Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Кто пытается сорвать поставку германских субмарин: Израиль в фокусе

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью писателя-публициста, общественного деятеля Марка Аврутина, под заголовком «Начало возрождения государства Израиля».

Столетию декларации Бальфура посвящается

Подобно многим современным событиям, начало возрождения Израиля было связано с Первой мировой войной. 11 ноября 1914 года, когда Турция объявила войну Британии и Франции, страны Антанты поняли, что этот шаг неминуемо приведет Османскую империю к краху. Их представители тут же начали договариваться между собой, как поделить принадлежащую ей территорию.

Буквально в тот же день, 11.11.1914 года, посол Франции М. Палеолог добился приема у российского императора Николая II и получил его согласие «на Сирию в обмен на проливы».

Англия тоже провела двухсторонние переговоры с Россией и Францией. Позднее результаты всех этих переговоров были оформлены в тройственном тайном соглашении Британии, Франции и России, известном как соглашение 1916 года Сайкса-Жорж Пико-Сазонова (дипломаты — авторы этого соглашения).

Арабские националисты увидели в начавшейся войне возможность обретения независимости путем создания единого или федеративного арабского государства на всей территории Сирии, Месопотамии и Аравийского полуострова. Их требования были изложены в Дамасском протоколе 1915 года, который обсуждался на встрече британского комиссара в Египте МакМагона с шерифом Мекки Хусейном. Результаты этих переговоров были представлены в письме МакМагона Хуссейну от 4 июля 1915 года.

Евреи — сионисты в крахе и последующем разделе Турции увидели реальный шанс на создание самостоятельного еврейского государства. Ответом евреям стало письмо министра иностранных дел Англии лорда Артура Бальфура от 2 ноября 1917 года, в котором вся Палестина была признана «национальным очагом» еврейского народа. Этот документ вошел в историю под названием Декларации Бальфура.

Декларация Бальфура провозглашала:

«Правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа, и приложит все усилия для содействия достижению этой цели; при этом ясно подразумевается, что не должно производиться никаких действий, которые могли бы нарушить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине или же права и политический статус, которыми пользуются евреи в любой другой стране».

Само определение «национальный очаг» вытекало из позиции Всемирной сионисткой организации, которая вплоть до Балтиморской программы 1942 года избегала называть своей целью создание еврейского государства. С такой позицией был категорически не согласен Жаботинский и вел против неё непримиримую борьбу вплоть до своей смерти в 1940 году.

Соглашение Мак Магон — Хуссейн и Декларация Бальфура, послужили основой переговоров, состоявшихся в 1919 году между принцем Фейсалом ибн Дауда, будущим королем Сирии, а потом Ирака, и будущим председателем Всемирной сионисткой организации Хаимом Вейцманом в рамках послевоенной Парижской мирной конференции.

Достигнутые на тех переговорах результаты были использованы при выработке решения, принятого в 1920 году в Сан Ремо Верховным Советом держав Антанты, включенного затем в Сервский мирный договор, о границах мандата Палестина.

В 1922 году это решение было зафиксировано в Лозанском мирном договоре, который заменил Сервский договор, и в решении Лиги Наций от 1922 года о создании мандата.

Однако уже весной 1921 года новый министр колоний Британской империи У. Черчилль решил в рамках ещё не утвержденного мандата создать для союзника Англии — эмира Абдаллы, второго сына изгнанного из Мекки короля Хуссейна, эмират к востоку от Иордана.

Под эмират Великобритания отдала ¾ территории подмандатной Палестины, на которой было запрещено селиться евреям. Этим шагом с лихвой были выполнены обязательства относительно прав нееврейского населения Палестины.

Декларация Бальфура на самом деле не содержала ничего из того, что ей приписали позднее. Не было в ней ни обещаний возрождения государства Израиль, ни, тем более, трансфера арабов и евреев. Да и вся та «Декларация» содержала всего 60 слов. Нашим предкам хотелось видеть в Декларации Бальфура то, чего в ней, к сожалению, не было. А вот то, что в ней действительно было заложено.

Согласно соглашению Сайкса-Пико-Сазонова, Иерусалим и вся территория от берега Иордана до Средиземного моря оставались под международным контролем.

