Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Координация с Россией и союз с США: Израиль — глобальный стабилизатор?

С начала российской военной операции в Сирии минуло более года. За прошедшие 13 месяцев отношения Москвы с ключевыми игроками на Ближнем Востоке пережили свои взлёты и падения. В отдельных случаях климат в межгосударственных связях был особенно переменчив. Наиболее ярко этот колебательный тренд проявился в отношениях с Турцией.

При такой повышенно динамичной стыковке интересов Москвы с ближневосточными столицами вокруг кризиса в Сирии российскому руководству потребовались свои «стабилизаторы». К ним можно с уверенностью отнести доверительный диалог с Израилем по сирийской проблематике.

Контакты между Россией и Израилем по линии правительств и военных ведомств приняли интенсивный характер. Начиная с сентября прошлого года, когда премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху с рабочим визитом посетил Москву (за считанные дни до развёртывания Воздушно-космическими силами РФ контртеррористической операции в Сирии), число его личных встреч и телефонных переговоров с президентом Владимиром Путиным перевалило за добрый десяток.

Напомним, основа плотного взаимодействия России и Израиля в Сирии была заложена 21 сентября 2015 года, по итогам московских переговоров на высшем уровне. Главу израильского правительства тогда сопровождали начальник генерального штаба, руководители военной разведки и совета национальной безопасности ближневосточной страны. Состав израильской делегации был беспрецедентным за все последние годы контактов руководств двух стран. К тому израильтян обязывала острота момента в Сирии. Спустя ровно 7 месяцев, 21 апреля, последовала ещё одна встреча лидеров в российской столице. В промежутке, на полях климатической конференции ООН, 30 ноября 2015 года в Париже Путин и Нетаньяху провели обстоятельную беседу. Перед началом переговоров во французской столице израильский премьер подтвердил готовность Тель-Авива следовать ранее достигнутым договорённостям о тесной координации действий военных двух стран в Сирии. Нетаньяху отметил не только принцип координации, но и упомянул «взаимодействие», что является очевидным свидетельством высокого уровня доверительности между военно-политическими руководствами России и Израиля.

Между тем и отношения с Израилем через «сирийский просвет» не избавлены для России от возможных проблем. В последнее время в еврейском государстве набирает сторонников точка зрения, что присутствие России в Сирии сильно ограничило свободу действий израильской армии. Более того, раздаются голоса, что Кремль «навязал» кабинету Нетаньяху свою политику, и последний вынужден уживаться с ней. В этой связи часто упоминается дислокация Россией в средиземноморской провинции арабской республики мощного компонента противовоздушной обороны. Российские комплексы ПВО-ПРО С-300 и С-400 сирийского базирования якобы доставили Армии обороны Израиля дополнительные «хлопоты». Влиятельные израильские издания пишут о контролировании россиянами любого взлёта и посадки летательного аппарата ВВС Израиля. Практически вся территория страны просматривается российскими радарами из Сирии, пожалуй, за исключением авиабазы «Овда» в районе южного израильского порта Эйлат.

Как отмечают эксперты, средствами ПВО России с базы «Хмеймим», помимо самой Сирии, контролируется значительная часть воздушного пространства Турции, Израиля, Ливана, Иордании (1). В сумме с охватом боевой авиацией ВКС РФ «радиуса поражения» вплоть до северных и западных провинций Ирака, оборонительно-ударный потенциал российской группировки в Восточном Средиземноморье многих на Ближнем Востоке обескураживает. Выдвижение в регион корабельной группы ВМФ России во главе с авианесущим крейсером «Адмирал Кузнецов» и «стратегический резерв» Москвы в виде время от времени наносимых ударов дальней авиации ВКС добавляют некоторым ближневосточным элитам и их западным партнёрам беспокойства.

Работать в таком режиме активности со стороны пусть и дружественной мировой державы ВВС Израиля не привыкли. Это создаёт определённую нервозность для израильских военных пилотов и их командиров на земле. Как известно, в Израиле до мельчайших деталей отработан алгоритм пресечения любой непосредственной и потенциальной угрозы для национальной безопасности страны. На сирийском и ливанском направлениях, где у израильтян ярко выраженный противник в лице проиранского движения «Хизбалла», это выражается в периодическом нанесении превентивных ударов по оружейным конвоям на трассе Дамаск — Бейрут. Всё, что движется на данном маршруте и близко от него, а затем может быть использовано против израильтян во время очередной войны с ливанскими шиитами, подлежит уничтожению ещё на дальних подступах к северным границам Израиля. Данная установка действовала как отлаженный часовой механизм, и израильские власти ни на минуту не готовы подвергать указанный алгоритм пересмотру в сторону послабления.

