Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Киев ностальгирует по «Дебальцевскому котлу»

Киев потребовал вернуть под свою юрисдикцию Дебальцево — город позорного поражения украинской армии в январе-феврале 2015 года. Соответствующее условие выдвинула на заседании трехсторонней контактной группы в Минске украинская делегация, возглавляемая экс-президентом страны Леонидом Кучмой.

Вопрос о принадлежности Дебальцево возник в связи с тем, что украинская сторона 20 сентября заявила о необходимости восстановления линии разграничения, установленной сентябрьским меморандумом 2014 года. Это было названо главным условием «для имплементации всех составляющих Минских соглашений».

То есть, украинские власти, загнав, по сути, в тупик «Минск-2», решили апеллировать теперь к мирному протоколу, подписанному в столице Белоруссии 5 сентября 2014 года — то есть к «Минску-1». А этот документ среди прочего предусматривал и контроль Украины над Дебальцево.

Другое дело, что контроль этот после «Дебальцевского котла» был утерян вместе с жизнями нескольких тысяч украинских военных. Но ополченцы тогда пошли на штурм города не ради спортивного интереса.

«Там была необходимость комплексная, а не только военная, — вспоминает Андрей Пинчук, занимавшего тогда пост главы Министерства государственной безопасности ДНР. — Она была связана с тем, что ряд населенных пунктов и ЛНР, и ДНР находились под обстрелами. С инфраструктурной точки зрения — Дебальцево отсекало Луганск от Донецка, являясь главным железнодорожным узлом. С военной точки зрения — это постоянный угрожающий плацдарм… И если вспомнить события декабря-января, территория Луганска и, в большей степени, Донецка подвергались страшнейшим обстрелам по всей линии фронта и на Дебальцевском направлении, в частности. Снарядов украинская армия не жалела и нужно было остановить происходящее».

Остановили…

Хотя официальный Киев свое полное военное фиаско под Дебальцево с самого начала преподносил исключительно как «великую победу украинского оружия».

Порошенко, например, до сих пор не признал, что ВСУ потеряли в «котле» около трех с половиной тысяч убитыми — это, не считая, раненых и тех, кто сдался в плен. Он все еще говорит о «тридцати раненых на более чем двухтысячную украинскую группировку».

На какое-то время в любом случае украинские власти постарались забыть о позорном поражении под Дебальцево. Но через год, «зализав раны», в Киеве вновь заговорили о возвращении города и о восстановлении сентябрьской линии разграничения 2014 года.

Так, в ноябре прошлого года глава МИД Украины Павел Климкин потребовал«восстановить честность и справедливость» и вернуть под контроль Киева Дебальцево, угрожая, что в противном случае Украина не согласится на проведение выборов в Донбассе.

Уже в начале этого года ту же тему поднял замглавы администрации Порошенко Константин Елисеев.

И вот опять те же яйца только в профиль.

«Дебальцево должно находиться под контролем Украины; вдоль неподконтрольной Украине части украинско-российской границы следует создать зоны безопасности, а на юге Донецкой области должны быть район, свободный от тяжелого вооружения и военной техники — речь идет о населенных пунктах Кальмиусское (бывшее Комсомольское), Кумачово, Новоазовск, Саханка», — формулирует требованиеукраинской стороны пресс-секретарь Кучмы Дарка Олифер.

А, собственно, зачем Киеву город, который стал символом воинской доблести ополченцев и позорного поражения украинской армии?

— Любые инициативы Киева, в том числе и те, что озвучила накануне Данка Олифер, комментировать очень сложно. Здесь нужен человек, являющийся специалистом в психиатрии — даже не в психоанализе, — считает председатель комитета госстроительства Новороссии Владимир Рогов. — Мы помним, по официальной версии, так называемых «киевских властей» из Дебальцево был осуществлен организованный выход воинских подразделений. Ни о каком «котле» они слышать не хотели. И преподнесено все было, по сути, как их собственная инициатива. Практически перемога… Зачем же перемогу превращать в зраду?

С другой стороны, если уж возвращаться к «Минску-1», еще к чему-то, то тогда, я думаю, следует, наверное, вернуться и к необходимости реализации февральских договоренностей 2014 года о перевыборах и всем остальном. То есть, к тому, что было изначально нарушено, несмотря на гарантии Запада. И что, соответственно, стало в результате финальной точкой госпереворота и прихода к власти людей, которые сегодня себя называют «киевскими властями».