События 1917 года вывели Россию из этого соглашения. И за несколько дней до большевистского переворота англичане подписывают декларацию, в которой под видом удовлетворения естественных устремлений евреев обрести национальный очаг включают в зону своего влияния без согласования с Францией часть Палестины к западу от Иордана.

Большевистское правительство, несмотря на крайне тяжелую обстановку у себя в стране, почти тут же отреагировало на этот поступок Великобритании публикацией в декабре 1917 года тайного соглашения, которое с тех пор стало называться соглашением только Сайкса-Пико. Раскрыв содержание соглашения, они скомпрометировали англичан не только сообщением о самом существовании такого тайного соглашения, но и тем, что вскрыли обман одной из сторон.

Какими бы хорошими намерениями ни была продиктована декларация Бальфура, но именно она положила начало одновременно двум негативным процессам: арабо-еврейскому конфликту и расколу в сионистском движении. То есть, конфликт, продолжающийся до сих пор, возник ещё за 30 лет до принятия резолюции ООН о создании в западной Палестине двух государств: еврейского и арабского.

Предполагая такое развитие событий, сионисты начали переговоры с арабами ещё до Первой мировой войны. Сионистский лидер Хохберг в июне 1913 года подписал соглашение о создании в Палестине «еврейского национального очага» с президентом арабского Конгресса Абд уль Хамид Яхрави, который заявил, что и мусульмане, и христиане испытывают самые лучшие чувства по отношению к евреям.

И все резолюции, в которых упоминаются права и обязанности сирийцев, относятся также и к евреям. То есть, евреи рассматривались только представителями одной из конфессий в возрожденной Сирии. Этим исключалась возможность не только создания суверенного еврейского государства, но даже существование политической автономии евреев.

Раскол же в сионистском движении произошел из-за того, что сторонники Вейцмана увидели в Декларации Бальфура все необходимые политические гарантии, и поэтому считали целью сионистской деятельности сельскохозяйственную колонизацию Палестины в качестве базиса для «национального очага». Жаботинский же требовал усиления в деятельности сионистов политической составляющей. Кроме того, он настаивал на распространении гарантий еврейской государственности «на обоих берегах Иордана».

Сторонники Вейцмана в своей внешнеполитической деятельности полагались исключительно на дипломатические методы, в то время как Жаботинский настаивал на силовом давлении, как на мандатные власти, так и на палестинских арабов.

В результате до сих пор созданный тогда «базис» лишен политических гарантий. По этой же причине в те годы не было и массовой эмиграции. В иные годы не выбиралась даже установленная англичанами квота.

Офицеры британских войск, которые занимались местным управлением, не только не считались с декларацией Бальфура, но и проявляли откровенную враждебность к палестинским евреям, которых прямо называли «еврейскими большевиками». Они обсуждали в своей среде «Протоколы сионских мудрецов» и противодействовали развитию еврейского самоуправления. Такое отношение, естественно, не могло пройти мимо арабских лидеров, которые и так враждебно восприняли английский мандат.

Чтобы ублажить их Британия ограничила еврейскую иммиграцию, не создавая при этом никаких осложнений иммиграции арабской. Об этой позиции британских властей израильский историк Шмуэль Эттингер написал, что «Белая книга Черчилля» стала первым шагом англичан на пути к умиротворению арабов за счет евреев".

Тем временем палестинские евреи пребывали в благодушных мечтах об установлении дружбы с арабами. Ведь они несли мусульманам свет просвещения, и рассчитывали получить в знак признательности все возможности для строительства собственного национального очага, тем более что права евреев на владение территорией своей исторической родины ислам тогда ещё не оспаривал. К сожалению, этим мечтам не суждено было сбыться — выяснилось, что главными в жизни арабского сообщества были совсем иные мотивы.

В Иерусалиме антисионистские демонстрации начались еще 27.2.1920 года. Порядка тысячи арабов во главе с мэром Мусой аль-Хуссейни протестовали против декларации Бальфура. Среди лозунгов были призывы убивать евреев. Арабские магазины закрылись в знак протеста против планов превращения Палестины «в еврейскую национальную родину».

