Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Куда уходят деньги обанкротившихся банков? Загадки пропавших миллиардов




Вы заметили, как активно в последнее время закрываются крупные коммерчески банки? «Росэнергобанк», «Татфондбанк», «Югра» почти одномоментно лишились лицензий. Но с ними, впрочем, как и с другими банками, после лишения лицензий начинают происходить удивительные вещи. Так почему-то даже те деньги, которые еще оставались у них на счетах, постепенно исчезают в неизвестном, во всяком случае некоторым вкладчикам, направлении. Так, например, в «Югре» уполномоченные банки с весьма странной скоростью начали вдруг  раздавать деньги вкладчикам взятого под контроль банка. Только один из пяти уполномоченных банков и только за один день успел раздать 10 млрд рублей. Что же скрывается за такой скоростью?


В том, что уполномоченные банки, к сожалению, не столько ищут деньги для спасения проблемных банков, сколько их оттуда изымает, легко убедиться на примере другого крупного банка – «Татфондбанка». Недавно выяснилось, что в его капитале неизвестными сделана гигантская дыра в 96,7 млрд рублей, общая сумма долгов составляет 189,7 миллиарда, а более-менее ликвидных активов насчитывается не более чем на восемь миллиардов рублей. Причем размер этих активов все время уменьшается, потому что заемщики банка ухитряются добиваться в судах отсрочек по выплатам, отмены залогов и других льгот, совсем не предусмотренных их кредитными договорами.

Казалось бы – Агентство по страхованию вкладов должно такие решения опротестовывать, и всеми силами возвращать на банковские счета розданные деньги. Но нет – никаких таких заметных движений на сегодняшний день, к сожалению, не наблюдается. Во всяком случае, с теми банками, ситуацию в которых мне удалось изучить. Вот показательная история одного из кредитов «Татфондбанка», наглядно показывающая, как банки банкротятся, государственные деньги куда-то испаряются, а импортозамещение - пробуксовывает.

Оказывается, в конце прошлого года администрация «Татфондбанка» одной рукой вводила мораторий на расчетно-кассовые операции и отключала банкоматы, а другой – выдавала откровенно сомнительным заемщикам беззалоговые кредиты по семь миллиардов рублей. Обо всем этом обеспокоенные вкладчики писали в своей группе в соцсети ВКонтакте. Хотя группа эта закрытая, кэш Яндекса все отлично помнит. А чтобы вам проще было, я скрин сделал, вот он:




Спрашивается, что это за организации такие – «Завод по производству синтетических моющих средств» и ПАО «Нэфис Косметикс», которым тонущий банк в последний момент выдает кредит, по размерам сопоставимый со всеми своими ликвидными активами? Наверное, сейчас, в условиях экономических санкций собственное производство моющих средств вместо импортных будет очень полезным, думал я, начиная выяснять подробности. И тут обнаружились поразительные факты, показывающие, что коррупционерам и любителям распилов никакие санкции и никакие президентские программы импортозамещения помешать не в силах.

Сначала – про завод. На самом деле никакого такого завода нет, есть только офис №107 в доме 152 по улице Габдуллы Тукая в городе Казани. Если верить официальному сайту компании «Нэфис Косметикс», «Завод по производству СМС» расположен у них прямо в здании штаб-квартиры. Интересно, правда?

Далее. Выясняется, что сначала таинственный кредитополучатель назывался ООО «Фарт» (вот уж название! Видно, пацаны там сидят реально «фартовые») , а «Заводом по производству СМС» стал только в апреле 2016 года.

  Тогда же кресло директора занял некий Юрий Ляшенко, вскоре превратившийся в единственного учредителя компании. Уставной капитал при этом стремительно вырос с 10 тысяч до 50 млн рублей. Должно быть, господин Ляшенко очень богатый человек? Судя по открытым источникам, это бывший акционер «Нэфиса», принимавший участие в некоторых проектах, связанных с топ-менеджментом компании. То есть практически доверенное лицо и особа, приближенная к руководству «Нэфиса».

Стоит отметить, что до начала «заводского» периода своей биографии Ляшенко промышлял в основном игорным бизнесом, организовав аж 11 разнообразных ООО. Причем три из них до сих пор находятся в «черном списке» ЦБ РФ. Ну и в качестве приятного дополнения - Юрий Ляшенко проходил ответчиком в 14 судебных делах, связанных с неисполнением обязательств, в нескольких российских судах. И вот этот интереснейший человек берет где-то 50 миллионов и вкладывает их в полуживое ООО, не имевшее на своем балансе никакого имущества, кредитной нагрузки и даже просто оборотных средств.

