Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

It’s just business: российский алюминий послужит американской оборонке

Завод по производству алюминиевого проката в американском штате Кентукки, поучаствовать в строительстве которого намерена компания «РусАл», станет крупнейшим алюминиевым предприятием США, построенным с нуля за последние четыре десятилетия. Для реализации этого проекта его инициатор, американский бизнесмен Крейг Бушар уже сформировал пул инновационных компаний, которые разрабатывают инновационные технологии, способные снизить себестоимость конечной продукции — алюминиевого проката для машиностроения и оборонной промышленности. До недавнего времени Бушару не хватало только поставщика сырья — первичного низкоуглеродистого алюминия, и в этой роли будет выступать именно «РусАл», больше не находящийся под американскими санкциями. Одним из главных потребителей будущей продукции завода, скорее всего, станет оборонно-промышленный комплекс США.

Мегапроект пока на бумаге

Судя по релизу, опубликованному на официальном сайте «РусАла» 15 апреля, в настоящий момент проект компании с американским холдингом Braidy Industries Inc. еще не вошел в стадию активного строительства. Сейчас между компаниями заключен «эксклюзивный договор о намерениях», а юридически обязывающая документация по проекту, как утверждается в сообщении «РусАла», будет подписана во II квартале 2019 года, после того, как будет принято окончательное решение о реализации проекта.

Сам проект завода по производству плоского проката для американского автопрома был заявлен Braidy Industries два года назад в городе Гринап в штате Кентукки. Первоначально предполагалось, что строительство предприятия Braidy Atlas стоимостью $ 1,7 млрд и 550 новыми рабочими местами начнется в 2018 году и завершится в 2020 году. Решение построить завод в Кентукки является одним из самых важных событий в экономической истории штата, заявлял тогда его губернатор Мэтт Бивин. Алюминиевую продукцию — листы серий 5000, 6000 и 7000 общим объемом 300 тысяч тонн в год — планировалось поставлять для автомобильной и аэрокосмической отраслей, включая оборонный сегмент. На официальном сайте председателя совета директоров и главного исполнительного директора Braidy Industries Крейга Бушара утверждается, что это будет первый в США за последние 37 лет гринфилд-проект (то есть реализованный с нуля) по выпуску алюминиевого проката.

В конце 2017 года стало известно, что Крейг Бушар приобрел под строительство завода участок площадью 204 акра и стоимостью $ 900 тысяч в промышленном парке на северо-востоке Кентукки. Однако на конец прошлого года Braidy Industries по-прежнему находилась на стадии привлечения в проект финансирования. Как сообщал портал AluminiumToday, на строительство завода компании требовалось $ 500 млн основных средств и примерно $ 1,2 млрд заемного капитала, а фактические вложения ограничивались объемом $ 15 млн в виде различных преференций от штата Кентукки. Кроме того, удалось получить тариф на электроэнергию с 50-процентной скидкой от компании Kentucky Power, что, по замыслу инициаторов проекта, должно позволить выпускать алюминиевые изделия существенно дешевле, чем у большинства конкурентов. Полный коммерческий запуск предприятия теперь анонсируется в 2021 году.

Фактически 2018 год ушел у Braidy Industries на приобретение различных активов, которые планируется задействовать в проекте алюминиевого завода. В марте прошлого года Braidy Industries привлекла $ 75 млн в рамках эмиссии обыкновенных акций и закрыла сделку по покупке высокотехнологичной металлургической компании Veloxint, вышедшей из бизнес-инкубатора Массачусетского технологического института (MIT). Как сообщил тогда Крейг Бушар, Veloxint, специализируясь на производстве ультра-высокопрочных сплавов и продуктов порошковой металлургии, будет определять стандарт «легче и прочнее» для таких сегментов, как транспортное машиностроение, горная добыча, инструменты и потребительские товары. Производственную базу Veloxint планировалось разместить по соседству с будущим алюминиевым прокатным станом в Кентукки, а структуры Veloxint, занимающиеся исследованиями и созданием опытных образцов, должны были остаться в Бостоне (Массачусетс).

