Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Кто защитит русские школы Латвии?

Политическая жизнь в Латвии оказалась взбаламучена двумя событиями. Во-первых, правящая коалиция договорилась об окончательной ликвидации русских школ в стране. Во-вторых мэр Риги Нил Ушаков, вождь якобы оппозиционного «Согласия» заявил о прекращении действия договора, связывавшего его партию с «Единой Россией». Эти два события, на первый взгляд никак не связанные, на самом деле произошли почти в один день видимо не случайно.

«Окончательное решение»

Как известно, недавно аналогичный закон о ликвидации русских школ приняли и на Украине — что вряд ли является случайным совпадением. Впрочем, в Латвии решение относительно «негосударственного языка» в учебных заведениях неожиданностью не стало: можно сказать, к этому всё и шло. Ещё когда нынешнее правительство Мариса Кучинскиса (Союз «зелёных» и крестьян) только пришло к власти в начале 2016 года, оно пообещало разработать план перехода на единый стандарт образования на латышском языке во всех государственных и муниципальных школах — и начать его реализацию. Пост министра образования в правительстве Кучинскиса занял Карлис Шадурскис («Единство») — тот самый, что уже пытался покончить с русскими школами в ходе печально памятной «реформы» 2004 года. Однако, тогда, почти два года назад, Кабмин не начал исполнять эти обещания, что называется, с места в галоп. Вряд ли Кучинскис, известный в качестве довольно трезвомыслящего политика, лично сам желает усиления межэтнического противостояния. Но он в данном случае оказался заложником ситуации — сказать решительное «нет» попыткам дерусификации премьер не смог, ибо очень зависит от коалиционных радикалов из Национального блока.

Однако, до поры правительство Кучинскиса боролось с русским образованием очень постепенно, по «чайной ложке». Минувшим летом латвийским русским школьникам (напомним, русскоязычные в стране составляют свыше 30% населения) запретили выбирать язык сдачи экзаменов — теперь их разрешено сдавать только на латышском. Кроме того, педагогам школ нацменьшинств приходится считаться с наличием принятого прошлой осенью закона, позволяющего отстранять от работы тех учителей, которых признают «нелояльными». Однако, этого националистам показалось мало — и на днях лидер Нацблока Райвис Дзинтарс поставил вопрос о ликвидации русских школ ребром. Как он жаловался, на словах этой инициативе возразит лишь редкий латышский политик. Однако до сих пор каждый раз, когда подходит время принять конкретное решение, партии находят какие-то причины, чтобы всё оставить как есть. «Это означает, что даже спустя двадцать семь лет после восстановления независимости Латвии пункт конституции о латышском языке, как единственном государственном, так и не соблюдается. Школьников обучают по образцу советских времен — на двух языках, по двум закрытым системам и по различным учебникам», — написал Дзинтарс на страницах праворадикальной газеты Latvijas Avīze.

Дзинтарс напоминает, что именно Национальный блок в своё время добился, чтобы в правительственную декларацию была внесена запись о переводе образования на латышский язык обучения уже к 2018 году. Но представители других правящих партий тогда говорили, что быстро это осуществить не получится. «Когда министром образования стал Карлис Шадурскис, на момент обманчиво показалось, что выросли надежды на достижение результата. С трибуны Сейма господин Шадурскис вяло попытался отстоять эту идею. Поэтому в декларацию было внесено обещание разработать хотя бы план перевода обучения на государственный язык. Но сроки полномочий нынешнего Сейма уже завершаются, а никакого плана до сих пор нет», — сетовал глава нацрадикалов.

Показательное единодушие

Национальный блок, по словам Дзинтарса, разработал поправки к закону об образовании, которые не позволят отклонить идею окончательной латышизации русских школ. Однако, с подачей этих поправок радикалов опередили — Шадурскис объявил, что с 2020/2021 учебного года все общеобразовательные предметы в средних школах Латвии планируется преподавать только на латышском. Министр объявил: «Необходимой предпосылкой интегрированного общества является общее информационное пространство. Ещё в 2004 году в Латвии был закреплен принцип билингвального образования. Однако, несмотря на достаточно положительные результаты этой системы, 22 процента молодёжи нацменьшинств всё ещё плохо знают латышский язык или не владеют им вообще. Для нас важен каждый молодой человек. Мы не можем позволить себе оставить кого-то вне поля зрения».

