Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Карельская земля прирастает феминистками и евроювенальщиками

Пока руководство ПАСЕ призывает Россию признать особые права содомитов на публичную пропаганду извращений, а «правозащитные» иностранные структуры при поддержке либеральных псевдообщественников, НКО и депутатов-лоббистов типа Оксаны Пушкиной ратуют за скорейшее принятие закона «О профилактике семейно-бытового насилия», в регионах России ведется аналогичная деструктивная деятельность. Причем делается все совершенно открыто, проводниками токсичных «евроценностей» оказываются первые лица областей и республик в кампании с институтом детских омбудсменов. Яркий тому пример – положение дел в Карелии, успевшей прославиться на всю страну серией громких ювенальных историй.

Начнем с приятной новости: решением городского суда Костомукши Республики Карелия от 21 мая 2019 г. пятерых несовершеннолетних детей, по беспределу отобранных органами опеки у семьи Киселевых в октябре 2018 г., вернули домой («Катюша» подробно разбирала этот вопиющий случай нарушения прав семьи). Справедливости ради надо заметить: Киселевы поблагодарили за свое счастливое избавление правозащитный центр «Иван-чай», а также Уполномоченного по правам ребенка в Карелии Геннадия Сараева. Однако до того, как эта история стала достоянием федеральных СМИ и родительских общественных организаций, Сараев не проявлял рвения защитить жертв ювенальной системы Карелии. На встрече с главой региона Артуром Парфенчиковым в феврале он говорил о необходимости возвращения Киселевым детем через полгода – после того, как «для этого будут созданы необходимые условия». Губернатор Парфенчиков, поддержавший инициативу сажать в тюрьму родителей, укрывающих своих детей от органов опеки, также заявил о необходимости «устранения обстоятельств, ставших причиной такого судебного решения». Хотя уже тогда защитники прав семьи, в деталях знакомые с ситуацией, прекрасно знали, что никаких законных оснований для ограничения родителей в правах у суда не было. Семью просто решили проучить за огласку темы школьных поборов, перевод детей на домашнее обучение и веру в возрождение СССР (Киселевы придерживаются взглядов, что в 90-е годы прошлого века захватившие в стране власть ельциноиды действовали как мошенники-аферисты, а потому юридически СССР существует до сих пор). Очень повезло, что вмешательство просемейной общественности ограничило их разлуку с детьми до 7 месяцев – в случае игнорирования темы все могло обернуться гораздо хуже.



Но к большому сожалению, мы пока не можем ограничить контакты сараевых и парфенчиковых с «уважаемыми партнерами». Последние, пользуясь пограничным статусом Карелии и ее соседством с Финляндией – страной победившей ювенальной юстиции и педерастии – активно работают над переформатированием местных властей и правого поля. Кадры для этого подобраны соответствующие. Так, 30 июня помощница детского омбудсмена Сараева Екатерина Беседина сообщила о своем выступлении на фестивале феминисток c лекцией о «жутком семейном насилии», а также упомянула об участии своего босса в проекте «петрозаводского рассадника культуры» с чисто русским названием Agriculture Club.



Примечательно, что ранее сама Беседина выступала на этой же площадке с лекцией, суть которой сводилась к тому, что ювенальная юстиция – это «страшилка для неразвитых родителей». Не поленимся привести несколько цитат, которую дадут исчерпывающую характеристику взглядам этой дамы.

О необходимости запрета любых наказаний в семье, за принятый и отмененный под давлением родительской общественности закон «о шлепках» (который требовал не отменять глава Совета Европы Турбьёрн Ягланд): «У нас вот, даже не знаю, как сказать помягче… не сильно развитые граждане решили, что вдруг они ребенка шлепнули, и его тут же отобрали, переместили в другую семью и больше мы его не увидим. На самом деле это не так. Если сравнить с финской системой права, там у людей менталитет другой – здесь, к сожалению, не получится сделать как в Финляндии и как в Норвегии. Здесь все равно придется работать с тем, что есть, что мы веками формировали…»

О ювенальной юстиции: «Система ювенальной юстиции, как и все хорошее, имеет истину где-то посередине. Это когда у нас ребенок не забирается сразу из семьи и перемещается в приемную – это опять же, к сожалению, не Российская Федерация. У нас федеральная программа, которая заявлена – чтобы детские дома были расформированы, а все дети были бы переданы в приемные семьи, профессиональные семьи – к сожалению, это не очень возможно.

У нас большое государство, и специалистов – инспекторов ПДН, органов опеки – не хватает, чтобы войти в каждую семью. Но мы с вами, проживая рядом, можем остановить домашнее насилие… Иногда ситуацию насилия должна разрешать государственная машина – с инспекциями, с изъятием ребенка. И кто бы что ни рассказывал про ужасы детских домов, у меня есть убеждение, что есть семьи, из которых ребенка надо изъять. Пусть это будет временный детский дом, но у них есть шанс найти другую семью, которая будет заниматься и воспитывать ребенка».



О том, как каждый может помочь ювенальщикам: «У нас никто не пойдет писать друг на друга – дескать, мы же не доносчики. Мы же не будем так делать… А то, что при этом пострадает кто-то беззащитный – почему-то люди не задумываются. Поэтому я призываю к персональной ответственности. У нас есть горячая линия «ребенок в опасности», которая работает в режиме онлайн. Если есть подозрение на угрозу жизни ребенка, если вы слышите громкие крики – они приедут.

Многие из вас сами наверняка кричали на своих детей, могли их шлепнуть. Вам кажется, что ничего такого в этом нет. Но шлепки – начало чего-то нехорошего. Чтобы не дать этому нехорошему случиться, чтобы в итоге все не дошло до органов профилактики – с изъятиями и т.д., вам стоит почувствовать какую-то личную, персональную ответственность».


