Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Конец мечты: за что «демократическая партия якобинцев» воюет с Америкой?

Общественно-политический взрыв в США, находящийся в центре внимания всего мира и на какое-то время задвинувший в тень информационной повестки пандемию коронавируса, представляет собой любопытный феномен, который еще только предстоит изучить политологам, социологам и историкам. Пока одна часть американцев грабит и поджигает магазины, другая лежит на асфальте или встает на колени от чувства острой (в основном навязанной извне) вины за расовые преступления и даже «геноцид» в отношении чернокожего населения, к последним акциям все чаще примыкают сотрудники американской полиции и военнослужащие Национальной гвардии, склоняющие головы перед «черными комиссарами».

Нынешние протесты в США принято сравнивать с событиями пятидесятилетней давности, когда был убит Мартин Лютер Кинг — младший, что привело к беспорядкам от побережья до побережья. На первый взгляд, у них действительно много общего, даже то, что сегодня акции протеста перекинулись в Европу (и даже на Австралию и Новую Зеландию. — EADaily), и все это, как и тогда, происходит на фоне знакового успеха американской космонавтики. Но 1968 год — это все еще золотой век Америки, экономически процветающей, но имеющей проблемы с институциональным расизмом и дискриминацией небелого населения, несмотря на принятый в 1964 году закон о гражданских правах, отменивший расовую сегрегацию в школах, общественных местах и по месту работы.

Многие участники протестов полувековой давности искали «смысл жизни», как бы странно это сейчас ни звучало. Некий духовный поиск у молодых американцев, не желавших повторять вслед за своими отцами замкнутый цикл «американской мечты» (прилежная учеба в школе, престижный колледж и хорошая работа), действительно имел место быть. Многие из бунтарей того времени впоследствии пришли к религии или стали успешными членами общества. Сегодня в основе масштабных протестов лежат прежде всего социально-экономические причины на фоне накопившейся у американцев за время самоизоляции энергии и тупика, из которого пока что не может найти выход мировая финансовая и экономическая система. И смерть 46-летнего Джорджа Флойда, отменившая законы социального дистанцирования, пришлась для бенефициаров уличных погромов как нельзя кстати.

Из ситуации экономического и социального неравенства американские консерваторы предлагают выходить путем «политической революции, совершаемой мирным интеллектуальным путем». Американские либералы верят в экономическую и культурную революцию, совершаемую по антиинтеллектуальной линии насилия. И позиция, занимаемая Демократической партией США, метко прозванной одним заокеанским наблюдателем «современными американскими якобинцами», вызывает ощущение войны, которую она ведет против собственной страны ради политических выгод. Свою революцию демократы не смогли выиграть у избирательных урн в 2016 году, им также не помогли незаконные попытки импичмента избранного президента страны под фальшивыми предлогами в течение последних трех лет, и сегодня кажется, что демократы, поддерживая «Антифа», Black Lives Matter и другие радикальные организации, пытаются просто опрокинуть сложившийся статус-кво и навязать США свой «новый порядок».

Интересно, что в 2017 году спикер Палаты представителей — представитель демократов Нэнси Пелоси выступила против «насильственных действий людей, называющих себя „Антифа“». А в прошлом году бывший вице-президент Джо Байден осудил нападение «Антифы» на консервативного журналиста Энди Нго. В своей предвыборной речи во вторник в Филадельфии Джо Байден заявил: «Настало время для нашей страны бороться с системным расизмом», не удосужившись объяснить, почему этот момент никогда не наступал в течение его восьми лет на посту вице-президента или почти четырех десятков лет пребывания в Сенате США.

Как тут не вспомнить про смерть от рук полицейских чернокожих Майкла Брауна, Эрика Гарнера и Фредди Грея во время президентства Барака Обамы, недавно по национальному телевидению подробно остановившегося на структурных проблемах страны, расизме и вине Трампа. В ответ Трамп всегда может спросить: «Г-н президент, а вы на протяжении восьми лет в Белом доме где были и что делали?» Кстати, в 2015 году Обама назвал «преступниками» чернокожих, вышедших громить улицы Балтимора после гибели в полицейском автозаке Фредди Грея. Чтобы закончить эту историю, отметим, что из шести полицейских, обвиняемых в смерти Грея, трое были афроамериканцами, как и два старших офицера в их участке, как и мэр Балтимора, как и большинство членов городского совета, как и государственный прокурор, выдвинувший обвинения против полицейских. Где здесь «глубоко укоренившийся полицейский расизм»? Видимо, эта удобная ширма достается из-за кулис демократического политического театра только по удобным поводам.