Англия предпочла роль верховного цивилизованного арбитра между дикими конфликтующими туземцами: арабами и евреями. Конфликты эти можно улаживать долго: когда по справедливости, а когда — по политической целесообразности. И беспорядки 1920 года, и погромы 1929 года, когда была уничтожена еврейская община Хеврона, произошли либо при подстрекательстве британской администрации, либо при ее очевидном попустительстве.

Итак, сложившуюся тогда ситуацию можно вкратце представить следующим образом.

Неизвестно, сознательно ли англичане обманывали арабов. Ведь условия, на которых арабы согласились стать союзниками англичан в войне с турками, были изложены в Дамасском протоколе, принятым британским комиссаром в Египте МакМагоном 4 июля 1915 года, а тайное соглашение о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке было подписано в 1916 году.

Лоуренс Аравийский, создававший армию из разрозненных отрядов бедуинов под предводительством Фейсала, мог не знать об этом соглашении — на то ведь оно и было тайным. Впервые арабы могли узнать о том, что за их спиной что-то затевается и, возможно, по инициативе евреев, из Декларации Бальфура.

Евреи поняли, что англичане их обманывают, и выполнения обещаний, содержащихся в декларации Бальфура, а главное, в обязательствах мандата, придется долго ждать. Тем не менее, сионисты были довольны тем, что на уровне правительства Его Величества хоть как-то зафиксированы их устремления и выражена готовность Великобритании содействовать осуществлению этих устремлений. К тому же у евреев никаких союзников не было, кроме евреев галута, — помощь могла прийти только от них. Жаботинский старался сплотить их, издавая газеты и журналы, создавая еврейские организации в разных странах. Наиболее известным стал созданный им в 1923 году «Бейтар».

Арабы предпочли вместо выяснения отношений с англичанами излить своё возмущение на практически беззащитных еврейских поселенцев. Поскольку англичане продолжали обещать арабам и даже что-то делать для них, арабы на протяжении десятилетий сохраняли лояльность по отношению к ним. Французов же, которые им, во-первых, ничего вообще не обещали, а, во-вторых, вели себя по отношению к ним довольно жестко, арабы «задирали». (evreimir.com)

Газета «Еврейский Мир» опубликовала аналитическую статью Эльдада Бека, в переводе Александра Непомнящего, под заголовком «Странный израильско-германский заговор против сделки по субмаринам»

Шумиха в СМИ вокруг так называемого «Дела-3000» оказалась попыткой безответственной группы израильских и немецких интересантов сорвать сделку о приобретении Израилем немецких подводных лодок. То, что при этом они нанесли ущерб, как безопасности Еврейского государства, так и его отношениям с Германией, их, похоже, совершенно не волновало.

В конце октября израильский посол в Германии Джереми Иссахарофф и высокопоставленный чиновник немецкого министерства обороны подписали меморандум о взаимопонимании, касающийся продажи Израилю трех новых немецких подводных лодок.

Эти субмарины, передача которых Израилю начнётся в 2027 году, заменят три первые подводные лодки, поставленные Германией израильскому флоту ещё в конце 1990-х годов. Стоимость нынешней сделки составляет около 1.5 млрд евро. При этом правительство Германии в рамках своего обязательства поддерживать безопасность Еврейского государства возьмёт на себя около трети суммы — 540 млн евро, которые будут распределены между ежегодными бюджетами германского правительства в течение следующего десятилетия.

Хочется надеяться, что подписание этого меморандума о взаимопонимании положит конец крайне неприятной истории о том, как группа израильских политиков и представителей СМИ, стремясь дискредитировать главу правительства Биньямина Нетаниягу, поставила под угрозу интересы безопасности своей страны.

Вопрос о приобретении подводных лодок является чрезвычайно важным и деликатным, как с точки зрения безопасности, так и в аспекте особых отношений Израиля и Германии. Безответственное поведение упомянутых выше людей привело к общественному давлению на правительство Германии, которое было вынуждено минувшим летом заморозить переговоры о завершении сделки по субмаринам, опасаясь того, что эта тема станет политическим вопросом в германской избирательной кампании.

Следует ясно понимать, что немецкое общественное мнение, по большей части, не поддерживает поставку подводных лодок, равно как и любых других систем оружия Израилю. В последние годы среди жителей Германии наблюдается явный негативный сдвиг в ощущении своей ответственности за безопасность Израиля.

