Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Курдский Африн в ожидании турецкого вторжения

Тысячи жителей курдского анклава Африн на северо-западе сирийской провинции Алеппо 18 января вышли на улицы в знак единения перед ожидающимся турецким вторжением. Соседняя Турция уже несколько недель наращивает свою группировку войск на границах населённого преимущественно курдами и контролируемого их ополчением района. Из Африна звучат призывы к международному сообществу вмешаться и не допустить турецкой агрессии. Вместе с этим командование «Отрядов народной самообороны» (YPG) сирийских курдов заявляет, что готово защитить анклав и сделает его «кладбищем турецких солдат».

В свою очередь Турция всем своим видом демонстрирует решимость положить конец «террористическому очагу» в Африне, не допустить создания здесь «террористического коридора» и постоянного источника угроз для южных территорий страны. Об этом говорилось в заявлении Совета национальной безопасности (СНБ) Турции от 17 января. Турецкий Совбез под председательством президента Реджепа Тайипа Эрдогана постановил «немедленные и решительные» шаги против афринских формирований YPG, которые официальная Анкара, как и все политические и военные структуры курдов Сирии, считает «террористической организацией».

Турция утверждает, что в Африне с населением до 1 млн человек (некоторые ближневосточные издания указывают на 500-тысячное население курдского анклава) больше половины составляют этнические арабы. Таким образом, согласно официальной версии Анкары, турецкий солдат придёт в Африн «освобождать» местное арабское и другое некурдское население от «террористического гнёта» YPG.

Турция стягивает бронетехнику к границе с Сирией (Фото: Reuters)

Если бы всё или почти всё зависело только от Турции, её вторжение в Африн состоялось бы ещё несколько месяцев назад. Что мешает турецким военным и союзным им боевикам так называемой «Свободной сирийской армии», участие которых в наземной операции предполагается не на самых последних ролях? Несколько факторов внешнеполитического и непосредственно военного характера.

Курдские источники в эти дни часто проговаривают мнение о «безразличии» американского союзника Турции по НАТО к её действиям и планам в отношении Африна. Пентагон может волновать ситуация к востоку от курдского анклава, в районе Манбиджа, который турецкие военные и политики часто упоминают в качестве следующей цели на севере Сирии. В Африне американских морских пехотинцев нет, зато они дислоцированы на подступах к курдскому Манбиджу. Если смотреть дальше на восток от этого населённого пункта, то здесь военное присутствие США отличается ещё большей плотностью, к тому же с усиливающимся элементом базирования. Пентагон обзавёлся базами (1) на контролируемых арабо-курдским альянсом «Сирийские демократические силы» (СДС, ведущую роль в этой коалиции по борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ) играют курдские YPG) террриториях сирийского северо-востока. Сейчас американский контингент в САР занят оборудованием нового военного объекта в районе Табка (провинция Ракка).

Определённое «безразличие» США к ситуации вокруг Африна имеет место быть. Но оно носит, скажем так, заинтересованный характер, ибо здесь могут столкнуться Турция и Россия. А в случае серьёзности такого столкновения Вашингтон будет взирать на происходящее с неподдельным интересом.

Через несколько часов после упомянутого заседания СНБ Турции американский Госдепартамент призвал Анкару воздержаться от наземной операции в курдском анклаве и сфокусироваться на борьбе с ИГ. Впрочем, позиция Вашингтона оказалась весьма невнятной, жёстких формулировок, одёргивающих турецкого союзника от чреватого непредсказуемыми последствиями шага, в тексте Госдепа и близко не просматривалось.

Ранее в Брюсселе на полях заседания Военного комитета НАТО состоялась встреча начальника Генштаба ВС Турции Хулуси Акара с главой Объединённого комитета начальников штабов ВС США Джозефом Данфордом. Ни турецкая, ни западная пресса по её итогам не выдали сколь-нибудь конкретной информации. Из чего можно предположить, что переговоры турецкого и американского военачальников большей частью оказались безрезультатными: США не предоставили Турции «санкцию» на вторжение в Африн. Примечательно, что сразу после брюссельской встречи Акара и Данфорда турецкий официоз стал проговаривать мысль о способности Анкары «принять самостоятельное решение».