Более того, сторонники Трампа продолжают приводить аргументы в пользу абсурдности леволиберального дискурса о перманентном угнетении чернокожих правоохранительной системой США. С опорой на официальную статистику The Wall Street Journal пишет о том, что в современных США полицейский в 18,5 раза чаще рискует быть убитым чернокожим, чем невооруженный чернокожий полицейским. Полиция США в среднем убивает тысячу американцев в год, подавляющее большинство этих смертей приходится на людей, вооруженных или оказывающих стражам порядка сопротивление, при этом только 4% всех случаев — это вариант, когда белый офицер стреляет в невооруженного негра. И здесь не все однозначно: к таким случаям относятся, например, инциденты, когда безоружный чернокожий пытается сбить машиной представителя закона. По данным Центра по контролю и профилактике заболеваний США, по сравнению с временами Мартина Лютера Кинга — младшего число смертей чернокожих от рук полицейских в целом упало почти на 80%.

Популярная некогда шутка о том, что в США не может быть цветной революции, потому что там нет американского посольства, обрела второе дыхание: сегодня мы видим, что, оказывается, в США тоже есть американское посольство. Благо, даже символы американского бунта, — среди которых, например, сжатый кулак, — хорошо знакомы жителям Югославии, Белоруссии, Армении, Грузии, Украины, России, Киргизии, Ирана, Египта, Венесуэлы. И есть ощущение, что экспортное изобретение США, конечно не сегодня, но через какое-то количество лет и социальных потрясений, может прилететь бумерангом к ним самим, приведя к печальным последствиям.

Интерес вызывает вопрос, на чьи деньги радикальные левацкие группировки организуют свои акции, тренируют и координируют действия хорошо экипированных уличных боевиков, устроивших американским городам «окаянные дни». В 2015 году миллиардер Джордж Сорос и его институт «Открытое общество» (Фонд Сороса), открыто спонсировавшие ряд цветных революций (т. е. свержение законно избранных правительств суверенных стран), были замечены в поддержке движения Black Lives Matter. В наши дни The Milwaukie Journal-Sentinel прямо пишет о связи с Фондом Сороса ряда «правозащитных» групп, например Freedom Inc., которая получает соросовские гранты через посредников в виде Borealis Philanthropy и т. п. организаций. Freedom Inc. известна тем, что выступает за освобождение из тюрем афроамериканцев и их защиту против действий полиции. Комментируя текущие протесты, лидеры группы утверждают, что «все действия против насилия со стороны расистов оправданны». Интересно, что считающийся протеже Сороса окружной прокурор Филадельфии Ларри Краснер на деле попробовал внедрить идеалы «социальной справедливости», выпуская преступников на улицы города, что очень быстро привело к всплеску уличного насилия. Беспорядки в Филадельфии были подавлены только частями Национальной гвардии, перекрытием въезда/выезда из города и жестко установленным комендантским часом начиная с 18.00.

Если смотреть на проблему появления радикальных протестных настроений в среде чернокожего американского населения, то следует подойти к этому вопросу диалектически. С одной стороны, государство всеобщего благосостояния (Welfare state), ставшее во многом ответом Запада на советский социализм, действительно заметно облегчило жизнь многих бедных слоев общества, в том числе чернокожих в США, за счет пособий, социальных программ, льгот и т. п. Но, с другой, жители гетто были лишены удочки, а получали только «рыбку». В итоге привычка получать чеки и вообще жить на вэлфере (конечно же, это верно только для части афроамериканской общины) привела к некоторым социальным деформациям, например развалу института брака. Демократические правительства не повышали уровень благосостояния семей чернокожих в целом, они предпочитали давать льготы матерям-одиночкам. Во многом поэтому если в 1960 годах уровень рождаемости вне брака для белых составлял 3%, для чернокожих 23%, то сегодня это 28% и 73% соответственно. В некоторых городах он достигает 90%.

Мальчики, воспитанные без отцов, особенно в разлагающихся кварталах, часто вырастают в злых, обездоленных молодых людей — тех, кто избивает беспомощных незнакомцев, смотрит, как горят магазины и дома, и танцует вокруг пламени. Демократы не видят никакой связи между семьями с одним родителем и всеми патологиями (преступность, злоупотребление наркотиками, безработица), которые поражают американские города. И в момент обострения социальной напряженности молодых чернокожих используют в своих интересах «Антифа», троцкисты, анархисты и другие левые радикалы (в большинстве своем белые), объясняя, что их жизненные проблемы — это следствие институционального расизма, «наследия рабства и сегрегации», жестокости полиции и «культуры белого человека». И чернокожие мятежники пользуются возможностью нанести ответный удар по своим угнетателям (например, корейским владельцам продуктовых магазинов и банкоматам) путем краж, поджогов, мародерства и избиений.

