Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Куда «Северный поток — 2» заведет Европу и «Газпром»

«Северный поток — 2» угрожает энергетической безопасности Европы и будет приносить России доходы от продажи газа, которые та использует на свою агрессивную политику. С такими лозунгами противники газопровода бросились в новую атаку на газопровод, когда после истории с отравлением Навального над проектом сгустились тучи уже в самой Германии. Однако даже ведущие западные аналитики возмутились тем, как политики и лоббисты перекручивают факты.

  1. Как «Северный поток — 2» скажется на энергобезопасности Европы?

«Я не „за“ и не „против“ „Северного потока — 2“. Моя точка зрения состоит в том, что польза для энергобезопасности Европы в блокировке проекта — это ноль в лучшем случае», — написал в Twitter исполнительный директор британского аналитического агентства по рискам IHS Markit Лоран Русецкас.

В прошлом году Европа импортировала рекордные 108 млрд кубометров газа в виде СПГ. При этом мощность терминалов по приему сжиженного газа в странах ЕС составляет 150 млрд кубометров, а к 2023 году увеличится до 172 млрд. В этом году запустят еще и газопровод «Южный газовый коридор» из Азербайджана мощностью 10 млрд кубометров, а через несколько лет построят «Балтийский газопровод» из Норвегии в Польшу такой же мощности. Таким образом, у Европы есть все возможности наращивать импорт газа с других направлений.

«Ключевой точкой во всей этой истории является то, что ЕС уже прошел почти весь путь по созданию единого рынка газа со множеством источников поставок, благодаря в основном СПГ, и находится в крайне сильном положении, если говорить о безопасности газоснабжения», — считает Лоран Русецкас. Он добавляет, что если бы снижение доходов России от экспорта газа действительно волновало Европу, то Украина и Польша должны были предложить остановить транзит через свою территорию: «Но, очевидно, такой вариант никто не рассматривает в принципе».

Ведущий аналитик энергетической программы Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне (CSIS) Никос Цафос замечает при этом, что даже возможный отказ от «Северного потока — 2» не изменит контуры энергетических взаимоотношений между Европой и Россией.

«В течение 60 лет мы видели и испробовали все: санкции в 1962, 1981 и 2014 годах, инвестиции, низкие и высокие цены, хорошее и строгое отношение к СССР и России. Люди вынесли различные уроки из этой истории. Для меня они означают то, что энергетика никак не влияла на взаимоотношения в других сферах и служит плохим индикатором, — резюмирует эксперт. — Однако мы продолжаем беспокоиться об энергетике, потому что это легко. Она большая, видимая, недоступная для понимания простыми людьми — все вместе это позволяет политикам „делать что-то“ без того, чтобы действительно что-то делать: они тасуют громкими фразами и это кажется грандиозным. Хотя на деле политики просто занимаются инсинуациями о том, что отказ от „Северного потока — 2“ будет большой победой».
  1. Почему от проекта хотят избавиться США и часть европейских стран?

За несколько лет «Северный поток — 2» превратили в политический символ экспансии России, хотя у конкретных противников есть очень прагматичные экономические причины не хотеть, чтобы балтийский газопровод заработал.

«Российский газ, доставленный по „Северному потоку — 2“, станет прямым конкурентом американскому СПГ, удерживая рост цен даже при восстановлении спроса. Если проект останется незавершенным, то в следующем году отправная цена газа на европейской бирже TTF ожидается на уровне $ 4 за MMBTU ($ 142 за тысячу кубометров). Но если проект достроят, то стоимость может упасть до $ 3 за MMBTU ($ 106 за тысячу кубометров)», — написали в своем отчете аналитики Wood Mackenzie Массимо Ди Одоардо, Евгений Ким и Мюррей Дуглас.

