание бригады VJTF — около двух недель, а не пять дней, как от нее требуют. И то, и другое весьма далеко от поставленных целей готовности США и НАТО. Пример ротационного развертывания в Польше в начале 2019 года 1-й бронетанковой бригады 1-й Пехотной дивизии показал, что общее время развертывания от Форта-Райли, Канзас, США до Жагани в Польше занял примерно два месяца. Такой первоклассный порт, как Антверпен, вряд ли может обрабатывать на разгрузке военной техники более двух морских судов одновременно. Еще более проблемным в этом отношении выглядит голландский порт Флиссинген, впервые задействованный для приема военной техники из США в октябре прошлого года.

Ситуация с расширением НАТО в Польшу и Прибалтику в военном плане создает ситуацию «Мост слишком далеко». Дотянуться необходимыми подкреплениями до этого «Моста» в необходимые сроки крайне сложно или даже невозможно. А поражение НАТО в скоротечном конфликте в Прибалтике, по мысли его стратегов, будет иметь самые гибельные военно-политические последствия для военного блока в целом. Он просто развалится, полагают они.

Это, так сказать, общая логика рассуждений в США и НАТО относительно стратегии обороны в Польше и Прибалтике. Но под эти разговоры и при практическом создании способности сдерживания на «восточном фланге» в конечном итоге в результате постоянной работы США и НАТО может расшириться и до ситуации с «более надежной территориальной обороной». Разумеется, текущая ситуация с созданием США военного сдерживания НАТО непосредственно у границ Российской Федерации создает угрозу. Разумеется, развернутой группировки США и НАТО даже в случае учений Defender Europe 20 явно недостаточно для большой наступательной войны против РФ. Но американцы изучают и отрабатывают возможности быстрого наращивания группировки своих войск и войск союзников по НАТО в этом районе. Потенциал этого наращивания необходимо изучать и отслеживать.

Кроме того, текущее развертывание Сухопутных войск США и Польши несет прямую угрозу народам Российской Федерации и народам постсоветских государств в случае внутриполитической дестабилизации, ослабления или кризиса государственности Российской Федерации. В ситуации Смуты подразделения Сухопутных войск США и их союзников войдут на «территорию» в качестве «миротворцев» и для «гуманитарной помощи». Подобный сценарий и его последствия для национальной безопасности также необходимо иметь в уме, наблюдая развертывание сухопутных войск США и НАТО на «восточном фланге» и проведение учений, вроде Defender Europe 20.

(1) Бронетанковая бригада (ABCT) Армии США состоит из: трех комбинированных батальонов, одного артиллерийского батальона, кавалерийского эскадрона (разведывательного), батальона поддержки, инженерного батальона. Основная боевая единица — комбинированный батальон бронетанковой бригады (ABCT) состоит из двух мотопехотных и двух танковых рот, а также штабной роты. Штатный численный состав ABCT 4200 военнослужащих.

Страйкер бригада состоит из: штабной роты бригады, трех пехотных батальонов, артиллерийского батальона, кавалерийского эскадрона (разведывательный), батальона поддержки и инженерного батальона. Пехотный батальон страйкер-бригады состоит из трех стрелковых рот и штабной роты. Штатный численный состав Страйкер бригады 4440 военнослужащих.

Бригада армейской авиации (САВ) имеется двух типов: тяжелая (heavy) и многоцелевая (full spectrum). Тяжелая бригада армейской авиации имеет три атакующих батальона и один общий батальон, штабную роту, батальон поддержки и роту беспилотной авиации. Многоцелевая бригада армейской авиации имеет два атакующих батальона, общий батальон, разведывательную эскадрилью, штабную роту, батальон поддержки и роту беспилотной авиации. Штатный численный состав CAB 3020 военнослужащих.

(2) Мы не обсуждаем в духе наших «пикейных жилетов» принципиальную невозможность подобной операции. Военные планировщики противника должны смотреть на потенциал, учитывать его и исходить из факта того, что «невозможное бывает». Кто в 2013 году мог знать, что в марте 2014 года Россия вернет себе Крым и изменит военно-политическую ситуацию у границ Европы?

Аналитическая редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

447

Похожие новости
08 апреля 2020, 14:30
08 апреля 2020, 12:30
08 апреля 2020, 16:30
08 апреля 2020, 14:30
08 апреля 2020, 10:30
08 апреля 2020, 08:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
05 апреля 2020, 02:30
04 апреля 2020, 20:00
05 апреля 2020, 06:30
02 апреля 2020, 14:30
04 апреля 2020, 14:30
04 апреля 2020, 12:00
02 апреля 2020, 20:30

Интересное на сайте
28 января 2014, 16:31
02 ноября 2011, 15:09
21 февраля 2012, 10:22
17 мая 2013, 16:30
22 февраля 2013, 16:53
14 декабря 2010, 12:21
28 апреля 2011, 16:31