Следующая сделка с участием Braidy Industries состоялась в сентябре прошлого года, когда была приобретена компания NanoAl, выходец из Северо-Западного университета в Чикаго. Она специализируется на исследованиях в области нанокристаллических усиливающих технологий, применяемых в производстве листового алюминия. Как сообщалось в релизе Braidy, технологии NanoAl обеспечат алюминию, который будет производить завод в Кентукки, прочность на 20% выше, чем существующие средние показатели. «Veloxint и NanoAl являются глобальными лидерами в нанокристаллической порошковой металлургии, — утверждается на сайте Крейга Бушара. — Альянс Braidy Atlas с Veloxint и NanoAl позволит Braidy Industries реализовать цель снижения веса продукции мирового транспортного машиностроения и оборонной промышленности». Последняя отрасль, видимо, имеет в будущей продукции особый интерес, о чем свидетельствует фигура главного операционного директора Braidy Industries, отставного бригадного генерала Блейна Холта. До прихода в компанию Бушара он занимал пост заместителя военного представителя США в НАТО.

Серийный металлург

Некоторые детали биографии основателя Braidy Industries заслуживают особого внимание. Крейг Бушар является выходцем из семьи металлурга — его отец Роберт Бушар работал в таких американских компаниях, как Inland Steel (сегодня это глобальный металлургический гигант Arcelor/Mittal) и United States Steel Corporation. Металлургом стал и второй сын Роберта Бушара Джим Бушар, который в начале нынешнего столетия был топ-менеджером Национальной стальной компании Словакии, купленной U.S. Steel. В 2004 году Крейг и Джим Бушары основали группу металлосервисных компаний Esmark Incorporated, которая в последующие три года стала самой быстрорастущей в металлургической отрасли США. Далее «стальные братья» установили контроль над Wheeling-Pittsburgh Steel Corporation, а в 2007 году приобрели один из крупнейших сталеплавильных заводов на восточном побережье США, в городе Спарроус Пойнт (штат Мэриленд). За четыре года братья Бушары создали четвертую по величине стальную компанию в США с оборотом более $ 4 млрд, вошедшую в рейтинг 500 крупнейших компаний Штатов журнала Fortune.

Связи бизнеса Бушаров с Россией прослеживаются с конца прошлого десятилетия. В 2008 году российская компания «Северсталь» приобрела основанную братьями компанию Esmark за $ 1,25 млрд, опередив в борьбе за этот актив индийскую группу Essar, в результате чего доля США в бизнесе «Северстали» достигла трети. Вскоре после этой сделки Крейг Бушар основал еще одну металлургическую компанию — Shale-Inland LLC, за несколько лет доведя ее годовой оборот с $ 10 млн до более $ 800 млн. Это далеко не исчерпывающий список бизнес-проектов Бушара, имеющего в США репутацию «серийного предпринимателя».

Стоит отдельно остановиться на вопросе о том, каким образом интерес Крейга Бушара к алюминию сопряжен с новой промышленной политикой Дональда Трампа. Первое официальное сообщение о планах построить крупный алюминиевый завод в Кентукки появилось всего через несколько дней после того, как президент США инициировал знаменитое расследование «Секция 232», основанное на предположении, что импорт металлов, включая алюминий, является угрозой национальной безопасности США. Однако расчеты проекта начались еще в 2016 году, до избрания Трампа президентом США.

Запущенное Трампом расследование напомнило американцам, что на протяжении довольно продолжительного времени их алюминиевая промышленность находилась в весьма плачевном состоянии. Поэтому инициативы Крейга Бушара не остались без внимания американских СМИ. В мае 2017 года в Wall Street Journal вышла статья о проекте Braidy Industries, однако его перспективы связывались не с перспективами протекционистских пошлин на алюминий, а с принятием в Кентукки закона о возможности приема на работу персонала, не состоящего в профсоюзах. Именно последний момент, утверждали тогда представители Braidy Industries, был принципиален при выборе площадки для будущего завода — в частности, Крейг Бушар утверждал, что старые американские стальные и алюминиевые гиганты фактически исчезнут, уступив место молодым, проворным компаниям с рабочей силой, не объединенной в профсоюзы.

