Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Издержки киргизской демократии»: сложные вопросы для России

В Киргизии разыгрался целый триллер с арестом экс-президента Алмазбека Атамбаева, который высветил тяжелейшие проблемы страны. Демократия там толком не устоялась, власть слабая, в итоге расцветает радикальный исламизм, а уровень жизни порой ниже, чем в Африке. В таких условиях России можно задуматься о введении виз с неспокойным государством. Что совсем не означает, что Киргизии не нужно помогать в борьбе с её тяжкими проблемами.

В селе Кой-Таш недалеко от Бишкека 7 и 8 августа имели место события, которые дали бы фору сюжету любого боевика. Киргизский спецназ не раз штурмовал резиденцию бывшего президента страны Алмазбека Атамбаева. Первый заход на цель провалился — из дома Атамбаева в сторону силовиков раздались выстрелы, один из штурмующих погиб. При втором штурме уже не церемонились — подогнали КамАЗ, закидали дом чем-то горючим. В таких условиях экс-глава государства решил сдаться.

Но доставить его в столицу оказалось делом непростым. Сторонники Атамбаева блокировали дороги, и потому бывшего президента повезли на военную базу, откуда уже на вертолёте привезли в Бишкек. По словам действующего главы государства Сооронбая Жээнбекова, Атамбаеву грозят тяжкие обвинения. В самом городе многие владельцы магазинов и ресторанов на всякий случай решили их временно закрыть, а на улицы вышли дружинники. Вдруг приверженцы Атамбаева что-нибудь устроят?

Подобная история едва ли удивила, учитывая специфику Киргизии. В стране любят говорить о том, что Киргизия — единственное демократическое государство в Средней Азии, где так и не возникло диктатуры. Да, диктатор в Бишкеке действительно не сидит, только вот с демократией не очень получается… Первого президента Аскара Акаева смела в 2005 году «Тюльпановая революция». Через пять лет в ходе волнений свергли второго президента Курманбека Бакиева. Первый перебрался в Россию, второй — в Белоруссию…

В случае с Атамбаевым и Жээнбековым такого вроде бы произойти было не должно. Они дружили, сам Атамбаев назвал Жээнбекова своим преемником, сам передал ему власть, думая остаться «серым кардиналом». Но дружба оказалась непрочной. В 2018 году их отношения испортились. Атамбаев ругал преемника едва ли не за каждый шаг, тот тоже отвечал обвинениями в клановости и коррупции. В конце концов, и третий президент не смог спокойно пожить в своей загородной резиденции.

То, что ни один бывший глава государства не доживает свой век где-либо на Иссык-Куле, уже свидетельствует о низком уровне киргизской демократии. Но плохое впечатление усиливается потому, что время для ареста выбрали неудачное. 9 августа в Киргизии встречаются главы правительств Евразийского союза, и тут такое. Неужели подождать не могли хотя бы до понедельника, 12 августа? На время таких мероприятий все внутренние распри стараются приглушить, а в Киргизии их выпячивают.

Не станем останавливаться на том, из-за чего же пробежала чёрная кошка между Атамбаевым и Жээнбековым. В конце концов, и клановость, и коррупция, и репрессии в отношении предшественников и их приближённых давно являются особенностью киргизской политики. Но если бы дело ограничивалось ими — Киргизия вполне могла бы быть почти Францией. В конце концов, нечто похожее предъявляли бывшим хозяевам Елисейского дворца — Жаку Шираку и Николя Саркози.

Но, увы, Киргизия — не Франция. И проблемы у неё куда тяжелее, чем те, с которыми сталкивается президент Эмманюэль Макрон. Первая из них — экономика. По данным МВФ и Всемирного Банка, валовой внутренний продукт по паритету покупательной способности в Киргизии — менее четырёх тысяч долларов в год. У половины стран Африки он выше. В России или Казахстане данный показатель примерно в семь раз выше. Стоит ли удивляться, что огромное количество киргизов работает в России…

И нельзя сказать, что в Киргизии ничего нет. На одном только озере Иссык-Куль можно заработать куда больше, чем сегодня. За 27 лет независимости в горах можно было построить курорты. Месторождения редкоземельных металлов тут тоже есть, да и условия для сельского хозяйства и лёгкой промышленности имеются… Однако Киргизия во многом живёт за счёт контрабанды товаров из Китая в другие страны Евразийского союза. Рабочих мест мало, и население целыми кишлаками работает в Москве, Петербурге или Астане.

Вторая головная боль — героин и наркотрафик. Ещё классик советской литературы Чингиз Айтматов описывал то, что происходило в Киргизии по этой части. С распадом СССР проблема усугубилась во много раз. Через страну на север идут потоки афганского и таджикского героина, да и свой продолжает расти. Борьба за наркопотоки разгорелась нешуточная, а в России задержание киргизских наркокурьеров превратилось в нечто обыденное.

Пока население свергало одного президента за другим, а те сводили друг с другом счёты, в Киргизии деградировали образование, здравоохранение и правоохранительная система, что является третьей страшной проблемой государства. В стране распространяются туберкулёз и другие опасные заболевания. Сотни школ (особенно в сельской местности) закрываются, квалифицированные специалисты из числа русских во многих случаях бежали. Бежали, потому что уровень преступности по сравнению с советским временем вырос в разы.

Четвёртая беда — клановый и национальный вопросы. Киргизы до сих пор не преодолели разделение между северянами и южанами. Они сменяют друг друга у власти, но южане так и не полюбили северян Акаева и Атамбаева, а северянам едва ли нравятся южане Бакиев и Жээнбеков. Ситуация усугубляется проблемой этнических узбеков, проживающий на юго-западе Киргизии. В 2010 году уже имела место киргизско-узбекская резня, мелкие стычки происходят постоянно. Ни один президент проблему так и не решил.