И однозначная позиция канцлера Ангелы Меркель, согласно которой безопасность и существование Израиля являются «частью национальных интересов Германии», совершенно не отражает ни взгляды её народа, ни точку зрения продолжающего разрастаться сектора внутри тех кругов, которые формируют немецкое общественное мнение.

Поэтому, если бы поставка подводных лодок Израилю под влиянием сообщений о расследовании предполагаемой коррупции, связанной с приобретением субмарин и других судов, стала бы вопросом внутриполитического конфликта в Германии, запланированная сделка по их закупке, без всяких сомнений, была бы давно похоронена.

Меркель поступила очень мудро, когда сняла накануне выборов этот вопрос с повестки дня, и, отложила принятие официального решения. При этом некоторым из своих приближённых она тогда призналась, что совершенно не понимает поведения израильских СМИ в сложившейся ситуации.

В окружении Меркель пришли к выводу, что определённые силы в Израиле сознательно действуют, стремясь сорвать третью по счёту сделку между двумя странами о приобретении субмарин. В свою очередь в окружении главы правительства Нетаниягу возникло ощущение, что кто-то из приближённых Меркель, не обременённый особыми симпатиями к Еврейскому государству, снабжает израильские СМИ информационными вбросами, с целью добиться отмены сделки.

На мой взгляд, обе эти оценки верны. Похоже, там действительно сложилось весьма необычное израильско-германское сотрудничество, поставившее общую цель — навредить нынешнему израильскому правительству и его главе любой ценой, в данном случае, даже ценой нанесения значительного ущерба безопасности Еврейского государства.

В рамках этого сотрудничества были привлечены немецкие СМИ, чья задача состояла в создании впечатления, будто бы публикации в Германии подтверждают якобы существующие подозрения в коррупции в отношении премьер-министра Нетаньягу в связи с приобретением немецких военных судов.

Задним числом, становится ясно, что на деле никакой новой информации там и в помине не было. Но зато, политики и СМИ в Израиле, да и в Германии тоже, действующие против правительства Нетаниягу, имели возможность заново использовать старые израильские публикации, по сути, не содержавшие никакой конкретной информации, подтверждающей обвинения главы правительства в коррупции.

В свою очередь, немецкие СМИ были рады использовать эти уже готовые материалы, не вдаваясь в суть дела. Ведь, в Германии для увеличения продаж газеты или зрительского рейтинга, нет ничего лучше, чем «критические» материалы об Израиле и о его премьер-министре. При этом немецкий журналист, который совместно с израильскими СМИ кропотливо изучал материалы о так называемом «Деле-3000» (подозрениях в отношении коррупции Нетаниягу в ходе приобретения немецких субмарин) сказал мне совершенно определённо: «Моя команда перевернула буквально каждый камень, стремясь найти свидетельства, подтверждающие там коррупцию. Особенно той, что могла иметь отношение к главе правительства Нетаниягу. Но мы не нашли ничего такого, что могло бы подтвердить подозрения. Наоборот, по сравнению со сделками, заключёнными Германией с другими странами, здесь всё было организовано несравненно чище».

Возможно, из-за того, что эти совместные расследования не сумели привести к долгожданному обвинительному заключению, которое бы положило конец «режиму Нетаньягу», некоторые из инициаторов этих расследований, отправившись в Германию за новыми материалами, пообещали нам сенсационные разоблачения по телевидению и в сети Интернет.

Вот только, те, кто внимательно посмотрел эти расследования, и не был уже заранее убеждён в виновности Нетаниягу, вскоре убедился, что и в Германии ничего нового обнаружено тоже не было. Это опять было не более, чем повторение известных ранее сведений, в которых по-прежнему не обнаружилось ничего криминального. Собственно до сих пор большая часть материалов, опубликованных в рамках «Дела-3000», которое намеренно и ложно часто называют «Делом о субмаринах» было получено из израильских источников, обладающих в этой истории явным политическим интересом.

Существовали ли нарушения в деятельности представителей израильской армии и системы безопасности в ходе заключения сделок с Германией? Следует надеяться, что этот вопрос будет полностью прояснён, не оставляя ни облачка на будущем израильско-германском сотрудничестве.

