Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Коммунизм сильнее русофобии. Польская коммунистка на страже Новороссии

Людмила Добржинецкая уже восемь лет является членом президиума польского Комсомола - „Коммунистической " Молодой Польши”. Во время праймериз в органы местного самоуправления, которые прошли в Луганской Народной Республике 02.10.2016 года, она была одним из многих международных наблюдателей, благодаря чему она смогла познакомиться с тем, как функционирует Республика. Это имеет огромное значение, так как, уже более месяца Людмила с оружием в руках охраняет границы молодого государства, которые могут в любой момент измениться в любую сторону. В случае поражения, 28-летняя девушка из Варшавы, может в лучшем случае закончить в польской или украинской тюрьме, а в худшем - может просто погибнуть.

 

У Людмилы взял интервью Давид Худжец польский корреспондент на Донбассе и наблюдатель на праймериз в ЛНР.

Почему польская коммунистка решила поехать на Донбасс?

- В принципе, я об этом думала с самого начала войны, но я ждала, пока коммунисты отсюда дадут сигнал, что нуждаются в поддержке. Долго у меня не было контакта с теми, кто сражается с оружием в руках. Все изменилось год назад, когда связались со мной люди из международной "Интербригады" входящей в состав бригады "Призрак". Пригласили пополнить их ряды, как для борьбы, так и для организации гуманитарной помощи. Сначала я осторожно отнеслась к этому приглашению, ведь кто-то должен был дать им мой адрес электронной почты, и это могло быть провокацией.

Около полугода потребовалось для выяснения этого вопроса, пока я убедилась в том, что филиал "Интербригады" на самом деле существует, и принимает людей. Решила приехать, но не была уверена, подойду ли я для непростой окопной жизни. Выходом из ситуации стала международная конференция антифашистов в Краснодоне, на которую была приглашена и я. Тогда и посетила военнослужащих бригады "Призрак".

- Мне показали наихудший из возможных участков их фронта. Люди жили там в землянках, без воды - бывали ситуации, что долгое время они не имели возможности помыться - вода была слишком ценна. Я помню, как один из них мне сказал: «Не забывайте, что мы сражаемся за свободу. Мы боремся за людей, за них, за общество, а не за свои амбиции».

После возвращения в Польшу Людмила была как-то подавлена, стремилась скорей уехать, но необходимо было закончить определенные дела, чтобы иметь возможность отправиться без каких-либо долгов и т. д.. Вскоре она смогла написать своим друзьям с фронта, что собирается к ним приехать. Однако, они сами были убеждены, что война уже заканчивается, и отряд больше не нужен. Они ошибались. Украинский обстрел убил девочку - война началась с новой силой.

При отъезде никто не помогал. Людмиле пришлось самой организовать себе визу в Россию, оплачивать проезд. «К сожалению, не финансируют такие вещи», - смеется девушка.

В это время националисты осквернили могилу Болеславу Беруту (Берут - первый президент Польской Народной Республики, на его могиле написали «Палач» и «Убийца» - прим).

- Через неделю я пришла и все выходные чистила то, что они на ней написали. В воскресенье меня заметил журналист с польского телеканала TVN, который как раз был на могиле своего деда (мой отец тоже похоронен там). Я попросила его, чтобы он не писал, что я коммунистка - я не хотела провоцировать людей для последующей никому ненужной ненависти. Люди, даже которые считают, что Берут плохой человек, благодарили за то, что я удаляю эти надписи, потому что нельзя осквернять чьи-то могилы.

Однако, несмотря на то, что в материале TVN лицо девушки было скрыто, ее узнал один человек. В СМИ разразилась буря. Людмилу ценили на работе, но этот скандал мешал имиджу компании. Ее глава, учитывая заслуги Добржинецкой, предложил расторгнуть договор по соглашению сторон и выплатить выходное пособие в размере трех окладов заработной платы – так, у Людмилы появились средства на поездку, и, как подчеркивает девушка, «немного денег для мамы, на всякий случай».

- Сначала меня направили на участок фронта, где напротив нас стояли польские наемники, которые воюют на украинской стороне. Некоторые из наших были поражены тем, что полька приехала поддержать Донбасс, даже смеялись, что «Ваши там» - но это просто такие шутки были. В "Инербригаде" также служат женщины, но мало, их удивила только моя национальность.

«Почему поляки не уважают историю, почему так лгут? Ведь вместе воевали против фашизма, а теперь даже это отвергают», - часто слышала Людмила в начале своей службы.

