Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Крымские банки ушли в затянувшееся одиночное плавание

Спустя четыре года после присоединения Крыма на полуострове так и не удалось полноценно развернуть сеть ведущих российских банков. Уже в прошлом году некоторые банки, все же решившие войти в Крым, столкнулись с серьезными проблемами, а недавний отзыв лицензии у севастопольского банка ВВБ продемонстрировал, что работа в новых регионах России не является индульгенцией для игроков финансового рынка. Следующей рубежной точкой для банковского сектора Крыма станет открытие Керченского моста, которое должно дать новый стимул экономике полуострова, повысив спрос на финансовые услуги. Возможно, это приведет в Крым и новые крупные банки.

Решение ЦБ отозвать лицензию у банка ВВБ стало первым случаем применения «высшей меры наказания» к кредитным учреждениям, зарегистрированным в Крыму и Севастополе, и, судя по всему, принималось непросто. Обычно с такого размера банками (ВВБ занимал 179 место по активам в стране) регулятор особо не церемонится: при выявлении критических проблем лицензия отбирается сразу. В случае же с ВВБ сначала, в конце прошлого года, была введена временная администрация сроком на шесть месяцев, и только когда стало понятно, что спасать в банке нечего, он был выведен с рынка, причем с довольно жесткими формулировками. Из сообщения ЦБ об отзыве лицензии следует, что руководство банка ВВБ фальсифицировало отчетность, завышая стоимость активов и имущества на балансе, не говоря уже о неоднократных нарушениях антиотмывочного законодательства. Нередко за такими формулировками появляется информация о крупных недостачах средств, обнаруженных временной администрацией, выводе активов и т. д.

Краткая история присутствия банка ВВБ в Крыму вообще многое говорит о том, какими мотивами руководствовались некоторые российские финансисты, решившиеся осваивать этот рынок. Изначально ВВБ носил название банк «Ярославич» и был зарегистрирован в городе Рыбинске Ярославской области. Экспансия в Крым началась вскоре после того, как заместитель главы Рыбинска Денис Добряков в конце 2014 года стал заместителем губернатора Севастополя по городскому хозяйству. Вскоре после этого банк «Ярославич» заявил о переезде в город-герой, а заодно и о присоединении еще одного небольшого банка из Рыбинска — КБ «Верхневолжский».

В правительстве Севастополя Добряков проработал всего семь месяцев, до июня 2015 года, после чего вернулся в Рыбинск и в марте 2016 года выиграл выборы главы этого города. Однако процесс перерегистрации объединенного рыбинского банка в Севастополе не был прерван, и в июне прошлого года банк ВВБ был внесен в санкционный список Минфина США за деятельность на территории Крыма. Пока неизвестно, какое отношение последнее обстоятельство имело к дальнейшей судьбе банка, но уже в начале минувшего декабря ВВБ сначала ограничил, а затем остановил выдачу средств и был «взят на поруки» ЦБ. Как утверждают источники в финансовой сфере, банку пытались найти инвестора, но безуспешно.

Несколькими месяцами ранее в подобной ситуации оказался крымский Генбанк, на середину прошлого года занимавший 121 место по активам в стране, хотя для него инвестор обнаружился одновременно с введением временной администрации. В этом качестве выступил Собинбанк, входящий в группу банка «Россия», который первым из ведущих российских банков начал работу в Крыму еще в 2014 году. Однако развитие событий вокруг Генбанка также было весьма показательным. После того, как в 2015 году в число его акционеров вошли структуры правительств Крыма и Севастополя, Генбанк стал получать значительные средства господдержки — в частности, 1,3 млрд рублей ему было выделено по программе докапитализации банков через облигации федерального займа (ОФЗ). Но расчеты на дальнейшие вливания не оправдались: в прошлом июле, незадолго до введения внешнего управления, стало известно, что Минфин РФ отказал Генбанку в запросе на пополнение капитала в сумме до 10 млрд рублей.

Есть основания предполагать, что некоторые банки, начавшие работать в Крыму, рассчитывали тем самым заработать для себя «плюсик» в глазах ЦБ и избежать скорого отзыва лицензии. Однако этот расчет, похоже, не оправдался. В начале прошлого года была отозвана лицензия у алтайского Тальменка-банка — одного из первых, которые объявили о приходе в Крым, временная администрация затем обнаружила в нем признаки вывода активов, растраты или хищения имущества банка на общую сумму порядка 780 млн рублей. Лишился лицензии и вологодский банк «Северный кредит», который в прошлом году за работу в Крыму также попал под американские санкции. Эта кредитная организация, среди основных акционеров которой было правительство Вологодской области, оказалась под контролем мошенников и была буквально выпотрошена. Еще в 2015 году лишился лицензии небольшой банк «Смолевич», который сразу после присоединения Крыма открыл там больше отделений, чем по всей России.