Данные предложения коалиционные партии, как и следовало ожидать, поддержали. Так, председатель «Единства» Арвил Ашераденс сказал, что «наша партия предлагает более широкую программу интеграции, в которую входят и образование, и медиаполитика — но Шадурскис предложил ясную понимание того, что должно произойти в ближайшие три года». Ашераденс считает, что все дискуссии на этот счёт нужно закончить в уже текущем году, дабы они не переросли в предвыборную борьбу партий. Характеризуя позицию Союза «зеленых» и крестьян, Марис Кучинскис отметил, что СЗК «поддерживает ясную программу перехода образования на латышский язык — и этот переход должен проходить профессионально, шаг за шагом, с обучением учителей и всем тем, что требуется для успешной интеграции общества». О Нацблоке же и речи нет — и так всё понятно. Если уж даже «прагматики» из СЗК не побоялись потерять голоса русского избирателя, то «птенцы гнезда дзинтарсова» на них и вовсе никогда не рассчитывали.

Окончательную точку поставил президент Раймонд Вейонис. В обществе он пользуется имиджем «либерала», но по вопросу о школах полностью поддержал националистов — с одной лишь оговоркой, что к изгнанию русского языка нужно тщательно подготовиться, чтобы избежать лишних проблем. «В Латвии есть только один государственный язык — латышский. И если министерство предлагает постепенно перейти на обучение на латышском, это шаг к тому, чтобы в стране был только один-единственный государственный язык, который использовался бы жителями Латвии в повседневном общении», — сказал Вейонис.

А кто же будет защищать русские школы? После того, как «Согласие» старательно вытоптало русский электоральный пейзаж, вытеснив всех своих конкурентов, оно, по идее, осталось единственной партией, способной организовать достаточно масштабный протестный процесс. «Наезд» на русскую общину оказался столь серьёзным, что на него надо как-то реагировать. И глава «Согласия», он же мэр Риги Нил Ушаков оставляет запись в «Фейсбуке»: ««Шадурскис через год уже не будет министром, так как его партия «Единство» наконец-то уйдёт в небытие. Но сейчас ему и националистам нужно как можно больше шума и скандалов. Ведь закрывать они планируют не «русские» школы. Закрывать в ближайшие годы они планируют в массовом порядке латышские школы в провинции, таким образом окончательно ставя крест на десятках населенных пунктов Латвии. Ведь всем всё понятно — закрытие школы это уже самый последний шаг. А чтобы отвлечь внимание от этих планов, нас всех еще раз пытаются стравить на национальной почве. Я же со своей стороны могу заверить вас — такого развития событий мы не допустим. И защищать от шадурскисов мы в равной степени будем и латышские школы, и русские. И защитим».

Лукавство и уклончивость

Заявление Ушакова выглядит достаточно лукаво. Во-первых, уход Шадурскиса и «Единства» проблемы не снимет — ликвидация русского образования является совокупной целью всех латышских партий, они идут к ней уже четверть века. Во-вторых, «согласисты» в погоне ещё и за латышскими голосами показали поразительную способность к изворотливости и умения обходить какие-либо национальные вопросы. Смущает обещание «защищать и латышские школы, и русские». От закрытия, надо полагать? Действительно, в последние годы школы в стране закрывают десятками — сказывается огромный отток населения за границу. И это объективный процесс: школы, которые лишились учеников, остаётся только закрыть. Но почему Ушаков не говорит о защите именно русского языка в еще оставшихся школах нацменьшинств? На это сторонники «Согласия» демагогически отвечают, что они, дескать, не делят народ Латвии на «своих» и «чужих». Что ж, после этого им, очевидно, нетрудно будет «согласиться» и с тем, что народ Латвии должен ещё и быть культурно и лингвистически единообразен. Сделать этот шаг «Согласию», скорее всего, будет нетрудно — зато, возможно, в правительство пустят. Какая такая защита русских, когда на кону стоят большие бюджеты?!

Не так давно Янис Урбанович, второе лицо в «Согласии», озвучил хитрую «отмазку», которую члены этой партии теперь могут использовать в ответ на упреки в нежелании отстаивать национальную идентичность своего основного избирателя. Оказывается… буйных мало, а само «Согласие» первым ввязываться в драку не желает. А вот если найдутся смельчаки, то… возможно… кто знает… «Помочь можно только тем, кто сам защищается. А если одно только „Согласие“ в парламенте будет отстаивать школы, все успокоятся, и мы, как всегда, останемся в одиночестве. Раз есть, кому бороться, остальные могут забыть о проблеме. Так всегда бывает. Поэтому наезд на школы будет продолжаться до тех пор, пока сами люди — родители, педагоги — не возмутятся этим. Причем они должны так возмутиться, чтоб ни у кого из политиков не осталось выбора — комментировать это или идти становиться рядом в пикет и искать решение проблемы. Я хочу, чтобы люди, которых задевает эта проблема, организовались и возглавили это движение. А я буду вместе с ними. Это неправильно — назначать бессменного „дежурного по стране“ вроде партии „Согласие“ и всегда у него спрашивать, что делать», — заявил Урбанович порталу Press.lv.

