Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Киев отсудит Крым у России

18 февраля в Киеве прошли массовые акции протеста, направленные против президента страны Петра Порошенко. Несколько тысяч участников марша, преимущественно сторонники экс-губернатора Одесской области Михаила Саакашвили, потребовали импичмента. Однако сам Порошенко постарался перевести внимание общественности с протестов против себя на другие темы.

Во-первых, лидер «незалежной» пообещал лично поучаствовать в судебном процессе по делу о событиях на Майдане в 2014 году. А, во-вторых, снова вспомнил о вечно актуальной для Украины теме Крыма и пообещал сделать все для его возвращения. На сей раз возвращать полуостров Порошенко вознамерился с помощью международных инстанций.

«У нас специальный закон об интеграции, который был поддержан в парламенте, и мы демонстрируем, что мы планируем освободить украинскую землю от российской агрессии политическими и дипломатическими путями. Крым — наш самый главный приоритет. Мы пойдем в Международный суд под зонтиком ООН и привлечем агрессора к ответственности, но это будет сделано судебным образом», — заявил Порошенко 17 февраля во время брифинга в Мюнхене.

Апелляции Порошенко к Международному суду выглядят особенно красноречиво на фоне того, что вскоре после его заявления радикалы в Киеве разгромили здание Россотрудничества. Позже постоянный представитель России при ОБСЕ Александр Лукашевич предположил, что сигналом для нападения могло стать заявление украинского президента Петра Порошенко на Мюнхенской конференции по безопасности, где он призвал запретить российский флаг по всему миру.

«При бездействии прибывшей на место полиции бесчинства продолжались более получаса. Преступники не боялись правосудия и не скрывали своих лиц. Фотографии с места разгрома были выставлены ими на странице в социальной сети Facebook», — отметил Лукашевич.

Разговоры Порошенко о международных разбирательствах по Крыму, впрочем, не безосновательны. В 2017 году Украина начала производства против России в Международном суде ООН, обвинив ее в нарушении Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма и Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. 19 апреля Суд издал распоряжение, определив временные меры в этом деле, среди которых требование отменить ограничения для крымскотатарского сообщества в представительских институтах, в том числе Меджлисе *, запрещенном на территории РФ, и обеспечить право граждан изучать украинский язык.

«Важно, что суд занял принципиальную позицию и не поддержал заявления Украины о якобы имеющей место „агрессии“, „оккупации“ или о статусе Крыма как не относящиеся к сути разбирательства», — заявили тогда в комментарии департамента информации и печати МИД.

В то же время, суд отказал Украине в обеспечительных мерах против России по Конвенции о запрете финансирования терроризма, не наложив на Москву никаких обязательств по Донбассу.

Кроме того, еще в 2014 году украинские власти говорили о намерении требовать в международных судах компенсацию за утрату предприятий на территории Крыма. Первоначально Киев оценил ущерб в 950 миллиардов гривен (почти 2 триллиона рублей), затем нарастили эту сумму до 1080 миллиардов. До сих пор украинская сторона не подала имущественные иски в международные суды, хотя в декабре 2017 года генпрокурор «незалежной» Юрий Луценко снова об этом заговорил.

Что касается «возвращения Крыма», как считают эксперты, Международный суд ООН вообще не выносит решений о принадлежности спорных территорий, и это лишь политические заявления, которые не имеют никаких юридических последствий.

— Речь о том, что Украина пытается копировать опыт Грузии после конфликта 2008 года, — объяснил «СП» профессор кафедры международного права МГИМО Дмитрий Лабин. — Грузия уже обращалась с похожим основанием в Международный суд ООН с требованием признать Россию «агрессором», но он отклонил все претензии. Нужно правильно понимать роль этой инстанции. Международный суд ООН — это не репрессивный орган, который преследует настоящих или мнимых нарушителей права и выносит вердикты.

Более того, он не квалифицирует ситуацию. Термин «агрессор» — это классификация, которую дает только Совет безопасности ООН. Международный суд — это орган, который помогает государствам урегулировать свои разногласия. Споры, которые уже затеяла Украина, означают лишь то, что у нее свое чтение этих двух международных актов, о которых идет речь. Суд проверяет, правильно ли государства толкуют Конвенции. Украинская сторона должна обосновать, в чем, с ее точки зрения, есть нарушение. Сейчас рассмотрение этих вопросов в Международном суде продолжается.

— А самая главная претензия Украины о территориальной принадлежности Крыма может рассматриваться в Международном суде ООН?

— Территориальный спор потенциально может быть рассмотрен в Международном суде ООН, но только если его юрисдикцию признают оба спорящих государства. Две страны должны добровольно согласиться передать свой территориальный спор на рассмотрение суда.