В прошлом в Израиле вскрылось несколько коррупционных дел, связанных с военными закупками в США. Тем не менее, это не разрушило тесные израильско-американские отношения в сфере безопасности. Однако невозможно даже близко сравнить глубину этих отношений и крайне деликатные отношения, выстроенные между Израилем и Германией. Несмотря на наличие тесных израильско-германских связей в сфере военного сотрудничества, ставших фундаментом для установления взаимоотношений в 1950-х годах, все контакты по-прежнему ведутся очень аккуратно и с большой долей секретности из-за опасений по поводу негативной реакции немецкого общественного мнения.

Примером тому служит прерванная минувшим летом германским министерством обороны сделка по приобретению израильских беспилотников. Тогда представители входящей в коалицию Социал-демократической партии за несколько дней до роспуска Бундестага решили, что сделка является «проблематичной». Поскольку, мол, израильские беспилотники оснащены не только разведывательными, но и атакующими системами, хотя официально они предназначались исключительно для разведывательных целей.

В Германии хорошо осведомлены о возможностях израильских беспилотников и заинтересованы в них, но у кого-то в Социал-демократической партии были на этот счёт свои узко-политические соображения, которые оказались важнее, спасения жизней немецких солдат. По ходу дела, израильские СМИ подлили масла в огонь, поспешив заявить, что отказ от одобрения сделки стал местью министра иностранных дел Германии социал-демократа Зигмунда Габриэля лично Нетаниягу. Из-за того, мол, что израильский премьер отказался встретиться с Габриэлем, когда тот в мае прошлого года прибыл в Израиль, поскольку до этого германский министр встретился с представителями крайних левых организаций, действующих в Израиле.

Стоило ли превращать столь чувствительный вопрос, связанный с безопасностью страны, как поставка подводных лодок в политический инструмент для преследования премьер-министра? Неужели те самые израильские СМИ и политики, которые участвовали в кампании за срыв сделки, не осознавали всей деликатности данной темы в израильско-германских отношениях? Или же им просто было на это наплевать?

Ещё в конце сентября, накануне последних выборов в Германии, Израиль постарался добиться того, чтобы сделка по субмаринам была, как можно скорее одобрена немецкой стороной. Прежде всего, в свете неопределённости относительно состава следующего германского правительства.

Две партии, которые могут войти в новую коалицию Меркель: «Зелёные» и либералы, при определённых обстоятельствах способны создать немалые трудности и препятствия поставкам оружия в Израиль. Поэтому в Иерусалиме стремились достичь договорённостей ещё до того, как будет сформировано новое правительство. Неслучайно президент Реувен Ривлин поднял этот вопрос во время своей встречи с канцлером Меркель ещё в начале сентября.

Новый израильский посол Иссахарофф, ранее занимавшийся в МИДе стратегическими вопросами, поставил перед собой задачу успеть подписать меморандум о взаимопонимании ещё с нынешним германским правительством. Меркель и, что особенно, неожиданно министр иностранных дел Габриэль, помогли ускорить решение этого вопроса.

Хотя с германской стороны опять были чиновники, поспешившие слить в СМИ сообщения о «израильском давлении». В Израиле же вновь нашлись те, кто в этот крайне деликатный момент и в нарушение договорённостей, заключённых с Германией сообщил в СМИ о предстоящем подписании меморандума. К счастью, все эти утечки оказались безрезультатны. Меркель в очередной раз продемонстрировала свою приверженность безопасности Израиля, вопреки действиям тех израильтян, кто приложил все свои силы, чтобы ей помешать. (mida.org.il)

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

372

Похожие новости
13 декабря 2017, 12:15
14 декабря 2017, 06:15
13 декабря 2017, 16:15
13 декабря 2017, 15:00
13 декабря 2017, 10:15
14 декабря 2017, 02:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
10 декабря 2017, 23:45
11 декабря 2017, 19:45
08 декабря 2017, 22:15
09 декабря 2017, 21:00
12 декабря 2017, 09:45
08 декабря 2017, 22:00
08 декабря 2017, 21:00

Интересное на сайте
06 февраля 2010, 16:11
12 июня 2011, 12:19
20 декабря 2010, 13:40
08 мая 2011, 16:24
17 мая 2011, 11:31
21 февраля 2012, 10:22
14 декабря 2010, 12:21