Политик считает, что побороть сложившуюся тенденцию ещё можно. «Да, только одним способом: если народ покажет, что ему это не нравится, тогда средний латыш подумает, что есть смысл остановиться, а то ещё драться начнут. Лучше не связываться», — сказал депутат. Напомнив, однако, что в начале 2000-х на митинги в защиту русских школ выходили по 50 тысяч латвийцев, Урбанович отметил, что «по нынешним законам и 500 человек уже не соберутся…». «Согласист» добавил: «Есть такой миф, что финны, например, продемонстрировали в своё время государственный ум и предоставили шведам право учиться на родном языке. А как было на самом деле — за это право, учиться на родном языке, шведские мальчишки дрались с финскими в разных местах от Хельсинки до провинций. По доброте никто никому никогда уступок не делает. К этому нужно подвигать власти. Тяжелее всего бороться за правду и за свои законные права. У людей это в головах не укладывается, им сами нарушения кажутся противоестественными. Поэтому они часто предпочитают молча страдать, чем громко сопротивляться».

Неуклюжие хитрости

Однако, сам Янис Урбанович, по его словам, не готов возглавить борьбу за русские школы. «Ой, давайте не будем про это! Я и старого движения не хотел возглавлять. Я ведь чем занимаюсь — подбираю людей в команду, обучаю, тренирую. Готовлю своих более молодых коллег к политической жизни, к борьбе. Остановить то, о чём вы спрашиваете, не может никто в принципе. До тех пор, пока люди в массе своей не проснутся и не начнут бороться за свои права. Необходима активность гражданского общества. Возьмите негражданство. Избавиться от него можно только при одном условии: если неграждане не будут согласны со своим статусом. Но они с ним согласны! Они к нему приспособились. Это правда жизни: все ко всему привыкают. Нельзя раз в четыре года сходить на выборы и потом всего требовать от своих избранников. Я своему избирателю, если он спросит, сумею объяснить свою позицию. Сейчас разговор о другом — идет очередной наезд на русскость. Это очередной этап борьбы против русских Латвии. В принципе, все так называемые программы интеграции сводились к одному — к ассимиляции. Как русский, вы должны были умереть и реинкарнироваться в латыша», — подчеркнул глава фракции «Согласия».

Янис Урбанович уверяет — его не радует то, что русская «радикальная политическая мысль» никак не представлена. «Не только в нашем Сейме — в Европарламенте, на улице, нигде в мире. Разве что иногда только на московских каналах увидишь знакомые лица, некогда жившие политической жизнью Латвии. О которой они там рассказывают, а здесь эти проблемы не заостряются. Я против такого метода, но я говорю, что такая востребованность существует. Я не буду с ними вместе, я таким не стану. Я за согласие, за диалог. Но — на том, русофобском фланге густо, а на русском пусто. Потерять избирателей я не боюсь. Чтобы у нас их отобрать, надо быть немного Урбановичем». В то же время политик — напомним, разговор происходил без малого два месяца назад! — подтвердил, что «Согласие» не готово расторгнуть договор о сотрудничестве с «Единой Россией». «Знал бы Путин, как его тут все пужаются, и какие у него здесь, оказывается, есть надежные партнеры. Смех!», — иронизировал Урбанович. Но вскоре пришла пора горько смеяться пришла пора уже оппонентам «согласистов» — когда Ушаков заявил, что упомянутый договор с «Единой Россией» больше не действует.

Наличием этого договора латышские партии яростно попрекали «Согласие» все последние годы. Ушаков, по своему обыкновению, решил поступить хитро. Он пояснил, что в 2015 году «Согласие» присоединилось к Партии европейских социалистов, которая строит, дескать, отношения с третьими сторонами строго централизованно. Поэтому «Согласие» проинформировало «Единую Россию» о том, что договор c ней утратил силу. Ушаков также отметил, что «договор с „Единой Россией“ был лишь инструментом, который позволял эффективнее поддерживать отношения с РФ, в частности, сотрудничать с рядом российских регионов и муниципалитетов». Однако, по его словам, «ситуация после того, как были введены санкции против России, изменилась, поэтому договор уже не имеет никакого значения». А Урбанович в беседе с прессой проговорился, что мол «вопрос о расторжении договора с ЕР был актуален уже после крымских событий, но тогда партия не хотела принимать решения под давлением и побуждением других». Естественно — сначала нужно было переизбрать Ушакова и его команду в Думу Риги (что и произошло в июне нынешнего года), а потом уже можно избавляться от «порочащих связей». Избиратель «Согласия», в массе своей относящийся к России и её властям положительно, весьма разочарован — но ушаковцам здесь и сейчас это уже не повредит.

