Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Как Украина теряла российский транзит

В «Нафтогазе Украины» в очередной раз заявили о том, что страна может полностью потерять транзит российского газа. «Нафтогаз» прикладывает максимум усилий, чтобы сохранить транзит газа через Украину после 2019 года. Однако, учитывая действия России, Германии и части украинского политикума, уверенности в сохранении транзита нет", — написал в Facebook председатель правления национальной компании Андрей Коболев. Такое же заявление он сделал и неделю назад в эфире одного из украинских телеканалов. Эксперты полагают, что подобные комментарии не имеют ничего общего с реальностью. При этом на Украине полностью забыли, что именно Россия и Германия предлагали в свое время развивать газотранспортную систему Украины и сделать ее главным и взаимовыгодным коридором транспортировки российского газа в Европу. В EADaily вспомнили, как Украина начала терять российский транзит, и подсчитали, что с ним будет после 2019 года.

Консорциум разъединения

«Все началось с отказа от создания газотранспортного консорциума Украина-Германия-Россия в 2004 году», — считает директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский. Идея совместного использования украинской ГТС родилась на переговорах Леонида Кучма, Владимира Путина и Герхарда Шредера в 2002 году. А в следующем году было создано ООО «Международный консорциум по управлению газотранспортной системой Украины». Рассматривались различные варианты. Один из них — участники консорциума покупают российский газ на границе Украины и России и продают его на украинской западной границе Румынии, Венгрии, Болгарии, Польше с инвестированием прибыли в развитие ГТС. Другой — концессия с первоначальными инвестициями в $ 500 млн с каждой стороны. «Газпром» при этом настаивал на том, чтобы совместно управлять всей газотранспортной системой, а Украина в итоге предложила ограничиться строительством двух новых газопроводов. В 2004 году на Украине произошла оранжевая революция, к власти пришел Виктор Ющенко и между Украиной и Россией разгорелся газовый конфликт, который убрал из повестки любые переговоры о консорциуме. В 2005—2006 годах новое руководство «Нафтогаза Украины» предложило отказаться от бартера и перейти к отдельным контрактам на транзит и поставки. Украинская хотела увеличить ставку транзита. «Газпром», в свою очередь, заявил о том, что повышает цены на газ до среднеевропейского уровня с вычетом стоимости транспортировки — до $ 150 за тысячу кубометров. В результате к 1 января 2006 года никаких контрактов не подписали и «Газпром» прекратил поставки газа Украине. Она же начала отбирать европейские объемы, ударив по потребителям ЕС. Конфликт закончился тем, что в начале января контракт все-таки подписали — о поставках газа по цене $ 95 через посредническую компанию «РосУкрЭнерго». «Газпром» обязался поставлять смесь российского и туркменского газа. Однако следом, в 2007 году, украинский парламент принял закон, запрещающий приватизацию ГТС, и поставил крест на консорциуме.

«Все эти события и стали спусковым крючком, который запустил отказ России от транзита газа через Украину», — считает сопредседатель Фонда энергетических исследований Дмитрий Марунич.

Газовые конфликты при этом продолжились и следующий произошел в канун 2009 года. Киев потребовал заключить контракты без посредников, так как 50% «РосУкрЭнерго» принадлежало российскому «Газпромбанку», а другая половина — «неправильному» украинскому олигарху Дмитрию Фирташу. Россия, в свою очередь, настаивала на погашении накопившегося долга. Спор вылился в прекращение поставок российского газа через Украину в течение двух недель января и завершился 19 января, когда премьер-министры Юлия Тимошенко и Владимир Путин подписали новый 10-летний контракт.

«Украинский транзит стал фактором риска. В систему нужно было инвестировать деньги. Этот вопрос обсуждался в рамках темы консорциума по управлению и развитию украинской ГТС. Когда Киев эту тему отверг, было принято решение об инвестициях в альтернативные маршруты — сначала в «Северный поток», потом в «Южный поток», — говорит заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности (ФНЭБ) Алексей Гривач.