О том, что это далеко не так, и турки не самостятельны в предпринятии «немедленных и решительных» шагов, стало понятно не в штаб-квартире НАТО, а в российской столице. Сюда 18 января с рабочей поездкой прибыл генерал Акар вместе с шефом турецкой Национальной разведывательной организации Хаканом Фиданом. До их визита в качестве увещевателя российских партнёров подключился МИД Турции. Его руководитель Мевлют Чавушоглу рассказал, что Анкара согласует с Москвой возможную операцию турецких военных в районе Африн. По словам руководителя турецкого внешнеполитического ведомства, Россия и Турция, как страны-гаранты политического урегулирования в Сирии, будут координировать свои действия, несмотря «на некоторые разногласия».

Чавушоглу полагает, что в вопросе возможной операции в Африне «России не стоит беспокоиться и быть против». «Главное для России — это наличие там наблюдателей, их положение, и чтобы при любом развитии событий они не пострадали. Для этого очень важна координация, которую мы активно проводим. Насчёт воздушных атак мы все должны быть в контакте со всеми, кто там находится», — отметил турецкий министр.

Напомним, в районе курдского анклава Африн дислоцируется подразделение военной полиции ВС России. Одна из основных миссий представителей турецкого генералитета и разведсообщества в Москве заключалась в убеждении российского военного руководства в том, что военные наблюдатели РФ в Африне не пострадают, их безопасность гарантирована. Другой вопрос, насколько подобные гарантии убедительны в нынешней ситуации на афринском фронте. По данным некоторых источников, турецкие солдаты и офицеры из состава «группировки вторжения» прошли инструктаж на предмет возможного боевого контакта с российскими военными в Африне. Местные курды хорошо знают о главных опасениях турецкого противника и уже который день вывешивают на позициях YPG в анклаве российские флаги.

Фактически афринской операции ВС Турции дан старт в ночь на 17 января, когда началась первая фаза артиллерийской подготовки перед ожидающимся наступлением. Ранее турецкие СМИ сообщали, что согласно планам командования ВС Турции наземную фазу военной операции в районе Африна будет предварять массированная артподготовка и авиаудары по целям курдских YPG. Турецкая разведка наблюдает за Африном и прилегающими территориями, находящимися под контролем курдских отрядов, используя для этого беспилотники и оперативные разведданные с места от действующих там лояльных Анкаре сил. Определены около 150 целей, по которым планируется нанести первый удар в случае начала операции. Это как стационарные объекты, используемые YPG, так и транспортные средства. Утверждается, что первая фаза операции продлится до шести суток, параллельно с авиацией будет активно задействована и размещенная на границе турецкая артиллерия.

Массированная артподготовка ведётся турецкой армией третьи сутки, но приказа наступать сразу с нескольких направлений на Африн пока не поступало. Многое будет зависеть от того, что турецкие эмиссары услышали в Минобороны и Генштабе РФ. Достоверных сведений о результатах визита Акара и Фидана в Москву нет. Однако было бы наивным полагать, что в преддверии открытия в Сочи 29−30 января Конгресса сирийского национального диалога российская сторона предоставила бы турецким партнёрам некий «карт-бланш».

Россия не вывела подразделение военной полиции из Африна. Данная территория на северо-западе провинции Алеппо под контролем курдского ополчения YPG интересам военной группировки РФ и её базам в Сирии не угрожает. В случае с районами Идлиба под контролем «умеренных» протурецких или иных элементов — ситуация прямо противоположная. В этом можно было легко убедиться в начале года, когда резко повысился уровень угроз в сторону российских военных объектов в Хмеймиме и Тартусе именно из зоны деэскалации «Идлиб». Займи турецкие прокси место курдских отрядов в Африне, среда безопасности для пунктов российского базирования только ухудшится. Поэтому сдавать Африн туркам считаем решительно противопоказанным.

(1) Аэродром вблизи города Кобани на севере провинции Алеппо и база «Румейлан» на северо-востоке провинции Хасаке. Оба военно-воздушных объекта США в регионе могут принимать тяжёлые транспортные самолёты С-17 и С-130.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

1365

Похожие новости
21 августа 2018, 08:00
21 августа 2018, 12:00
21 августа 2018, 23:31
21 августа 2018, 18:00
21 августа 2018, 20:45
21 августа 2018, 00:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
15 августа 2018, 19:31
18 августа 2018, 13:45
20 августа 2018, 05:31
17 августа 2018, 03:30
15 августа 2018, 18:00
17 августа 2018, 01:31
18 августа 2018, 15:30

Интересное на сайте
12 декабря 2012, 10:37
17 мая 2011, 11:31
02 ноября 2011, 15:09
10 августа 2012, 16:11
23 июля 2013, 12:40
14 декабря 2010, 14:20
15 марта 2012, 15:34