Снижение цен будет хорошей новостью для европейских потребителей, но плохой для компаний, которые занимаются импортом газа из США. «При запуске „Северного потока — 2“ российский экспорт газа в следующем году может вернуться со 176 млрд кубометров до 203 млрд кубометров. Более низкие цены приведут к росту потребления газа в Европе. И частично российский экспорт вырастет за счет американского СПГ. Экспортные мощности США эквивалентны около 10% добычи газа в стране, и если продажи в Европу будут такими же низкими, как в этом году, то давление на цены на американской бирже Henry Hub усилится. В результате газодобывающие компании США понесут существенные финансовые потери», — считают в Wood Mackenzie.

По оценке аналитического центра ewi Energy Research & Scenarios при Кельнском университете, запуск «Северного потока — 2» даже при большом предложении СПГ на рынке ЕС поможет снизить цены на газ для европейских потребителей на 13%. Общую экономию для Евросоюза оценивают в 8 млрд евро в год.

Глава департамента по газу и энергетике агентства Platts Ира Джозеф отмечает, что сейчас экспортные мощности, которые «Газпром» может использовать для поставок газа в Европу, составляют 257 млрд кубометров. С «Северным потоком — 2» они превысят 300 млрд. Для Польши и Украины, которые ведут антироссийскую политику, это может означать частичную потерю транзита российского газа если не сейчас, то уже с 2025 года, когда завершится украинский транзитный контракт.

Кроме того, в ближайшие годы Польша станет одним из крупнейших покупателей СПГ в Европе, и европейские компании, которые будут получать газ по «Северному потоку — 2», окажутся в более выгодном положении при конкуренции на внутреннем рынке Польши.

  1. Зачем «Северный поток — 2» нужен «Газпрому»?

«Газпром» не скрывал, что строит дорогостоящие обходные газопроводы для того, чтобы снизить риски транзита газа через недружественные государства, которые находятся под влиянием США. При этом «Турецкий поток» и «Северный поток — 2» позволят российской компании стать еще более конкурентной на европейском рынке.

Например, доставка газа на границу Германии и Чехии. По пятилетнему контракту с «Нафтогазом Украины» транзит российского газа обходится в $ 31,72 за тысячу кубометров. Плюс транспортировка газа по территории Словакии и Чехии. В результате только затраты на доставку топлива в Европу по украинскому направлению превышают $ 50 за тысячу кубометров.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер заявлял, что тариф на транспортировку газа по «Северному потоку — 2» составит $ 2,1 за 100 км ($ 25 за весь маршрут). К этим затратам необходимо прибавить еще и расходы по транзиту по сухопутному продолжению, EUGAL. По данным замдиректора ФНЭБ Алексея Гривача, транзит газа по аналогичному продолжению «Северного потока», Opal, стоит еще около $ 3.

В результате разница в затратах на доставку газа по украинскому и балтийскому маршрутам составляет не менее $ 20. Большинство контрактов российской компании при этом привязаны к стоимости нефти с учетом биржевых котировок. Таким образом, транзитные маршруты влияют не на доходы, а на затраты «Газпрома». И если противники «Северного потока — 2» подразумевают именно это, говоря о необходимости не дать России доходов, то речь идет о нечестной конкуренции и ни о чем больше.

  1. Отказ от «Северного потока — 2» — самая большая угроза для «Газпрома» в Европе?

Как показывает другой обходной маршрут, запущенный в этом году «Турецкий поток», наличие газопровода уже не гарантирует стабильные продажи.

У Москвы и Анкары сегодня много политических разногласий. Однако Турция начала снижать импорт российского газа еще с прошлого года, закупая более дешевый газ из других источников. Это подтвердил и 2020 год, когда Турция продолжила уменьшать закупки трубопроводного газа из России и Ирана, отдавая предпочтение подешевевшему СПГ. Если на европейском рынке газ этим летом торговался ниже $ 100, то «Газпром» продавал топливо по долгосрочному контракту в Турцию не ниже чем по $ 180.

