Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Карабахский процесс прибавил интенсивности и субстантивности — интервью

Переговорный процесс по урегулированию карабахского конфликта становится более интенсивным. За последние два месяца главы МИД Армении и Азербайджана провели две встречи. Последний дипломатический саммит в Женеве с участием трёх сопредседателей Минской группы (МГ) ОБСЕ от России, США и Франции охватил три дня (28—30 января). Не исключена встреча лидеров Армении и Азербайджана, премьер-министра Никола Пашиняна и президента Ильхама Алиева, «на полях» Мюнхенской конференции по безопасности 14—16 февраля.

Несмотря на возросшую интенсивность переговоров, сохраняется дефицит конкретной информации по итогам консультаций двух из трёх сторон карабахского конфликта. Из итогового заявления международных посредников в Женеве стало известно, что «стороны конфликта обсудили возможные последующие шаги по подготовке народов к миру, принципы и элементы будущего урегулирования, график и повестку процесса урегулирования».

Что подразумевают сопредседатели под этими общими формулировками, возможен ли мир в Карабахе в среднесрочной перспективе и к чему может привести нынешний этап переговоров, армянский информационно-аналитический портал VERELQ побеседовал с Лоуренсом Броерсом, британским экспертом по Южному Кавказу, директором кавказской программы организации Conciliation Resources (Великобритания).

Как вы оцениваете итоги переговоров глав МИД Армении и Азербайджана в Женеве? Можно ли ожидать серьёзных подвижек в процессе урегулирования?

Мне представляется, что стороны в настоящее время обсуждают два аспекта конфликта. Первое — это укрепление мер доверия, вопросы снижения напряженности на передовой. Иными словами — проблему эффективного менеджмента конфликта. То есть, как сосуществовать в условиях конфликта и меньше стрелять.

С другой стороны, идёт обсуждение также самого процесса урегулирования. Ереван и Баку обсуждают принципы урегулирования, рамки будущего (мирного) договора и пути нахождения компромисса. Это параллельный процесс. Задействована как повестка дня субстантивных переговоров, так и укрепления мер доверия, что стороны обговорили ранее в Вене, Санкт-Петербурге и Женеве.

Если разобрать заявление посредников по Карабаху по итогам встречи в Женеве, что можно сказать о нём? Вселяет ли оно надежду на установление мира в регионе?

Заявление мне показалось интересным. Там ударение ставится на интенсивность и субстантивность переговоров, что очень отличается от заявлений по итогам встреч лидеров Армении и Азербайджана в период президентства Сержа Саргсяна. Тогда и напряжённости на передовой было больше, и интенсивность переговорного процесса оставляла желать лучшего. С другой стороны, заявление по итогам переговоров в Женеве демонстрирует уровень серьёзности момента в мирном процессе. Стороны хотя и договорились о том, чтобы подготовить народы к миру, однако уже год в этом направлении особых усилий мы не видим. Исключением является снижение уровня напряжённости по всей линии фронта. Мы видим также критику существующих идей по мирному урегулированию конфликта, однако новые пока не предлагаются.

Воодушевляет то, что в заявлении говорится об элементах и принципах будущего мирного урегулирования, но они станут важными лишь в том случае, если все меры гуманитарного характера, о чём стороны договорились ранее, будут последовательно реализовываться.

Много говорится о том, что процесс карабахского урегулирования активизировался после «бархатной революции» в Армении. Вы согласны с этим мнением?

И да, и нет. Были предприняты шаги по снижению напряжённости на (карабахской) передовой, что можно лишь приветствовать. Были сделаны заявления о важности мира в регионе и изменения враждебного нарратива. Однако уже летом мы стали свидетелями жёстких заявлений. Пашинян сказал, что «Карабах — это Армения и точка». Спустя некоторое время Алиев ответил в таком же тоне: «Карабах — это Азербайджан». Стороны на уровне заявлений вернулись к предыдущей негативной атмосфере. В связи с этим, в настоящее время для мирного процесса очень важно наполнить заявления реальным контентом, сделать реальные шаги по подготовке общества к миру. Нельзя долго делать заявления и думать, что так можно сохранить мир.

Насколько правдоподобны заявления сторон конфликта о том, что в настоящее время они не обсуждают конкретный документ?

Думаю, стороны обсуждают последний вариант мадридских принципов. За последние годы много разногласий было по этому поводу. Сложно сказать, что именно содержит этот документ. Информации очень мало.

В настоящее время уровень напряжённости на передовой линии достаточно низок. Долгое время периодические нарушения перемирия, диверсии и «снайперскую войну» объясняли тем, что у Баку есть «рациональная необходимость» стрелять, ибо это единственный способ громко заявить о своём недовольстве относительно нынешнего статус-кво в зоне конфликта Почему же сейчас азербайджанские ВС не стреляют или не стреляют так интенсивно?

Думаю, в Баку есть определённые ожидания относительно переговорного процесса. В связи с этим снижение напряженности может способствовать этому. Парадигма в этом плане изменилась. С другой стороны, в Азербайджане идут существенные внутриполитические процессы по обновлению властной вертикали. Внимание в этом плане сконцентрировано на внутриполитические процессы. С учетом все этих факторов, в Баку считают, что нет необходимости сейчас нагнетать ситуацию на передовой. В прошлом, да, был резон постоянно повышать планку напряжённости, что в конечном итоге привело к апрельской войне 2016 года. Тогда нужно было также оправдывать миллиардные оборонные расходы, которые были сделаны в другой экономической ситуации, а именно — в период высоких цен на нефть. С падением мировых цен на нефть, изменился и экономический контекст конфликта. Это тоже фактор.

Часто новую армянскую власть называют популистской. По вашему мнению, популистская власть способна решить такой сложный этнополитический конфликт, как карабахский?

Для решения конфликтов важен прагматизм, а не популизм. Не думаю, что популистская власть может способствовать решению сложных конфликтов с большим эмоциональным зарядом. Популисты очень зависят от общественного мнения, они постоянно ориентируются на него. С другой стороны, определённый уровень популизма может и необходим, поскольку многое зависит от мандата властей. Они должны быть легитимными, что тоже важно в решении конфликтов. Но чрезмерный популизм мешает. Моя страна (Великобритания) тоже страдает от популизма. Популистская власть может и создать проблемы. Так, что всё очень сложно.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

469

Похожие новости
25 февраля 2020, 11:30
25 февраля 2020, 15:30
26 февраля 2020, 03:00
25 февраля 2020, 23:00
26 февраля 2020, 01:30
26 февраля 2020, 05:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
22 февраля 2020, 19:15
20 февраля 2020, 21:30
22 февраля 2020, 17:00
23 февраля 2020, 17:30
23 февраля 2020, 17:30
22 февраля 2020, 15:30
22 февраля 2020, 15:30

Интересное на сайте
20 декабря 2010, 13:40
02 ноября 2011, 15:09
28 апреля 2011, 16:31
12 сентября 2011, 12:05
13 мая 2011, 16:08
23 июля 2013, 11:33
15 марта 2012, 15:34