Глас несогласного

Однако, не все в партии положительно восприняли такой поворот. В частности, возмутился Андрей Мамыкин. В «Согласии» он человек не последний. Некогда популярный телеведущий, он был приглашен в 2014-м для участия в выборах и прошёл в Европарламент от Латвии — единственным из «согласистов». Узнав о расторжении договора с «Единой Россией», Мамыкин отправил Ушакову открытое письмо. В нём он сетует, что вопрос о том, расторгать ли «Согласию» договор с ЕР, широко «согласистами» не обсуждался — то есть, решение принималось одним-двумя людьми на самом верху. Теперь же Мамыкину, как и по его словам многим другим членам «Согласия», остается только гадать о мотивах таких действий. «Думая об истинных мотивах произошедшего, прихожу только к одному выводу: это было сделано для того, чтобы стать „приемлемым“ для правящих в стране, чтобы те взяли „Согласие“ в правящую коалицию после выборов в Сейм, в следующем году», — отмечает евродепутат. Самому ему такая стратегия, однако, не представляется правильной. По его словам, успеха достигает не тот, кто подстраивается под других, а тот, кто имеет свою сильную позицию.

Мамыкин взывает к Ушакову: «Ты сам неоднократно становился мэром Риги без подобных „подстраиваний“ и во время действия договора с „Единой Россией“. Не помешал действующий договор с „Единой Россией“ и правящей Центристской партии Эстонии, и её председателю Юри Ратасу, который без проблем стал премьер-министром Эстонии. Эстония в этом полугодии — страна-председатель ЕС, и все руководители стран ЕС и руководство Евросоюза ничуть не смущаются, что партия премьер-министра этой страны имеет договор с правящей партией России. Ты, как опытный политик, прекрасно знаешь, что нынешние правящие или отпочковавшиеся от них новые партии при желании всегда найдут повод для отказа от участия в одной коалиции с „Согласием“ — и без договора с „Единой Россией“. Когда нужно, они скажут волшебные слова: „С рукой Москвы — никогда!“ И, как показали события предыдущих лет, этого глубокого аргумента им было достаточно. Однако, если в их интересах будет создание коалиции с „Согласием“, то они пойдут на сотрудничество при наличии любого договора. У „Согласия“ подобный договор заключен и с другими иностранными партиями, например, с Компартией Китая. Насколько мне известно, этот договор никто расторгать не собирается. Мне представляется непонятным, почему надо „стыдиться“ и расторгать именно договор с российской партией?»

Мамыкин призывает Ушакова не нивелировать «подлинно европейскую демократию» в Партии европейских социалистов «до уровня КПСС или Трудовой Партии Северной Кореи» — по его словам, никто и никогда в ПЕС не будет требовать отказа от дружбы с соседями. Вряд ли, однако, Ушаков к этим увещеваниям прислушается. Латвийский публицист Вадим Авва ставит вопрос: «В связи с решением Ушакова разорвать договор с „Единой Россией“, предлагаю задуматься вот над чем. Если под интересами русских в Латвии понимать три глобальные вещи: среднее и высшее образование на родном языке, второе — пропорциональное представительство во всех органах власти, третье — добрые отношения с нашей этнической родиной, ответьте, граждане, какая же из латвийских партий последовательно отстаивает эти три вещи? „Согласие“? В чём это конкретно выражается?»

Учитывая вышеизложенное, ждать от Ушакова реальной деятельности в защиту русских школ вряд ли было бы дальновидным. И всё же, почему решение об их уничтожении совпало с антироссийским демаршем «Согласия»? Очевидно, правящие получили от «согласистов» некие гарантии о том, что их сопротивление бесчеловечной «школьной реформе» будет чисто декоративным. В доказательство этого ушаковцы показательно обезоружились — отказавшись от договора с ЕР. В обмен же Ушакову, вероятно, пообещали доступ в правящую коалицию и к министерским постам: очередные парламентские выборы состоятся всего через год. Нил Валерьевич и раньше демонстрировал готовность пойти на безграничные уступки, лишь бы получить доступ к государственной власти: что ему какие-то русские школы? Он-то своего сына Тома (от жены-латышки) отдал в латышский детский сад.

Вячеслав Самойлов

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

537

Похожие новости
18 ноября 2017, 19:15
18 ноября 2017, 05:15
18 ноября 2017, 09:45
18 ноября 2017, 13:45
18 ноября 2017, 11:45
18 ноября 2017, 11:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
12 ноября 2017, 18:15
15 ноября 2017, 07:15
14 ноября 2017, 09:15
15 ноября 2017, 05:15
12 ноября 2017, 19:15
12 ноября 2017, 16:15
14 ноября 2017, 21:15

Интересное на сайте
13 мая 2011, 16:08
03 ноября 2011, 13:06
12 сентября 2011, 12:05
08 мая 2011, 16:24
14 декабря 2013, 14:21
18 марта 2012, 12:19
28 января 2014, 16:31