Несмотря на определённый дискомфорт, «сожительство» Армии обороны Израиля с группировкой ВС России в сирийской Латакии продолжается в рабочем режиме координации действий между штабными структурами двух стран. С Тель-Авивом установлен и совершенствуется координационный механизм в сирийском небе (2). Его основная функциональная нагрузка — исключить столкновения, минимизировать саму их вероятность в воздушном пространстве Сирии, где оперируют ВКС РФ и ВВС Израиля.

Вопрос о проведении совместных операций против террористических группировок пока и близко не ставится. Для этого есть масса непреодолимых на сегодня препятствий, например, в виде хорошо известных своей враждебностью отношений между Израилем и Ираном. Взаимодействие Москвы и Тель-Авива строится из принципа «не навреди партнёру» и с обоюдным пониманием того, что ключевые интересы двух стран должны соблюдаться. Помимо указанной выше озабоченности израильтян поставками ливанской «Хизбалле» из Сирии вооружений и военной техники, в том числе и иранского производства, это также пресечение враждебной для еврейского государства деятельности на его границах. По данному вопросу в особенности трудно заподозрить в действиях Москвы некий негатив для Тель-Авива. Напротив, военное присутствие России способствует появлению у израильтян большей уверенности в том, что с восточных и северных рубежей Израиля на него не перекинется огонь эскалации.

В сирийской провинции Дераа было пробудившийся весной этого года очаг террористической активности в лице местного ответвления группировки «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ — запрещенная в России террористическая организация — ред.) — «Бригады Шухада Ярмук» — уже длительное время не даёт о себе знать. Действия сирийской армии в непосредственной близости к границам Израиля сняли потенциальную опасность для последнего с этого направления. Свою роль сыграли и удары ВКС РФ по позициям «Шухада Ярмук».

В Израиле пристально отслеживают любую активность «Хизбаллы», шиитских добровольцев из Ирака и бойцов Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Ирана в южных провинциях Сирии Дераа и Кунейтра. Это район пересечения границ Израиля, Сирии и Иордании. Россия настаивает на установлении полного контроля правительственных войск Башара Асада над южными и юго-западными провинциями Сирии, расположенными поблизости от израильской территории. Помимо прочего, это может означать, что Москва ожидает от Тель-Авива содействия в том, чтобы кроме регулярных войск Сирийской Арабской Республики в этих районах не было ни одной другой военизированной силы. Расклад достаточно прост — если Израиль горит желанием не допустить закрепления «Хизбаллы» и появления военной базы ВС Ирана в сирийских провинциях Дамаск, Кунейтра, Дераа и Сувейда, то он должен приложить симметричные усилия. А именно — оказать содействие (например, разведывательное) в вытеснении отсюда всех антиасадовских группировок, безотносительно к тому, являются ли они террористическими или выдаются за «умеренно террористические».

Примерно в том же формате развиваются события на другом участке фронта вблизи от израильской границы — в районе сирийского Забадани. Здесь террористическая активность группировки «Джебхат Фатх аш-Шам» (переименованная «Джебхат ан-Нусра» — запрещена в России) купирована боевыми операциями тех же правительственных войск Сирии.

В Израиле многие склонны полагать, что враждебных шагов в его сторону в первую очередь следует ожидать не от боевиков ДАИШ или различных «редакций» сирийской «Аль-Каиды», а от противостоящих им бойцов ливанской «Хизбаллы». Подобная оценка не лишена объективности, в особенности учитывая прошлый опыт сосуществования Израиля и «Хизбаллы» на одном из самых взрывоопасных участков Ближнего Востока. Однако преувеличивать исходящие от ливанских шиитов угрозы в то время, когда их силы основательно отвлечены на сирийский фронт, явно не стоит. Как и не стоит недооценивать фактор сдерживающего влияния военного базирования России в регионе на проиранскую «Хизбаллу». Никто не в силах заставить шиитов Ливана из врагов превратиться в друзей Израиля. Борьба с «сионистами» — ключевой элемент всей идеологии «Хизбаллы», убрав который, от самого политического движения ливанских шиитов едва что останется. Но одно дело враждебная риторика, другое — её трансформация в возобновление масштабных боевых действий на северных границах Израиля. Такой переход для «Хизбаллы» в обозримой перспективе фактически исключён концентрацией её сил на сирийском фронте и «седативным» влиянием России.