Но в случае Крыма никакого территориально спора нет, так как это часть Российской Федерации. Поэтому в таком формате перспектив у Украины нет. Другой вопрос, что Украина может разговаривать о юридических последствиях этой ситуации.

Территория, которая раньше входила в состав одного государства, в силу норм международного права из этого состава выбыла. Полуостров воссоединился с Россией уже после того, как потерял юридическую связь с Украиной.

Напомню, что Крым вошел в состав Российской Федерации на правах самостоятельного государства, воспользовавшись принципом самоопределения народа в чрезвычайной ситуации, когда центральная власть в Киеве была захвачена антиконституционным путем. Уже после этого был заключен международный договор между Республикой Крым и Российской Федерацией, и два суверенных государства выразили свое намерение объединиться. Это нормальная международная практика.

Поэтому вряд ли можно говорить о юридических перспективах заявления Порошенко в Мюнхене. Скорее всего, оно было сделано с целью взбудоражить европейскую общественность на определенном мероприятии, не более того.

 — А как обстоит ситуация с имущественными исками, о которых говорит Украина?

— Это совсем другой механизм. Территории могут переходить из состава одного государства в состав другого, это не запрещено международным правом, если не противоречит его нормам. Но это не означает, что все имущество национализируется и становится собственностью другого государства. В Крыму было представлено разнообразие форм собственности, наряду с государственной присутствовала и частная.

Если частные собственники лишились своего имущества, существуют механизмы защиты их прав. Все это сводится к требованиям компенсации, которые выдвигаются в индивидуальном порядке. Такие инвестиционные споры уже рассматриваются в международных инстанциях. Но это порядок не громадных цифр и это совершенно нормальная практика. Если были нарушения прав собственности, они должны быть восстановлены, собственники должны получить компенсацию, если арбитры найдут для этого основания.

Еще раз подчеркну, что это не межгосударственный спор, а спор между конкретными инвесторами, которые посчитали, что потеряли свое имущество на территории Крыма. Украинское правительство в этом процессе никак не может участвовать.

Заведующий кафедрой конституционного и международного права ГУУ Владимир Таболин считает, что если бы у Украины были основания для обращения в Международный суд, она бы давно это сделала.

— Такие информационные поводы со стороны Украины уже были, в Киеве не раз заявляли, что пойдут в Международный суд, будут взыскивать какие-то деньги, но все это ерунда. Международный суд ООН не имеет права решать такие межгосударственные вопросы. Он даже не примет подобный иск к рассмотрению. Мне кажется, что Петр Порошенко просто попытался показать свою значимость, сделав такое абсурдное заявление.

Спрашивается, почему Украина так долго ждала, если можно обратиться в Международный суд по вопросу возвращения Крыма? Почему не обратилась в него три года назад? Да потому, что у них нет никаких оснований для «наказания агрессора», в иске написать нечего. Никто Крым не захватывал, все процедуры присоединения были легальными и соответствующими международному праву. Поэтому и вменить России в этом плане нечего.

Это очередная болтовня, на которую никто не обратит внимания, и никакими реальными последствиями она России не грозит. Мне кажется, что даже на Западе уже понимают, что это вопрос решенный. Тем более что европейцам есть чем заниматься, и даже Ангела Меркель на днях, несмотря на все свои заявления о санкциях, внезапно заявила, что Европе нужен «Северный поток-2».

Единственным органом, который имеет реальные полномочия по части вынесения территориальных решений, является Совет безопасности ООН. А Международный суд — это, скорее, общественная организация, которая может что-то порекомендовать, но не обладает ни аппаратом принуждения, ни санкционными механизмами.

* Общественное объединение «Меджлис крымскотатарского народа» признано экстремистским решением Верховного суда Республики Крым от 26.04.2016. Его деятельность запрещена на территории России.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

397

Похожие новости
24 мая 2018, 11:00
24 мая 2018, 05:30
23 мая 2018, 13:30
23 мая 2018, 15:00
24 мая 2018, 07:30
23 мая 2018, 11:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
20 мая 2018, 01:00
17 мая 2018, 21:00
20 мая 2018, 03:00
17 мая 2018, 19:00
18 мая 2018, 19:00
20 мая 2018, 17:00
23 мая 2018, 09:00

Интересное на сайте
06 февраля 2010, 17:37
24 декабря 2010, 13:39
02 ноября 2011, 15:09
23 июля 2013, 11:33
05 марта 2012, 12:57
08 мая 2011, 16:24
18 марта 2012, 12:19