Воодушевленные белыми либералами, сегодня чернокожие американцы больше воспринимают себя в качестве жертвы, чем десятилетия назад. Согласно исследованию Kaiser, в 2006 году около 29% негров в США полагали, что в то или иное время они были несправедливо задержаны полицией из-за цвета их кожи. К 2019 году это число, согласно отчету The Pew Research Center, увеличилось почти до 44%. Чем меньше чернокожие американцы погибают от рук белых полицейских, тем яростнее становятся споры на расовую тематику. Проще говоря, витрина магазина, по мнению либеральной прессы, разбивается не потому, что чернокожему молодому человеку хочется взять «Ролекс», но потому что «Америка — расистское место».

После неудавшейся попытки импичмента президента Демократическая партия США продолжила тактику раскачивания внутренней ситуации. Сначала они критиковали Трампа за желание закрыть границы перед угрозой пандемии, потом обвиняли в 100 тысячах погибших (хотя те же упреки можно отнести и в адрес мэров и губернаторов из числа демократов). Парадокс: еще в мае демократические власти городов и штатов арестовывали людей, нарушающих социальное дистанцирование, однако они ничего не сделали, когда тысячи объединившихся банд погромщиков всех цветов кожи уничтожали их города. Практически все беспорядки на первом этапе случились на контролируемых «синими» территориях: после Миннеаполиса последовали Атланта, Нью-Йорк, Сиэтл, Портленд, Лос-Анджелес, Сан-Франциско, Чикаго, Филадельфия, Бостон. И везде чернокожие американцы предстают в виде движимого имущества демократов, которые долгое время управляли их кварталами, но не сделали ничего для решения их проблем.

В войне против собственной страны Демократическая партия не берет пленных. Николь-Ханна Джонс, пулитцеровский лауреат за проект The New York Times «1619 Project», посвященный истории американского рабства и приуроченный к 400-й годовщине прибытия первых африканских рабов в Вирджинию, в эфире CBS News заявила о том, что «уничтожение застрахованного имущества не является насилием», одновременно одобрительно высказавшись о «восстании» чернокожих. Между тем «1619 Project», не раз раскритикованный историками за неточный контекст и однобокое прочтение американского прошлого, изучается в качестве дисциплины в 3 500 государственных школах. Мэр Нью-Йорка Билл-де Блазио поделился тем, что гордится своей дочерью Кьярой, задержанной полицией в ходе незаконной акции протеста. В то же время 60-летний Грант Нейпир, белый спортивный комментатор из Сакраменто, поддался на провокацию в «Твиттере» и написал, что «жизнь каждого человека имеет значение», за что мгновенно был подвергнут обструкции и лишен работы.

Неизвестно, как долго демократы будут заигрывать с леворадикальным протестом: сам Байден не может еще сильнее «полеветь», для той же «Антифа» он такой же враг, как Трамп или капитализм в целом. Но призвать к скорейшему наведению порядка также не отвечает его интересам, так как это оттолкнет от него многих левых. К тому же социологические исследования бунтов 1968 года показали, что мирные протесты шли на пользу кандидатам-демократам. Когда же они оборачивались погромами магазинов и рукопашными схватками с полицией, американское общество шарахалось в сторону республиканцев. Именно так в 1968 году президентом стал Ричард Никсон, победивший демократа Хьюберта Хамфри.

В любом случае нас ждут президентские выборы на фоне, возможно, самой нестабильной внутренней обстановки за многие десятилетия истории США. Политически управляемые теории «белого превосходства» и расизма разжигают огни, которые продолжают сжигать американские города.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

501

Похожие новости
03 июля 2020, 11:45
03 июля 2020, 11:45
03 июля 2020, 11:45
03 июля 2020, 17:45
02 июля 2020, 21:45
03 июля 2020, 17:45

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
27 июня 2020, 13:15
28 июня 2020, 05:45
27 июня 2020, 07:45
28 июня 2020, 17:45
27 июня 2020, 17:45
27 июня 2020, 01:15
28 июня 2020, 13:30

Интересное на сайте
17 мая 2013, 16:30
09 ноября 2012, 10:50
17 мая 2011, 11:31
28 января 2014, 16:31
23 июля 2013, 12:40
14 ноября 2012, 15:10
05 марта 2012, 12:57