Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Латвийский суд отказался выпустить правозащитника Гапоненко на свободу

В пятницу, 27 апреля рижский окружной суд рассмотрел апелляционную жалобу, поданную адвокатом арестованного правозащитника Александра Гапоненко Иммой Янсоне. Юрист обжаловала решение суда Видземского предместья Риги от 21 апреля, которым суд санкционировал «в качестве меры пресечения» арест ее подзащитного. В итоге, суд отклонил жалобу, Гапоненко остался под стражей, сообщает корреспондент EADaily.

Напомним, что пожилой профессор Гапоненко, перенесший два года назад инфаркт, был арестован Полицией безопасности (ПБ) 20 апреля — причем при задержании его избили и продержали после этого одиннадцать часов в наручниках. Суд выбрал в качестве меры пресечения тюрьму, и Гапоненко объявил голодовку. К нему применена статья, карающая «за действия, направленные против государственной независимости или суверенности, или которые направлены на разрушение территориальной целостности, свержение государственной власти или изменение государственного строя в непредусмотренной Конституцией Латвийской Республики форме». Лидер партии «Русский союз Латвии» Татьяна Жданок и депутат Европейского парламента Мирослав Митрофанов направили в ПБ заявление, в котором выразили готовность стать поручителями Гапоненко. Агентство LETA со ссылкой на Управление мест заключения сообщило, что во вторник вечером задержанный прекратил голодовку.

После окончания судебного заседания Имма Янсоне заявила: «По закону обвиняемого по этой статье можно держать до суда в заключении не больше шести месяцев. Потом срок заключения можно продлить на три месяца — но только в том случае, если найдутся „уважительные причины“ — либо необходимо передать дело в суд. Но каждые два месяца идёт пересмотр…». По словам Янсоне, она напомнила суду, что есть и другие меры пресечения, способные обеспечить цели следствия и не связанные с взятием под стражу — но ее доводы не были приняты во внимание. В следующий раз суд сможет рассмотреть изменение меры пресечения Гапоненко не раньше, чем через два месяца.

Публицист Илья Козырев объясняет на портале BaltNews.lv арест Гапоненко тем, что за все минувшие годы Полиции безопасности так и не удалось обрести своей «истории успеха». «Абсолютно все дела, которые она инициировала, заканчивались пшиком — либо разваливались в суде, либо до него даже не доходили. Самым успешным на сегодня опытом ПБ следует считать осуждение летом прошлого года двоих россиян, которые зловеще проникли на территорию военной базы в Адажи прямо во время учений НАТО. Но и на этот успех без слёз не взглянешь — когда в начале дела фигурантов обвиняют не то в терроризме, не то в шпионаже, а в результате двухгодичного следствия осуждают за хулиганство. В качестве наказания им зачли те четыре месяца, что они отсидели в предварительном заключении. А их предполагаемого соучастника Владимира Линдермана вообще полностью оправдали, что стало третьей его судебной победой над ПБ. Естественно, что Полиции безопасности совсем не улыбается войти в историю в качестве единственной в мире спецслужбы по борьбе с хулиганами — им жизненно необходима реабилитация», — пишет Козырев.

Он добавляет, что у ПБ есть два «теоретически перспективных дела», «правильная раскрутка» которых может оправдать существование спецслужбы хотя бы в глазах министерства финансов. Это дела журналиста Юрия Алексеева и Александра Гапоненко. «Правда, в перспективности дела Алексеева стоит сомневаться хотя бы исходя из отношения к нему самих „безопасных полицейских“. Напомню, что при обыске в квартире Алексеева, подозреваемого в разжигании межнациональной розни путём размещения безграмотных комментариев в интернете, были найдены патроны, что автоматически должно было бы перевести его из статуса злостного тролля в опасного террориста. Однако через пару дней после разоблачения квартирного арсенала Юрий спокойно отбыл в США на полмесяца — и только после его благополучного возвращения ПБ без особой спешки сочла необходимым взять у него подписку о невыезде. Такое отсутствие энтузиазма понять можно. Доказывать разжигание на основе неизвестно кем написанных комментариев — то ещё удовольствие. По сути, слово против слова. И подкинутые патроны задачу вовсе не облегчают, даже наоборот. Подкинули же когда-то Владимиру Линдерману взрывчатку в детское кресло, значит, могли подкинуть и патроны, а если подкидывали патроны, значит, заходили в помещение и могли воспользоваться компьютером», — отмечает публицист.

Как он считает, случай с Гапоненко выглядит совсем иначе, но суть та же самая. «Энтузиазм, проявленный ПБ, зашкаливает. Доктора наук в возрасте шестидесяти пяти лет брали жёстко, повалили на землю, исцарапав, и полсуток держали в наручниках. А после тотально засекретили обвинение, взяв подписку о неразглашении даже с обвиняемого, который, между прочим, и так находится в тюрьме. Если здесь не идёт речь о разоблачении разветвлённой шпионско-диверсионной сети, то означать это может только одно — ещё один полный пшик», — уверен Илья Козырев. «Похоже, что со времён взрывчатки в детском кресле в Полицию безопасности пришло новое поколение следователей, пышущее энтузиазмом, полное энергии и, как им самим кажется, креатива», — иронизирует публицист.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

288

Похожие новости
22 июля 2018, 00:30
22 июля 2018, 20:30
22 июля 2018, 19:45
22 июля 2018, 13:45
22 июля 2018, 20:30
22 июля 2018, 19:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
18 июля 2018, 07:16
16 июля 2018, 21:16
16 июля 2018, 23:15
21 июля 2018, 23:17
16 июля 2018, 17:15
21 июля 2018, 21:17
17 июля 2018, 03:15

Интересное на сайте
12 июня 2011, 12:19
01 марта 2011, 15:10
14 ноября 2012, 15:10
03 мая 2011, 12:43
23 июля 2013, 11:33
15 февраля 2013, 14:25
22 февраля 2013, 16:53