В 2011 году, когда уже при президенте Викторе Януковиче парламент снял запрет на приватизацию ГТС и начали действовать харьковские соглашения к контрактам на поставку и транзит, ситуация не изменилась. «Газпром» запустил «Северный поток» и начал готовиться к «Южному потоку». Дмитрий Марунич отмечает, что причиной было то, что дальше разговоров дело не шло, а давление России ценами на газ никак не влияло на политику Виктора Януковича. Более того, в информационном пространстве Киев заговорил о необходимости снижения цен на импортный газ и зависимости Украины от России путем увеличения собственной добычи и начала реверса газа из Европы. Валентин Землянский отмечает, что в направлении Европы никто и не думал двигаться, но в 2012 году Украина все-таки начала минимальный реверс газа из Европы. «Это только усугубило ситуацию, — считает директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины. — По умному, надо было реализовывать проекты по частичному управлению ГТС, как это было сделано раньше. Пример — „Газтранзит“, который обеспечивал транзит газа в Турцию и был основан украинскими, российскими и турецкими компаниями. Вот такие проекты и надо было постепенно создавать. Тогда была бы наработана практика и сейчас не возникло бы никаких вопросов».

Так как Киев никаких реальных действий по созданию консорциума не предпринимал, то даже после срыва строительства «Южного потока» через Болгарию, Россия объявила о других обходных газопроводах — «Турецкий поток» и «Северный поток-2». «Майдан» на Украине в 2014 году и последовавшие новые конфликты и судебные разбирательства только зафиксировали отказ России от украинского транзита.

«Даже при Викторе Януковиче никто не хотел допускать Россию в экономику страны в принципе. Те же донецкие олигархи считали, что им не сравниться с возможностями российского бизнеса, и прилагали все усилия, чтобы его в Украине не было», — говорит сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич.

За 12 лет разговоров о создании консорциума в различных конфигурациях ГТС Украины оценивали от $ 9 до $ 29 млрд. Например, в конце 2011 года глава «Газпрома» Алексей Миллер рассказал Владимиру Путину о том, что Киев оценил ГТС в $ 20 млрд, а ее модернизация обойдется от $ 2 до $ 8 млрд и украинская сторона требует ежегодной скидки на газ в $ 9 млрд. Тогда речь шла о том, если «Газпром» захочет получить 50% ГТС. При этом «Газпром» уже запустил «Северный поток» мощностью 55 млрд кубометров и стоимостью 7,4 млрд евро. И планировал «Южный поток» мощностью 63 млрд и стоимостью $ 16,5 млрд. с учетом российского участка. По соотношению затрат и мощности стоимость новых проектов оказалась равноценна затратам на украинскую ГТС мощностью 180 млрд кубометров. Тем не менее, российский холдинг продолжал переговоры, но предлагал уже консорциум из двух стран, а Киев — из трех, в котором бы все имели примерно равные доли. В результате, в конце прошлого года глава «Нафтогаза Украины» объявил, что цена ГТС составляет уже $ 14 млрд. По данным «Укртрансгаза, при этом 61% магистральных газопроводов и 74% газораспределительных станций уже выработали свой ресурс, а ресурс газоперекачивающих агрегатов исчерпался на 79%.

Транзитом едины

Действующий контракт на поставку и транзит газа между НАК «Нафтогаз Украины» и «Газпромом» истекает в конце этого года. И если Украина уже более трех лет не закупает напрямую газ у России, а перекупает его у европейским трейдеров, то транзит важен обеим сторонам. И заявления Андрея Коболева о возможном полном прекращении транзита — не более, чем очередное пиар-заявление, считает, например, Дмитрий Марунич.

Для Украины транспортировка российского газа — это живые деньги, около $ 3 млрд в год. Украинская ГТС для России — возможность наращивать поставки российского газа в Европу во время пиковых потреблений и в долгосрочной перспективе, и необходимый маршрут, так как в 2020 году обходные газопроводы не заработают на полную мощность. Так, болгарское продолжение «Турецкого потока» сможет прокачивать запланированные 12 млрд кубометров в год лишь с 2021 года. Такая же ситуация с сухопутным продолжением «Северного потока-2», Eugal. По нему смогут подать в следующем году лишь 31 млрд кубометров из 55 млрд. Таким образом, только в следующем году «Газпрому» понадобится украинский маршрут на транспортировку около 30 млрд кубометров. И это без учета принимаемых сейчас в ЕС поправок в газовую директиву, которые потребуют допуска к «Северному потоку-2» независимых поставщиков и могут оставить газопровод полупустым. Через достаточно сложную процедуру согласований Германия может снять ограничения, однако они потребуют от «Газпрома» выполнения и требований Евросоюза по Украине. Брюссель настаивает на том, что транзит российского газа должен сохраниться и в объемах, которые сохраняют рентабельность украинской ГТС.