«Прежняя стратегия „Газпрома“, направленная на строительство новых газопроводов и привязку к ним потребителей, в новой ситуации на мировом энергетическом рынке больше не работает, — считает аналитик ГК „ФИНАМ“ Алексей Калачев. — Против нее не только быстрорастущие возобновляемые источники энергии, но и стремительно развивающаяся индустрия СПГ — более мобильная, универсальная и более рыночная форма поставки природного газа».

Одно из преимуществ «Газпрома» — привязка к трубе — в нынешней ситуации оборачивается уязвимостью, отмечает аналитик ГК «ФИНАМ». «У трубы два конца, к ней привязан не только потребитель, но и поставщик. И когда потребитель получает возможность выбора поставщика и тем отвязывается от трубы, у поставщика возникают проблемы со сбытом», — замечает Алексей Калачев. По мнению эксперта, чтобы сохранить позиции на рынке, «Газпрому» следует проявить большую ценовую гибкость на рынке. Отчасти компания это уже делает, продавая постоянным клиентам газ ниже контрактных цен на электронной торговой платформе «Газпром экспорта».

Политика Европы по борьбе с изменениями климата грозит «Газпрому» при этом не менее масштабными потерями, чем от остановки «Северного потока — 2» или переизбытка газа на рынке. Еврокомиссия предлагает ввести углеродный налог на импортируемые в Евросоюз углеводороды.

«Практика показывает, что на европейском рынке газа мало кто может конкурировать с „Газпромом“ по возможности предоставления скидки (вне зависимости от маршрута поставки). Но риск для „Газпрома“ заключается в протяженности газопроводной системы. Ведь те методики расчета углеродного следа, которые предполагается применять в Европе, учитывают эмиссию метана от газопроводов. Поэтому в будущем в себестоимость российского газа придется закладывать не только затраты на добычу и транспортировку, но и углеродный налог, который будет учитывать эмиссию метана как на месторождениях, так и при транспортировке газа по трубопроводам», — замечает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Игорь Юшков.

Руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев добавляет, что углеродный налог — лишь начало и один из аспектов изменений на энергетическом рынке Европы. «К 2050 году Европа намерена полностью отказаться от использования нефти и газа в генерации энергии. Это означает, что наша страна может потерять крупнейший рынок сбыта природного газа, причем произойти это может раньше, чем через 30 лет, а постепенное вытеснение нефти и газа уже началось», — говорит эксперт.

  1. А что «Газпром»?

Возможностей реагировать на меняющийся рынок в Европе у «Газпрома» достаточно, отмечают эксперты. Тем более что сама компания уже давно говорит о них: о развитии собственных проектов СПГ, газопереработки, внутреннего рынка и переориентации на Восток.

«„Газпром“ вполне логично предложил Китаю закупать до 130 млрд кубов газа, что всего на 35 млрд кубометров меньше, чем поставки концерна в Европу. Российский монополист таким образом идет по пути перераспределения экспорта газа с европейского направления в КНР. Если „Газпрому“ удастся не только построить новые газопроводы, но и обеспечить их полную загрузку и предложить Китаю конкурентоспособные цены, то такая стратегия себя оправдает», — считает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

448

Похожие новости
29 октября 2020, 15:15
29 октября 2020, 17:15
30 октября 2020, 01:15
29 октября 2020, 17:15
29 октября 2020, 21:15
29 октября 2020, 11:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
24 октября 2020, 18:15
25 октября 2020, 01:45
24 октября 2020, 23:45
25 октября 2020, 02:00
24 октября 2020, 14:15
23 октября 2020, 20:15
25 октября 2020, 00:00

Интересное на сайте
09 ноября 2012, 10:50
03 ноября 2011, 13:06
14 ноября 2012, 15:27
15 февраля 2013, 14:25
21 февраля 2012, 10:22
22 февраля 2013, 16:53
17 мая 2013, 16:30