Несмотря на все это, ее прибытие в ряды бригады оценили положительно. Вскоре она получила униформу и начала обучение. И линия фронта.... Пять дней без возможности помыться, рытье окопов - женщины в армии не имеют льгот. Ночью нужно было быть наиболее внимательным - это время атак противника. Начали падать минометные мины.

- От нас также велся ответный огонь, чтобы не пропустить врага. Одна ночь была очень страшной, потому что они подошли очень близко к нашим позициям. Как правило, их нужно бояться в ночное время, а днем они, в основном, пьют. Наша линия обороны на холме, напротив них - и мы видим, что они делают. Часто у них доходит до драк.

Хорошо, что перед отъездом мне посоветовали купить зимний спальный мешок, без него было бы холоднее, ночи в палатке были холодные.

Людмила понимает, что Луганская Республика, за исключением редкой символики, не имеет ничего общего с коммунизмом.

- Коммунизма не построить сразу и в первую очередь сами люди должны его хотеть. Сначала нужно создать что-то для себя - социализм, и каждый определяет его по-своему. Впрочем, каждый под понятием коммунизма и понимает что-то другое - это не учение, догмат. Я считаю, что если коммунисты в Польше хотят что-то изменить, то должны начать с себя. Меньше говорить, а больше делать. Сражаться за людей. Большинство из них стремятся к руководству, а не помогать людям. Не работают физически, они не знают, что такое физическая усталость. Совершают ошибку и не желают измениться, а изменения должны начать именно с себя. Тем не менее, здесь царит дисциплина - ты для людей, и должен об этом помнить.

Что больше всего Вы цените в своей новой жизни?

- Чувство, когда ты выходишь в форме с базы в городок, разрушенный в результате обстрелов, а там дети, жители высказывают тебе уважение, подают руку. Даже когда ты говоришь, что ты из Польши - на что, впрочем, очень хорошо реагируют. Население в целом может разочаровано, позицией нашей страны (однако, этого не показывает), но в нем нет вражды, нет ненависти, хотя у нас это имеет место.

Другой польский доброволец, Дерек Леманский, который не скрывает своего пребывания на Донбассе, в объявлен польской прокуратурой в розыск. Хотя не было пока ни одного случая, чтобы аналогично поступили в отношении поляков, воюющих на стороне Украины. Людмила понимает всю опасность, грозящую ей, в том числе из-за этой статьи. Знает, что в Польше ей грозит тюрьма, но утверждает, что «только в условиях ЕС, держу пальцы скрещенными, чтобы ЕС развалился», - говорит девушка.

Стоит добавить, что Людмила состоит в польском комсомоле с 19 лет, и с тех пор занимается активной политической деятельностью. Кроме этого в начале 2015 года он вступила в партию «Смена», которая выступает за выход Польши из НАТО и сближение с Россией. В мае этого года Матеуш Пискорский арестован польскими спецслужбами, и до сих находится под арестом по обвинению в «шпионаже в пользу России».

После того как Людмила Добржинецкая смыла оскорбительные надписи с могилы Болеслава Берута, в польских СМИ против нее развернули целую кампанию. Однако причиной этой кампании также стали, ее публичные высказывания о том, что «Катынь - это дело рук немцев».

Взявший это интервью польский журналист Давид Худжец и упомянутый в статье Дариуш Леманский уже находятся на Донбассе с осени 2014 года.

Давид Худжец работает корреспондентом Novorossia.today и рассказывает полякам правду о происходящем на Донбассе. Дариуш Леманский служит в армии Донецкой Народной Республики. Дорога в Польшу для них тоже закрыта. В Польше им угрожает заключение на срок до 5 лет «за службу в иностранной армии или в иностранной военной организации». В интервью «Свободной Прессе» Давид Худжец сообщал, что по его подсчетам на Донбассе сейчас находится около 15 поляков.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

167

Похожие новости
03 декабря 2016, 21:00
04 декабря 2016, 09:00
03 декабря 2016, 19:00
03 декабря 2016, 21:00
04 декабря 2016, 19:00
04 декабря 2016, 15:00

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
29 ноября 2016, 23:00
30 ноября 2016, 04:01
28 ноября 2016, 00:15
30 ноября 2016, 14:00
02 декабря 2016, 00:00
30 ноября 2016, 02:00
27 ноября 2016, 21:00

Интересное на сайте
24 декабря 2010, 13:39
14 декабря 2010, 14:20
17 мая 2011, 11:31
28 января 2014, 16:31
23 июля 2013, 12:40
06 февраля 2010, 16:11
21 февраля 2012, 10:22