Почему «Татфондбанк» без всяких сомнений выдает крупный кредит завсегдатаю судов и черных списков? Куда смотрела служба безопасности? Как могло так получиться, что единственным обеспечением займа должен был стать завод, на строительство которого этот заем выдавался? Ответить на все эти вопросы должны, наверное, специальные ведомства, включая и прокуратуру, но зато теперь становится понятно, куда в данном конкретном случае делись деньги «Татфондбанка», и почему его вкладчикам никак не светит вернуть себе свои сгоревшие вместе с банком средства. Если инвестировать в такие проекты, не только на прибыль, но и на возврат кредитов рассчитывать явно не приходится.

Но продолжим следить за феерической историей успеха «Завода по производству СМС». Получив многомиллиардный кредит от гибнущего банка, он, похоже, нацеливается еще и на бюджетные средства, для чего принимает участие в конкурсе на субсидирование процентной ставки по кредиту. Этот конкурс проводит Минпромторг для новых инвестпроектов по приоритетным направлениям гражданской промышленности. И, судя по приказу №4612 от 20.11.2016, «Завод по производству СМС» успешно этот конкурс выигрывает! Перечень победителей выложен на сайте Минпромторга, а если вам лень его оттуда скачивать – вот скрин:



Похоже, чиновники Минпромторга, раздающие субсидии, столь же неразборчивы в выборе партнеров, как и их коллеги из «Татфондбанка». Чему же удивляться, когда миллиарды, выделяемые из госбюджета на поддержку важных инвестпроектов, бесследно испаряются, не принося никакого ощутимого результата? Точнее, принося его вполне конкретным лицам, но никак не государству и тем более – не нам с вами.

Хитрая игра с субсидиями в истории группы компаний «Нэфис» (а то, что «Завод по производству СМС» имеет самое непосредственное отношение к этой группе, мы уже убедились) далеко не первая. В 2012 году ОАО «Нэфис-Биопродукт» добилось от государства субсидирования взятого в «Сбербанке» кредита на строительство завода по фасовке кетчупа и майонеза в ПЭТ-тару. Причем сам завод, что выяснилось позже, был построен еще в 2011 году…

Знаете, чем это напоминает субсидии на строительство завода по производству СМС, но уже в 2017 году? Как мне удалось выяснить, завод по производству СМС у «Нэфис» уже есть! И его совсем недавно модернизировали.  Не этот ли завод собирается выдать за новостройку господин Ляшенко? В таком случае деньги, в том числе и государственные, окажутся попросту украденными.

Дальше – больше. В феврале нынешнего года, практически одновременно, «Нэфис» и «Завод по производству СМС» обратились в Арбитражный суд Татарстана с поразительными требованиями. «Завод» хотел получить двухлетнюю отсрочку по кредиту в «Татфондбанке» и много что еще – полный список «хотелок» занимает четыре листа убористого текста. И суд действительно «пошел ему навстречу», санкционировав запреты на взыскание неустойки, повышение процентной ставки, требование досрочного закрытия кредита и списание средств со счетов в других банках.

В свою очередь «Нэфис» фактически расторг договор поручительства, через суд заблокировав возможности взыскания или списания денежных средств, а также наложения ареста на свое имущество по платежным документам «Татфондбанка» в рамках кредитного договора между банком и заводом по производству СМС, в котором сам «Нэфис» числится поручителем.

Таким образом, многомиллиардный кредит просто уплыл из рук Агентства по страхованию вкладов, к которому перешло управление лопнувшим «Татфондбанком». И что удивительно – никакого протеста у АСВ это обстоятельство не вызвало. Странное безразличие, правда же?

Складывается впечатление, что мы наблюдаем грандиозную схему по выводу из банка всех этих миллиардов. «Нэфис» создает фирму-прокладку «Завод по производству СМС», банк делает вид, что не замечает сомнительных обстоятельств и перечисляет ей огромную сумму, чиновники Минпромторга вливают в схему еще и бюджетные миллионы, суд превращает кредит фактически в невозвратный, запрещая взыскивать по нему средства, АСВ делает вид, что так и надо... Теперь организаторам осталось только распылить кредитные деньги по офшорам и однодневкам – и можно считать дело завершенным. Очевидно, что подобные схемы с участием судов и банков не могут обойтись без серьезного задействования административного ресурса.