А еще необходимо, я считаю, отменить решение Верховного Совета УССР о независимости Украины — по той простой причине, что это абсолютно неправомерно и с массой нарушений было проведено. И поинтересоваться у населения постукраинского пространства еще раз, в каком формате они хотят жить.

Так что я приветствую инициативы киевских властей по поводу Дебальцево, но только в комплексе с возвращением к февральским договоренностям 2014 года, и главное — к состоянию 1991 года.

Тогда все проблемы Украины решатся окончательно. У меня нет в этом сомнения.

— Для Киева спекуляции на тему Дебальцево, по-вашему, это новый повод увиливать от исполнения обязательств по Минским соглашениям? Или дело в другом?

— Вся эта игра — теперь вокруг Дебальцево — связана, по сути, с провалом тех изначальных инициатив Киева по миротворцам, которые были удобным предлогом для того, чтобы не соблюдать «Минск». Но как только российский президент выступил со своей инициативой миротворцев, мы видим, что теперь миротворцы Киеву уже не интересны. И там вернулись к теме Дебальцево.

Знаете, на Украине еще до переворота был очень популярен рекламный слоган «Будьте реалистами — требуйте невозможного!»

Мне кажется, украинская политическая элита эту рекламу восприняла слишком буквально и теперь реально считает, что можно выстроить мир вокруг себя через формат требований невозможного, прекрасно понимая, что это ни к чему не приведет.

Впрочем, что бы ни требовали и ни говорили эти люди, сегодня у Порошенко, как и его подельников на повестке дня один вопрос — остаться у власти. Потому что есть и Саакашвили, и масса других «патриотических персонажей», которые жаждут его крови куда больше, чем выполнения каких-то абстрактных для них минских договоренностей.

И Дебальцево — это не более чем предлог. Еще одна попытка уйти от реализации «Минска-2», который необходимо соблюдать. Об этом говорит даже американский спецпредставитель Волкер.

— Кстати, Киев еще потребовал отменить признание Россией документов ДНР и ЛНР, и вернуть ему контроль над предприятиями и имуществом на территории Республик…

— Все эти требования из серии ненаучной фантастики. Озвучивая каждое подобное требование, эти люди прекрасно понимают, что они не будут выполнены, по определению. Но здесь главное — находиться в политическом движении, в политическом поле. Грозить кулаком виртуальному агрессору и рассказывать, как «мы побеждаем».

Недавнее выступление Петра Порошенко на Генассамблее ООН это лишний раз подтвердило. Опять он размахивал с высокой трибуны якобы российскими документами и жаловался на «российскую агрессию».

Конечно, можно требовать возвращения под контроль предприятий. Можно требовать даже создания Великой Украины, с включением в нее Воронежа и Кубани. Но это все вопросы профессионального медицинского сообщества, а не реальной политики.

По мнению директора Института миротворческих инициатив и конфликтологии, политолога Дениса Денисова, украинские переговорщики намеренно «путают следы»:

— Мы прекрасно понимаем, что подобные инициативы не соотносятся, мягко говоря, с той реальностью, которая сейчас есть на линии разграничения. А если они хотят какие-то обмены, пусть очистят для начала «серую зону» от своих подразделений. После этого можем вернуться к вопросу о возвращении к тем или иным границам… Хотя так вопрос не следует ставить. Поскольку в ДНР уже не мыслят возвращения Дебальцево обратно под украинскую юрисдикцию.

Подобные заявления не преследуется цель обеспечить безопасность людей. Или разрешить конфликт. Они делаются для того, чтобы и дальше сделать невозможным выполнение Минских соглашений. И, соответственно, невозможно было бы вести нормальный диалог.

То есть, вместо того, чтобы искать пути к компромиссу, выдвигаются новые ультимативные требования, которые все больше и больше заводят в глухой угол переговорный процесс.

Это стратегия украинского государства. В этом отношении ничего нового мы не видим и не слышим.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

391

Похожие новости
13 декабря 2017, 14:15
13 декабря 2017, 16:15
13 декабря 2017, 11:00
13 декабря 2017, 10:15
13 декабря 2017, 20:15
13 декабря 2017, 12:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
09 декабря 2017, 00:15
08 декабря 2017, 21:00
09 декабря 2017, 15:45
10 декабря 2017, 01:45
09 декабря 2017, 15:00
09 декабря 2017, 21:00
09 декабря 2017, 20:15

Интересное на сайте
02 ноября 2011, 15:09
14 декабря 2010, 14:20
18 марта 2012, 12:19
05 марта 2012, 12:57
10 августа 2012, 16:11
08 мая 2011, 16:24
22 февраля 2013, 16:53