Контртеррористический бросок России на Ближний Восток должен придать Израилю дополнительную уверенность и на другом направлении борьбы с общим врагом. На Синайском полуострове боеспособность сохраняет местный филиал ДАИШ, группировка «Вилайет Синай». В Египте российского военного базирования нет, и как недавно заверили власти крупнейшей арабской республики, в ближайшее время не предвидится. Зато во всю развивается сотрудничество вооружённых сил Египта и России, в фундамент которого заложена как раз совместная борьба с терроризмом.

Возможно, это просто совпадение, но заключительная фаза недавно проведённых египетско-российских военных учений в районе Александрии («Защитники дружбы — 2016», 15−26 октября) пришлась на успешно проведённую операцию египтян на севере Синая. Кстати, в непосредственной близости к границам палестинской Газы, где тамошние боевики продолжают доставлять Армии обороны Израиля большие хлопоты. Египетская армия 25 октября освободила от «Вилайет Синая» расположенный к западу от Рафаха посёлок Балаа. Этот населённый пункт считался одним из главных оплотов террористов ДАИШ на севере Синайского полуострова. Представители ВС Египта сообщили, что на подступах к Балаа и в самом населённом пункте военные обнаружили шесть укрепрайонов джихадистов. Армейская пресс-служба подчеркнула тот факт, что Балаа был связан туннелями с сектором Газа.

Если в Тель-Авиве и могут быть ощущения определённого неудобства из-за создания Россией в регионе мощного военного кулака, то их следует рассматривать в куда более масштабном геополитическом разрезе. В масштабе нарастающих американо-российских противоречий. На это израильская пресса обращает внимание с не меньшей тревогой, чем по поводу прихода на Ближний Восток «русского медведя». Так, на страницах The Jerusalem Post, сразу после провала достигнутых 9 сентября в Женеве договорённостей Москвы и Вашингтона по Сирии, бывший постоянный представитель Израиля при ООН Рон Просор поделился своими тревогами. По мнению дипломата, Израиль попал в «опасную ситуацию», очутившись «посередине» между необходимостью координации действий с Россией в сирийском небе и продолжением отношений стратегического партнёрства с США. В результате Тель-Авив может столкнуться с «очень некомфортной» для себя реальностью, учитывая беспрецедентно жёсткую риторику двух мировых держав в адрес друг друга, подытожил Просор.

На самом деле, ситуация прогрессирующего расхождения России и США в своих оценках по сирийскому кризису ставит такие «равноудалённые» ближневосточные страны, как Израиль, в достаточно неловкое положение. Впрочем, в этом есть и своя позитивная сторона. У Тель-Авива появляется дополнительный стимул, пользуясь в равной мере дружественным расположением Москвы и Вашингтона, приложить усилия для сближения их позиций в Сирии. Главное, чтобы никто никому ничего не навязывал, а следовал строго рациональному подходу, согласно которому двум сильнейшим армиям мира противопоказано заступать за черту прямой взаимной конфронтации. И в деле удержания России и США от «глобального заступа» свою особую роль может сыграть именно Израиль.

(1) Ben Caspit, Israel wary of Russian comeback to the region // Al-Monitor, October 24, 2016.

(2) Москвой и Тель-Авивом организовано взаимное информирование о действиях авиации с использованием «горячей линии» между российским центром управления авиагруппой на базе «Хмеймим» в сирийской Латакии и командным пунктом ВВС Израиля.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

107

Похожие новости
08 декабря 2016, 02:45
08 декабря 2016, 06:45
07 декабря 2016, 22:45
08 декабря 2016, 18:30
08 декабря 2016, 14:45
08 декабря 2016, 16:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
04 декабря 2016, 12:15
02 декабря 2016, 14:00
01 декабря 2016, 23:00
06 декабря 2016, 02:00
03 декабря 2016, 10:00
02 декабря 2016, 13:00
06 декабря 2016, 21:00

Интересное на сайте
03 ноября 2011, 13:06
06 февраля 2010, 16:11
12 декабря 2012, 10:41
14 декабря 2010, 14:20
21 сентября 2012, 10:07
27 июля 2012, 16:20
02 ноября 2011, 15:09