Понятно, что «Нэфис» - не единственный такой хитрец, заблокировать от АСВ свои активы с помощью суда стремятся многие должники «Татфондбанка». Поверхностный поиск по базе дел Арбитражного суда Татарстана тут же вывел на одного из них. Некое ООО «Компания Авто-Вираж» в июле текущего года потребовало от суда снять с него обременение в виде залога переданных «Татфондбанку» транспортных средств и недвижимости, а оригиналы паспортов транспорта немедленно возвратить. И что вы думаете? Суд принял это заявление к производству. А Агентство по страхованию вкладов вновь никак не отреагировало на очередной случай утекающих сквозь пальцы активов «Татфондбанка». Сколько еще таких решений будет проигнорировано? База Арбитража весьма объемна, так что очевидно, изрядную часть средств «Татфондбанка» при желании можно было бы вернуть. Но хочет ли этого АСВ, вот в чем вопрос.

Обратите внимание, что в схемы, подобные прокрученной через «Татфондбанк», легко могут быть вовлечены и другие банки. Именно поэтому к Агентству по страхованию вкладов сложилось такое неприязненное отношение со стороны самих банкиров. Экс-председатель правления банка "Югра" Дмитрий Шиляев, отстраненный от должности временной администрацией, напрямую обвинил АСВ во всех проблемах своей организации.

«До введения временной администрации у нас не было оттока клиентов, наши вкладчики видели, что банк выполняет свои обязательства и даже не думали о каком-то уходе из "Югры", - заявил он в интервью агентству «Прайм». - Мое мнение, что причиной появления проблем банка стало введение временной администрации».

Что же получается? Очевидно, подобные истории с небольшими вариациями встречаются в российской практике достаточно часто. Поэтому-то мы и наблюдаем раз за разом, как крупные, солидные кредитные организации превращаются в лопающиеся мыльные пузыри. Следовательно, система выдачи кредитов и их последующего контроля нуждается в серьезной доработке.

Не менее серьезная доработка нужна и самой АСВ. О какой эффективности этого государственного агентства вообще может идти речь, если оно ухитрилось потерять почти миллиард рублей, размещенных на счетах обанкротившегося в прошлом году «Внешпромбанка»? Похоже, инструменты мониторинга финансовой безопасности и устойчивости кредитных заведений, используемые АСВ, нужно как минимум заново проверить на эффективность.

И еще один вывод из истории АСВ, «Татфондбанка», «Нэфиса» и других компаний - необходимость более тщательной проверки участников субсидиарных программ, претендующих на бюджетные вливания. Государственные средства должны идти на реальную поддержку инновационных производств и крупных инвестиционных проектов, а не в карман банкирам и чиновникам, выдающим давно работающие производственные мощности за сверхсовременные новостройки.

И особенно важно положить конец этой коррупционной вакханалии в условиях экономических санкций. Президент России Владимир Путин не один раз напоминал об эффективности финансовых вложений в импортозамещение и необходимости внедрения льгот и стимулов для модернизации и создания новых промпроизводств.

«Мы не должны создать такого механизма, который бы вечно прикрывал чьи то огрехи, неэффективную работу, либо ещё хуже – чьё то жульничество. Государство не должно быть спонсором такой некорректной работы», - заявлял Путин, например, на заседании Госсовета по вопросам развития строительного комплекса.

Но на пути президентских инициатив стоят инициативы всяких жуликов и проходимцев. Как иначе, как не жульничеством, можно назвать кредит на строительство уже построенного завода, да еще и просубсидированный из бюджетных средств? Всевозможные ловкачи берут кредиты на компании-пустышки, получают господдержку, а в это время реальные производители вынуждены кредитоваться под неподъемный процент и только мечтать о госсубсидиях. В 2015 году, например, средняя ставка по кредиту, предлагаемая государственными банками сельхозпроизводителям, составляла 25%, а в некоторых коммерческих банках она достигала 35%. Добиться же субсидирования этих процентов еще сложнее, чем получить сам кредит.

Итог очевиден – импортозамещение буксует, банковская система трещит по швам, АСВ и правоохранительные органы меланхолично смотрят на происходящее, как будто их это не касается, а офшоры тем временем наполняются крадеными деньгами. По данным МВД России, только в 2015 году из нашей страны было незаконно выведено более 700 млрд рублей.  Если поискать, в этой сумме, вероятно, найдутся и средства «Татфондбанка».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

473

Похожие новости
19 августа 2017, 15:30
19 августа 2017, 19:30
19 августа 2017, 14:00
19 августа 2017, 13:30
19 августа 2017, 10:00
19 августа 2017, 10:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
13 августа 2017, 12:45
14 августа 2017, 19:00
15 августа 2017, 20:45
15 августа 2017, 14:45
18 августа 2017, 15:45
15 августа 2017, 17:15
16 августа 2017, 00:45

Интересное на сайте
13 мая 2011, 16:08
22 августа 2012, 10:54
08 февраля 2010, 12:06
05 марта 2012, 12:57
27 мая 2013, 12:16
21 марта 2013, 11:02
28 января 2014, 16:31