«В Крым заходили те банки и страховые компании, которым терять нечего было, за исключением госбанков, квазигосбанков и тех немногих банков, существовавших в Крыму и ранее и перегистрированных в России. Можно даже сказать, что в Крым банки, скорее, заходили, чтобы оттянуть свой конец: из 30 банков, когда-либо работавших в российском Крыму, у 17 отозвана лицензия или запущена санация», — констатирует руководитель проектов Аналитического центра «Эксперт» Сергей Селянин.

«У банков, которые пришли в Крым после его присоединения к России, были разные мотивации, — говорит Павел Самиев, управляющий директор Национального рейтингового агентства. — Некоторые предполагали, что это станет для них формой защиты от определенных действий регулятора, в том числе связанных с отзывом лицензии. Иными словами, владельцы таких банков хотели продемонстрировать, что их учреждения выполняют социальные функции и рассчитывают на более лояльное отношение. Но этот расчет никак не спас от внимания регулятора, и сейчас, наверное, уже ни у кого нет никаких иллюзий по поводу того, что работа в Крыму — это некая индульгенция. Как мы видим, таких индульгенций, ограничивающих ЦБ в принятии мер, если они необходимы, вообще нет».

Но, добавляет Самиев, были и банки, которые рассматривали работу в Крыму как бизнес-задачу, видя в этом определенную новую нишу. Они понимали риск, что им придется свернуть работу с любыми иностранными партнерами и автоматически оказаться в санкционных списках, но предполагали, что эта ниша даст возможности для развития и станет рентабельной. В первую очередь, по мнению эксперта, такие банки ориентировались на расчетно-кассовое обслуживание, в целом транзакционные операции, которые в Крыму активно расширялись — этот рынок вообще был свободен на момент присоединения. Также им были интересны зарплатные проекты и розничное кредитование, хотя последний сегмент в Крыму развит пока не в таких масштабах, как в других регионах России. «Сложно сказать, насколько реализовались эти планы — рынок Крыма сложный, низкомаржинальный, это не тот регион, где банковский бизнес однозначно прибылен», — резюмирует Самиев.

По данным портала «Банки.ру», на сегодняшний день на полуострове зарегистрировано всего четыре самостоятельных банков (три в Республике Крым и один в Севастополе). Крупнейшим из них является Российский национальный коммерческий банк (РНКБ), по размеру активов на 1 марта (142,6 млрд рублей) занимавшей 50 место в стране, а по размеру капитала (43,5 млрд рублей) — 23 строчку. На втором месте находится Генбанк — его активы на 1 марта составляли 49,5 млрд рублей (105 место в России). Остальные два региональных игрока — Черноморский банк развития и реконструкции (Симферополь) и Севастопольский морской банк — находятся по размеру активов в конце третьей федеральной сотни.

Руководство Крыма много раз заявляло, что действующих на полуострове банков недостаточно для потребностей его экономики и без прихода крупных федеральных банков ситуация принципиально не изменится. «Нашим банкам, различным государственным корпорациям и организациям нужно консолидировано и одномоментно начать работу в Крыму. Без этого мы несем колоссальные потери по бюджету, у нас создается сложная ситуация с поддержкой инвестиционных проектов, потому что двух-трех относительно небольших банков не хватает для реализации крупных проектов», — заявлял в начале прошлого года вице-премьер Крыма Георгий Мурадов. После этого глава Крыма Сергей Аксенов говорил, что ведущие российские банки удастся привести при политической поддержке руководства страны. Но публичных решений в этом направлении по-прежнему не принято, и это оказывает все более угнетающее воздействие на регион.

«В Крыму крайне низкий уровень проникновения банковских услуг (кредиты / депозиты к ВРП или на душу населения), — комментирует Сергей Селянин. — Отсутствие нормальной конкуренции как в реальном секторе, так и в финансовом влечет за собой большие риски. Крымчане очень неохотно открывают карты в банках, находящихся в Крыму, полагая, что они неполноценные — и банки, и карты. Поэтому они едут в Краснодарский край и заводят карту „материкового“ банка — например, Сбербанка. Кроме того, в Крыму развит своеобразный обмен рублей на рубли по схемам „нал / материковый банк“ или „крымский банк / материковый банк“, в обе стороны. Выгоднее это сделать через знакомых, чем заплатить ощутимые комиссии банкам».