По идее, в нынешней ситуации «Газпром» заинтересован в краткосрочных контрактах на транзит, однако, считает директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский, Евросоюз и Украина потребуют долгосрочные юридические гарантии и речь идет о 40−60 млрд кубометрах. В прошлом году транзит составил около 87 млрд кубометров.

Эксперт отмечает, что и Россию и Украину устроит, если в управление газотранспортной системой страны зайдет иностранный инвестор. Сейчас на его место претендуют два консорциума — словацкой Eustream и итальянской Snam, нидерландской Gasunie и французской GRTgaz. Однако, замечает Валентин Землянский, европейцы хотят, но не могут это сделать. Первая причина — отсутствие по европейским правилам независимого оператора ГТС Украины. «Украина до сих пор не выполнила обещаний по разделению „Нафтогаза Украины“ и юридически не оформила новую компанию, в которую войдет инвестор», — говорит эксперт. Вторая причина же непосредственно связана с будущим транзитным контрактом между Украиной и Россией. «Инвесторы должны понимать и иметь гарантии транзита российского газа через Украину, чтобы разработать экономику проекта», — говорит сопредседатель Фонда энергетических исследований Дмитрий Марунич.

Валентин Землянский при этом говорит о том, что условия транзита — самый сложный вопрос, который должны урегулировать до конца года. С одной стороны, Россия говорит о сохранении транзита при выгодных экономических условиях. С другой стороны, украинская Нацкомиссия установила новые сниженные тарифы на транспортировку газа через Украину ($ 2,26 за транспортировку тысячи кубометров каждые 100 км вместо нынешних $ 2,5). Однако, это признали и в Брюсселе, краеугольным камнем остается судебное разбирательство в Стокгольмском арбитраже. В «Газпроме» считают, что арбитры приняли несправедливое решение оштрафовать компанию за снижение контрактных объемов транзита, но не учли недобор газа Украиной. В результате российский холдинг оспаривает выплату $ 4,6 млрд, из которых более $ 2 млрд зачтены в счет долга. В Москве при этом заявили, что надеются в результате переговоров снять вопрос долга в принципе. Нынешнее руководство «Нафтогаза Украины», в свою очередь, не только не согласно на такой вариант, в прошлом году нацкомпания подала новый иск в Стокгольмский арбитраж, по которому требует еще $ 12 млрд, а ее риторика стала еще более агрессивной. В такой ситуации шансы договориться равны нулю, но транзит нужен обеим сторонам, и все внимание сейчас сконцентрировано на президентские выборы. «Вопрос может не решиться и после осенних выборов в Верховную Раду, которые для политсил могут быть важнее кресла президента. Потому что кто бы ни стал президентом, я не знаю никого, кто бы рискнул отказаться от победы Украины в споре с Россией и превратиться в глазах общественности в предателя», — Дмитрий Марунич считает, что активные переговоры начнутся не раньше ноября, а оспаривание решения Стокгольмского арбитража растянется на годы. «В такой ситуации мы можем дойти до того, что в следующий год „Нафтогаз Украины“ и „Газпром“ войдут без контракта и вопрос будет состоять в том, у кого окажутся „железные яйца“, чтобы остановить транзит», — говорит сопредседатель Фонда энергетических стратегий. Впрочем, добавляет Дмитрий Марунич, даже без контракта транзит может продолжиться, а «Газпром» начнет платить по установленным тарифам Нацкомиссии. «Но это, в любом случае, не выход. Пока его нет», — резюмировал эксперт.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

358

Похожие новости
24 апреля 2019, 19:00
24 апреля 2019, 11:30
24 апреля 2019, 07:30
24 апреля 2019, 07:30
24 апреля 2019, 09:30
24 апреля 2019, 17:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
20 апреля 2019, 01:45
22 апреля 2019, 11:00
20 апреля 2019, 23:15
19 апреля 2019, 23:00
20 апреля 2019, 01:00
20 апреля 2019, 11:15
18 апреля 2019, 19:00

Интересное на сайте
12 июня 2011, 12:19
21 марта 2013, 11:02
20 декабря 2010, 13:40
14 ноября 2012, 15:10
15 февраля 2013, 14:22
08 февраля 2010, 12:06
03 мая 2011, 12:43