Комментарии здесь излишни. В лице помощницы карельского детского омбудсмена мы видим готового сотрудника западной ювенальной службы типа печально известной норвежской «Барневарн», который с радостью будет изымать, стучать и поощрять стукачество. Ну и конечно жалеть о том, что у нас в России проживают преимущественно неразвитые граждане, «имеющие глупость» придерживаться традиционных семейных ценностей и защищать кровную семью до последнего.

Что касается начальника Бесединой, он выступил куда более сдержанно, решив сгладить все острые углы по ювенальной тематике. Сараев просто немного рассказал о своих возможностях и о функциях детского омбудсмена в целом. Очевидно, рассказ вышел не слишком убедительным, так как в самом конце ему был задан меткий вопрос: «Я так и не понял, зачем вы вообще нужны, какие у вас полномочия, и почему я, как налогоплательщик, должен вас содержать?» Спикер не нашел, что ответить…

И, конечно, Сараев забыл рассказать, что учрежденная в 2011 году должность детского омбудсмена, делающая акцент на защиту прав ребенка в отрыве от прав его родителей и семьи в целом, изначально была запрограммирована на взаимодействие с «уважаемыми партнерами» и внедрении в России их антисемейных методичек из серии «семья – самое страшное место для ребенка» и т.д. Потому сегодня он заточен не столько на реальную защиту маленьких граждан России сколько на перенимание опыта Евросоюза и ООН в отношении «защиты прав детей».

 



Не сомневаемся, усилиями Парфенчикова и Сараева карельский регион готов к европейскому «партнерству», на практике сводящемуся к внедрению в России западных взглядов на детство и семью. Инагенты крайне озабочены тем, что у нас пока не ратифицирована и не взята на вооружение Стратегия СЕ по обеспечению прав ребенка 2016-2021, где можно прочитать вот такие перлы:

«C целью борьбы с дискриминацией по полу, а также для обеспечения равенства девочек и мальчиков, Совет Европы будет продолжать бороться со стереотипами и сексизмом, особенно в средствах массовой информации и образовании, а также с избыточной сексуализацией образов. На основании рекомендаций Комитета министров о мерах по борьбе с дискриминацией на почве сексуальной ориентации и гендерной идентичности, Совет Европы будет проводить исследования ситуации с детьми ЛГБТ и гермафродитами по вопросам соблюдения их прав».

И словно бы солидализируясь с самым известным в мире «защитником детей», автором инструкции по имплементации конвенции по правам ребенка ООН, экспертом ЮНИСЕФ 77-летним извращенцем Питером Ньюэллом, осужденным в Великобритании за педофилию, Сараев оставляет на своей странице в соцсети статус следующего содержания: «Если ты ненавидишь человека, ты ненавидишь в нем что-то, что является частью тебя самого. Что не является частью нас, то нас не беспокоит».




Цитата принадлежит Герману Гессе, но ее давно взяли на вооружение боевые педерасты, как по команде оставляющие в соцсетях сотни комментариев под видео и новостями, раскручивающими гомосообщество. «Неравнодушен к нашим «парадам гордости», считаешь публичную демонстрацию нетрадиционных отношений чем-то неприятным? Да ты сам у нас – латентный гей!», – подобных утверждений, лишенных всякой логики, из стана т.н. «ЛГБТ-сообщества» сегодня доносится множество.



Естественно, эти утверждения легко разбиваются. По той же логике выходит, что каждый полицейский-следователь, посвятивший жизнь ловле маньяков – сам в душе серийный убийца. Каждый человек, которого тошнит от каннибализма – потенциальный каннибал. Если человек не тянет руку в костер, боясь обжечься, – значит, он потенциальный пироман и сам себя мечтает сжечь в огне. Если человек ушел в монахи и посвятил всю жизнь духовному росту и молитвам в келье – он на самом деле скрытый блудник и сатанист. Порочность такого подхода налицо. Если же гражданин справедливо считает, что его роду грозит гибель, когда его детям крутят опасные для психики мультфильмы, игры, навязывают клипы и моду, демонстрируют парады фриков на улицах его города… если гражданин против роста численности такого «контингента» и его пропаганды – значит он гомофоб? Да нет, скорее, такой человек – настоящий гомофил, ведь он хочет видеть больше детей, больше счастливых и полноценных семей. Он за продолжение жизни, а не за вырождение.

Но мы отвлеклись от основной темы. Главный урок, который надо усвоить из карельской истории, таков: переформатирование России в жалкую, отсталую колонию с разрушенным институтом семьи идет полным ходом, и осуществляется оно в т.ч. и на местах (в регионах, хотя и на федеральном уровне тоже – вспомним недавний гомоскандал на «Тавриде») посредством высокопоставленных чиновников, депутатов и общественников, уже не скрывающих свои прозападные взгляды и деструктивные задачи. Вот только почему-то у ФСБ и прочих структур призванных защищать национальную безопасность, до этих деятелей все руки не доходят

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

302

Похожие новости
17 октября 2019, 11:30
18 октября 2019, 04:00
17 октября 2019, 14:00
17 октября 2019, 18:00
17 октября 2019, 20:00
18 октября 2019, 08:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
13 октября 2019, 16:00
12 октября 2019, 14:00
11 октября 2019, 21:30
12 октября 2019, 02:00
13 октября 2019, 12:00
16 октября 2019, 10:00
15 октября 2019, 16:15

Интересное на сайте
27 июля 2012, 16:20
15 марта 2012, 15:34
09 ноября 2012, 10:50
08 февраля 2010, 12:06
17 мая 2013, 16:30
14 декабря 2010, 14:20
05 марта 2012, 12:57