Тем не менее, даже существующие немногочисленные банки пытаются по мере сил насыщать экономику Крыма деньгами. В частности, по данным «Банки.ру», за последний год объем кредитов РНКБ, выданных предприятиям и организациям, вырос почти втрое — с 20,3 до 58,7 млрд рублей. Среди крымских предприятий, которые кредитуются в РНКБ, можно выделить несколько основных групп. Прежде всего, это компании, имеющие отношение к крупным государственным стройкам в Крыму — например, международный аэропорт «Симферополь», которому открыта кредитная линия с общим лимитом в размере почти 14 рублей на 15,5 лет. Большие объемы инфраструктурного строительства диктуют постоянное увеличение уставного капитала РНКБ: в прошлом году он был увеличен на 15 млрд рублей, а в январе этого года — еще на 5 млрд рублей.

К инфраструктурным компаниям примыкает еще одна группа заемщиков — компании, которые выполняют функции жизнеобеспечения в Крыму, такие как топливные операторы. Их кредитные линии исчисляются сотнями миллионов рублей — в качестве примера можно привести крымскую сеть АЗС «ТЭС», которой РНКБ уже предоставил финансирование на общую сумму 900 млн рублей. Еще одним крупным заемщиком банка является поставщик топлива «Солид — товарные рынки», которому в конце прошлого года была открыта кредитная линия на 600 млн рублей.

Размер кредитов для торговых и производственных компаний Крыма, как правило, существенно меньше — несколько десятков миллионов рублей. Исключение составляют разве что предприятия алкогольной отрасли — к примеру, в прошлом году гарантии РНКБ на 500 млн рублей были предоставлены Крымской водочной компании, аналогичный кредитный лимит был согласован для Инкерманского завода марочных вин. Из крупных заемщиков РНКБ в сфере АПК также следует назвать мясоперерабатывающий комбинат «Скворцово». Это предприятие еще в 2016 году получило финансирование банка на строительство первого в Крыму высокотехнологичного фруктохранилища, а затем заявило ряд новых проектов на общую сумму около 2 млрд рублей — соглашения по ним были подписаны с РНКБ на прошлогоднем Ялтинском международном экономическом форуме.

В целом же, по данным Аналитического центра «Эксперт», структура кредитования экономики Крыма остается нетипичной для регионов юга России — в ней достаточно низка доля торговли и услуг. «Это — следствие недостатка банковских услуг, — полагает Сергей Селянин. — Когда достроят мост, это снизит издержки на транспортное сообщение с материком и стимулирует развитие туризма. Конечно, малый и средний бизнес потянется в Крым, но проблему с крупным бизнесом, в том числе банковским, это не решит. Бизнеса, боящегося попасть под санкции, в Крыму не будет, а перспективы отмены санкций не просматриваются. Крым уже не проблема в международных отношениях (он наш), но признавать этого никто не будет, тем более в условиях напряженных отношений по другим вопросам».

Однако закрепление в регионе, куда большинство крупных кредитных организаций вообще не входит, по-прежнему остается понятной для банкиров бизнес-идеей, и нельзя исключать, что в обозримом будущем в Крым придут и новые игроки, считает Павел Самиев. Среди одного из возможных новых фигурантов на финансовом рынке полуострова он называет проходящий докапитализацию Промсвязьбанк, который будет перепрофилирован в специальный банк для обслуживания оборонных предприятий — для него новые санкции уже ничего не поменяют.

Николай Проценко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

478

Похожие новости
22 сентября 2018, 18:30
22 сентября 2018, 22:01
22 сентября 2018, 12:30
22 сентября 2018, 22:30
22 сентября 2018, 12:01
22 сентября 2018, 13:15

Выбор дня
23 сентября 2018, 02:01
23 сентября 2018, 00:30
23 сентября 2018, 02:15
22 сентября 2018, 22:30
23 сентября 2018, 04:01

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
19 сентября 2018, 16:01
21 сентября 2018, 20:00
17 сентября 2018, 06:01
16 сентября 2018, 18:00
19 сентября 2018, 10:30
16 сентября 2018, 07:15
16 сентября 2018, 12:30

Интересное на сайте
14 ноября 2012, 15:27
22 августа 2012, 10:54
18 марта 2012, 12:19
06 февраля 2010, 17:37
01 марта 2011, 15:10
17 мая 2013, 16:30
15 февраля 2013, 14:25