Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Кишинёв и Тирасполь: «малыми шагами» к федерализации Молдавии

Первый за девять лет официальный визит президента Молдавии в российскую столицу становится не только знаковым в новой вехе молдо-российских экономических отношений, но и геополитически образующим фактором на границе с Европейским союзом.

Подводя предварительные итоги встречи лидеров двух государств 17 января, можно констатировать, что основным лейтмотивом диалога Путин-Додон стал вопрос скорейшего урегулирования приднестровского конфликта, по сути, практически единственно нерешенной проблемы суверенитета на постсоветском пространстве.

Похоже, что в сложившейся ситуации мнение Приднестровья, в соответствии с Конституцией — суверенного и независимого государства, как непосредственно заинтересованной стороны, пострадавшей в вооруженном конфликте 1992 года от молдавской агрессии, браться во внимание не будет. А есть ли это «своё» мнение?

На заявление президента Владимира Путина о том, что Россия будет способствовать «выработке компромиссного решения ситуации» в рамках территориальной целостности Молдавии и выступит гарантом достигнутых соглашений, как и на сам факт обсуждения судьбы Приднестровской республики без её участия официальный Тирасполь никак не отреагировал.

На этом фоне ссылки на итоги референдума о независимости Приднестровской Молдавской Республике с последующим свободным присоединением к РФ от 17 сентября 2006 года, на который любят ссылаться приднестровские политики, заручаясь электоральной поддержкой, выглядят не более чем популистские лозунги.

Конечно, Российская Федерация всегда поддерживала Приднестровье. Присутствие России в регионе обеспечивается не только миротворческими силами, более 25 лет разграничивающих противостоящие стороны, но и, по сути, управлением приднестровской политикой из кремлевских кабинетов. Ключевые кадровые назначения согласуются в Москве, вице-премьер Дмитрий Рогозин является спецпредставителем президента РФ по Приднестровью и курирует основные направления жизнедеятельности, Россия поставляет в республику бесплатно газ, строит социальные объекты и выплачивает пенсии.

Но с другой стороны, Москва всегда выступала за сохранение Приднестровья в составе единой Молдавии, об этом неоднократно заявлял глава МИД РФ Сергей Лавров.

И чем громче звучала позиция униониских политиков Молдавии о евроинтеграции страны и вхождении в НАТО, тем активней посредники настаивали на активизации переговорного процесса.

В этом случае Приднестровье становится сдерживающим элементом сохранения внеблокового статуса Молдавии, обеспечивая ей буферное положение на границе западной Европы и радикально ориентированной Украины. Вместе с промышленно развитым Приднестровьем Кишинёв унаследует и самые большие склады российского вооружения в восточной Европе, охраняемые российскими военнослужащими, а по сути — российскую военную базу в центре своей страны. С таким «багажом» Молдавия может забыть про НАТО надолго.

На прошедших переговорах с президентом Молдавии Игорем Додоном по региональной ситуации Владимир Путин упомянул о «Меморандуме Козака». Он отметил, что в 2003 году стороны «как никогда близко подошли к вопросу приднестровского урегулирования», добавив, что рассчитывает на возвращение к этому вопросу.

По этому плану Молдавия должна была стать «асимметричной федерацией», а ПМР и Гагаузия (автономное образование на юге РМ) получили бы особый статус и возможность блокировать законопроекты, нежелательные для автономий. Молдавия обязывалась соблюдать нейтралитет и демобилизовать армию, а также предоставить России право на размещение своих войск на территории Приднестровья сроком на 20 лет в качестве гарантов урегулирования конфликта.

Первый президент Приднестровья Игорь Смирнов подписал Меморандум, фактически ратифицировав утрату Приднестровской Молдавской Республикой суверенитета и государственности. В последний момент президент Молдавии Владимир Воронин в ночь с 24 на 25 ноября 2003 года отказался от подписания уже лично им парафированного соглашения, посчитав, что оно даёт односторонние преимущества ПМР.

Сменивший Игоря Смирнова на посту главы республики Евгений Шевчук в качестве приоритетов внешней политики после затянувшейся «холодной войны» между Кишинёвом и Тирасполем декларировал «тактику малых шагов», направленных на сближение двух государств.

В Москве одобрили и поддержали эту инициативу, а посредники способствовали ее продвижению в рамках возобновлённых переговоров сторон.

На встрече с молдавским коллегой Андреем Галбуром в апреле 2016 года руководитель внешнеполитического ведомства РФ Сергей Лавров отмечал, что необходимо «на основе малых, но конкретных шагов восстанавливать жизнеспособность переговорного механизма и определять статус Приднестровья в пределах единого молдавского государства».

По сути, в указанный период и Приднестровье, и Молдавия готовы были к сближению и реализации общих федеративных планов. Однако нестабильное положение молдавского общества, политический кризис правящего альянса и давление западных партнеров РМ не позволили закончить выработку консенсуса в вопросе объединения.

Сегодняшняя риторика по приднестровскому вопросу нового президента Молдавии Игоря Додона совпадает с позицией представителя РФ в переговорном процессе по приднестровскому урегулированию Сергея Губарева, озвученной в мае 2016 года. По мнению российского дипломата, в Приднестровье «заморожен» не конфликт, а процесс урегулирования; есть нежелание договариваться. Его поддержал другой посредник в переговорах, посол ОБСЕ Корд Майер-Клодт, который подчеркнул, что «конфликта как такового в нашем понимании нет». Об этом сегодня говорит и Додон.

Теперь уже со стороны молдавского лидера в сторону Приднестровья идеёт инициатива встречных «малых шагов. Разблокирована работа Объединённой контрольной комиссии — руководящего органа миротворческой операцией, налажено личное прямое общение между руководством республик. Новый президент ПМР Вадим Красносельский расценивает первый за восемь лет диалог двух президентов, состоявшийся 4 января перед прилетом Додона в Москву, как «позитивную тенденцию к решению существующих проблем». «Пока речь не идет о политическом статусе Приднестровья, а об интересах граждан обоих берегов», — говорят в Тирасполе.

Так что первые, активно набирающие темп, «малые шаги» уже сделаны. Видимо, их тактика действительно себя оправдает.

Михаил Тульев, специально для EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

346

Похожие новости
24 сентября 2017, 10:00
24 сентября 2017, 10:30
24 сентября 2017, 10:30
24 сентября 2017, 12:30
24 сентября 2017, 16:00
24 сентября 2017, 10:30

Выбор дня
24 сентября 2017, 22:00
24 сентября 2017, 20:30
25 сентября 2017, 00:00
24 сентября 2017, 20:15
24 сентября 2017, 22:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
23 сентября 2017, 22:15
22 сентября 2017, 22:00
19 сентября 2017, 17:15
23 сентября 2017, 20:15
23 сентября 2017, 17:15
20 сентября 2017, 21:15
21 сентября 2017, 21:15

Интересное на сайте
20 декабря 2010, 13:40
14 декабря 2013, 14:21
14 декабря 2010, 14:20
23 июля 2013, 12:40
10 августа 2012, 16:11
09 ноября 2012, 10:50
08 мая 2011, 16:24