Пятая проблема страшнее всех предыдущих, хотя и порождена во многом ими. Речь идёт о стремительной исламизации страны. В отличие от своих соседей, слабая власть Киргизии не смогла взять под контроль религиозные процессы. И в страну хлынули эмиссары из Саудовской Аравии, Турции, Пакистана и других стран. В результате мечетей в стране стало больше, чем школ. Как грибы после дождя, расплодились и сомнительные религиозные организации вроде «Таблиги джамаат» или «Хизб-ут-Тахрир».

Результат этих процессов можно увидеть не только в Бишкеке, но и в Москве или Петербурге, где одетые в строгий хиджаб киргизские женщины встречаются чуть ли не на каждом углу. То и дело приходят сообщения, как в разных российских городах задерживают исламистов из Киргизии. Не забыт ещё теракт 3 апреля 2017 года в петербургском метро, совершённый выходцем из этой страны… Тревожные сообщения об активизации исламистов приходят и из самой Киргизии. Сумеет ли слабая киргизская власть справиться с этим вызовом? Вопрос открыт.

Для России этот вопрос — не праздный, потому что мы с Киргизией входим в Евразийский союз (ЕАЭС), а многие сотни тысяч киргизов постоянно находятся в нашей стране, и многие оседают в Москве, Петербурге или Екатеринбурге на постоянной основе. Значительная часть ВВП страны — это переводы киргизских гастарбайтеров из России. Так что нам ждать от Киргизии, если власть там нестабильная, уровень жизни в ней сопоставим с Чёрной Африкой, а радикальный исламизм пускает в ней всё более глубокие корни?

Если уж вести речь о евразийской интеграции, то вопрос следует задать по-другому: насколько выгодно России присутствие в ЕАЭС Киргизии, учитывая вышеозначенные обстоятельства? Не получится ли так, что нестабильное среднеазиатское государство превратится в обузу? В том же Евросоюзе всё чаще обузой называют Болгарию, но ведь в ней ВВП ППС менее чем втрое ниже, чем в Германии, Голландии или Швеции. А тут в семь раз разрыв. Это всё равно, что принять в ЕС Камерун или Камбоджу (при всём уважении к ним)…

Но это — большая политика, а рядовых граждан волнуют проблемы с обычными киргизами, массово перебравшимися в Россию. Безусловно, многие из них вполне законопослушны, работают на стройках, в ресторанах. Среди них немало женщин, прекрасно говорящих по-русски, и не носящих никаких платков. В российских вузах учатся (и зачастую хорошо учатся) тысячи киргизских студентов. Есть среди киргизов и врачи, и классные программисты, и учёные, которые приносят пользу российскому государству.

В то же время киргизские граждане (даже если не брать радикальных исламистов) исправно вносят свой вклад в статистику изнасилований, грабежей, торговли наркотиками, убийств. Достаточно открыть любую сводку преступлений в Москве или Подмосковье, чтобы увидеть соответствующие сообщения. Но зачастую и сами киргизы становятся жертвами своих земляков. Против киргизов тоже порой совершаются преступления — чаще всего их обманывают недобросовестные работодатели, но случались и убийства, и многое другое.

В том, что приезжие из Киргизии принадлежат к группе риска, нет ничего удивительного. Возможности получить нормальное образование они зачастую не имеют, а раз так, то такого человека легче подвигнуть на преступление, втянуть в исламистскую группу или же, напротив, самого сделать жертвой преступления. Они приехали из страны, где царят «законы гор» и безвластие. Зачастую они как раз бегут в Россию от исламизма и беззакония на родине, но многие как раз и привозят с собой исламизм и беззаконие, а заодно целый букет болезней.

Учитывая данные обстоятельства, можно задуматься о введении с Киргизией визового режима. Речь ведь идёт о стране, имеющей тяжелейшие внутренние проблемы, крайне низкий уровень жизни, помноженные на высокую рождаемость и рост исламизма. За годы независимости в Киргизии выросли сотни тысяч жителей, не говорящих по-русски, и не считающие Россию братской страной. И они приезжают к нам, и что от них ждать — не всегда понятно. Другого, лучшего способа контролировать массовую миграцию человечество пока не придумало.

Но введение виз для киргизских граждан совершенно не означает, что Россия не должна уделять Киргизии внимание. Необходимо в самой жёсткой форме ставить перед киргизском руководством вопросы, касающиеся проблем страны. И помогать материально, помогать в борьбе с распространением исламизма, с бедностью, с развитием образования и здравоохранения. Судя по всему, самостоятельно, без помощи России справиться с целым букетом вызовов киргизская власть не в состоянии. Арестовать или выгнать бывшего президента куда проще.

Однако это не означает, что простые жители России должны постоянно сталкиваться с «издержками киргизской демократии». Которая, как показывает жизнь, куда хуже иной диктатуры.

Вадим Трухачёв, политолог, доцент РГГУ

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

252

Похожие новости
19 августа 2019, 19:45
20 августа 2019, 09:15
20 августа 2019, 11:45
20 августа 2019, 07:45
20 августа 2019, 17:15
20 августа 2019, 01:45

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
13 августа 2019, 21:15
18 августа 2019, 11:45
17 августа 2019, 19:30
17 августа 2019, 13:15
17 августа 2019, 15:45
18 августа 2019, 19:45
18 августа 2019, 09:45

Интересное на сайте
01 марта 2011, 15:10
14 декабря 2013, 14:21
12 декабря 2012, 10:41
27 июля 2012, 16:20
28 января 2014, 16:31
21 сентября 2012, 10:07
14 декабря 2010, 12:21