Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Мерзкое» шуршание мины и гибель товарища — интервью с раненым бойцом

Около недели назад на южном фронте вместе со своим товарищем был ранен военнослужащий ДНР Олег Миронов, сорвавший в 2014 году концерт Андрея Макаревича из-за того, что тот выступал перед украинскими добробатами во время тяжелых обстрелов Донбасса с их стороны. Сослуживец Олега Александр Шевченко (позывной «Локи») погиб во время того злополучного обстрела 21 января, а сам Олег Миронов в настоящее время находится на лечении в госпитале. Он рассказал в интервью EADaily что такое терять боевых товарищей, убегать от мины и годами проводить время в окопах на передовой.

— Расскажи, пожалуйста, когда был обстрел, при каких обстоятельствах вас с Локи ранило?

— Это было недавно, 21 января. Обстрел был не то чтобы действительно сильным — просто укропы решили напомнить о себе и притащили 82-й миномёт в Широкино. Насколько я понимаю, по всем договорённостям их там быть не должно. Тот участок, на котором мы с Локи попали под обстрел около года ни разу не обстреливался. Мы и не ожидали ничего, все получилось достаточно глупо. Мы шли, когда услышали выход. Локи среагировал сразу — упал. Я сначала не придал значение, и упал только тогда, когда уже услышал отчётливое «шуршание» мины. Это такой мерзкий звук — будто камешек в пакет положили и кинули, как мячик. Взрыв пришёлся совсем рядом с Саней, и если бы он не среагировал как надо (упасть как можно ниже), а пошёл за мной, то, может быть, остался бы жив… А я почувствовал, что ранен в ногу, в колено, и начал выбираться из-под обстрела. Засекаешь время от прилёта до выхода и после прилёта перебегаешь, отсчитывая про себя время. Слышишь шуршание или, если время подходит, — падаешь. И так пока не доберешься до укрытия. Из-за выброса адреналина в кровь боли я почти не чувствовал. Неудобно бежать только было. И мокрое в штанине под коленкой ощущал. Так и доковылял. Ребята, выскочили, вытащили Локи из-под обстрела. Он хрипел, булькал кровью и какой-то то ли пеной, то ли слизью. Нас оперативно эвакуировали, и пока везли в «таблетке» до реанимобиля, который выехал нам навстречу, Саня умер.

Фото из личного архива Олега Миронова

— Страшно ли видеть, как умирает на твоих глазах друг?

Тут сложно ответить честно. Вообще существует такое понятие: «профессиональная деформация личности». Если ты долго служишь, то начинаешь смеяться над теми вещами, над которыми нормальные люди не смеются. Иначе с ума сойдешь. Особенно если сталкиваешься со всем этим изо дня в день, из месяца в месяц, годы… Смеяться над смертью Сани, конечно, мне не хотелось, но какое-то спокойное принятие факта, что погиб твой друг, присутствует. До службы на Донбассе, я бы, наверное, месяц после такого ни с кем не разговаривал. Жалко, конечно, Саню, но ведь все там будем. Может быть, завтра я также буду хрюкать и скашивать кровь. И есть ещё такой момент, но он личный. Я пишу стихи, в большинстве своем они мрачные. Так вот эти стихи — они для как терапия. Я написал стихотворение на смерть Сани и мне стало уже не так сумрачно на душе.

— Расскажи, пожалуйста, о погибшем парне, когда он пришел в ополчение, где и ради чего воевал, кто у него остался?

— Саня сам из Макеевки, только его там Шевой звали — по фамилии Шевченко. Шебутной парень был — из футбольных «ультрас» донецкого «Шахтёра». В Питере три года жил ещё до войны. Вспоминал часто этот город. Отец у него остался инвалид, жена бывшая и сын маленький. Когда, как и за что он пошёл воевать, я сейчас, честно говоря, даже и не скажу. Эта война длится так долго, что это уже никто не задает друг другу такие вопросы. Могу сказать только, что он боевой парень был, задорный и жизнерадостный. Но в то же время было в нём что-то детское. Он и сам росточка не высокого был, «крепыш» такой.

— Как твое самочувствие? Куда тебя ранило и каковы прогнозы врачей?

Осколочное ранение в колено. Жить буду, но, вероятно, буду хромать, а, может, не буду. Как заживёт. От этого будет зависеть и то, смогу ли я дальше продолжать службу.

Напомним, в 2014 году Олег Миронов в компании своих товарищей по партии «Другая Россия» распылил перцовый баллончик перед сценой на концерте Андрея Макаревича, незадолго до этого выступившего перед участниками АТО на Донбассе с украинской стороны. После этого Миронов был приговорен к заключению на два года и семь месяцев, а после выхода на свободу поехал воевать на Донбасс, где остается до сих пор. В интервью EADaily Миронов рассказывал, что перед тем, как решиться на эту акцию, он потерял на Донбассе друга, воевавшего на стороне ополчения.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

641

Похожие новости
22 апреля 2021, 20:30
22 апреля 2021, 14:30
21 апреля 2021, 14:30
21 апреля 2021, 10:30
21 апреля 2021, 16:30
22 апреля 2021, 16:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
19 апреля 2021, 16:30
17 апреля 2021, 10:30
19 апреля 2021, 18:45
17 апреля 2021, 08:45
18 апреля 2021, 02:30
20 апреля 2021, 12:30
17 апреля 2021, 18:30

Интересное на сайте
02 ноября 2011, 15:09
22 августа 2012, 10:54
06 февраля 2010, 16:11
17 мая 2011, 11:31
06 февраля 2010, 17:37
13 апреля 2013, 10:41
14 декабря 2010, 14:20