«Иными словами, президент Трамп мог бы возродить американскую обрабатывающую промышленность, просто позволив созидательному разрушению идти своим чередом», — комментировала это высказывание Wall Street Journal. Упор Braidy Industries на снижающие массу изделий разработки в сфере порошковой металлургии также заставляет вспомнить теорию капиталистического предпринимательства как «созидательного разрушения», основанного на постоянном внедрении инноваций.

Истина в сырье

Что же касается протекционистских тарифов на ввоз в США металлов, то здесь ситуация два года назад выглядела довольно сложно, поскольку завод планировал заниматься не выплавкой алюминия, а прокатом из слябов (первичной заготовки). «Тарифы фактически увеличат наши издержки на строительство завода в Кентукки, поскольку вырастут расходы на наш главный основной материал — первичный алюминий», — заявлял Крейг Бушар в интервью CNBC, отметив, впрочем, что эти дополнительные издержки его компания сможет переложить на потребителя, а в целом тарифы окажут благоприятное воздействие, поскольку повысят стоимость алюминия. Первоначально стоимость проекта в Кентукки оценивалась в $ 1,3 млрд, теперь же он стоит на $ 400 млн дороже.

Расследование, начатое Трампом, и дальнейшее введение санкций против «РусАла» действительно подтолкнули цены на алюминий вверх: с мая 2017 года по май 2018 года его тонна на Лондонской бирже металлов выросла с $ 1900 до $ 2285. Затем, правда, цена вновь пошла вниз и сейчас находится на уровне чуть ниже $ 1900, примерно как и два года назад, однако игроки рынка полагают, что прошлогоднее сокращение производства в Китае на фоне торговой войны с США станет новым стимулом для роста. Как утверждалось в опубликованном в начале февраля прогнозе «РусАла», в целом рынок алюминия испытывает существенный дефицит, спрос будет расти, у цены на алюминий есть потенциал роста.

Закрыть проблему сырья заводу Braidy Industries и поможет «РусАл» — как сообщает компания, алюминий (как в плоских слитках, так и первичный металл) будет поставляться с Тайшетского завода, который планируется ввести в эксплуатацию в 2020 году. При этом доля «РусАла» в американском предприятии составит всего 40% (с важным уточнением — «в обмен на вложенные инвестиции» в объеме, по данным западных источников, $ 200 млн), а остальные 60% будут принадлежать Braidy Industries. «Из всех производителей первичного алюминия в мире только „РусАл“, крупнейший производитель за пределами Китая, обладает способностью обеспечить столь крупный новый завод необходимым ему высококачественным алюминием с низким содержанием углерода», — цитирует Financial Times лорда Грегори Баркера, председателя совета директоров группы En+, холдинговой компании «РусАла».

«Я не могу найти 2000 тысяч тонн алюминия ни у какого другого производителя. Никто ни в Канаде, ни на Ближнем Востоке, ни в Японии или США не может поставить нам такого количества слябов, такого объема просто не существует. А низкоуглеродистый алюминий еще более редкий. Без „РусАла“ мы бы не потянули такой объем», — заявил Крейг Бушар для Bloomberg, добавив, что будет платить импортную пошлину в 10%.

Вы спросите: причем здесь Дерипаска?

Один из интригующих вопросов, связанных с участием «РусАла» в проекте Braidy Industries, заключается в том, какую роль в этом проекте будет играть Олег Дерипаска, недавно переставший быть контролирующим акционером «РусАла». Из заявлений американских официальных лиц, предшествовавших новости о вхождении «РусАла» в американский проект, можно сделать вывод, что для тех, кто заинтересован в возвращении компании в США после снятия санкций, очень важно акцентировать тот момент, что связь все еще находящегося под санкциями Дерипаски с «РусАлом» остается лишь формальной. Например, министр финансов США Стивен Мнучин, выступая на минувшей неделе в комитете по финансовым услугам Палаты представителей Конгресса, заявил, что Дерипаска и члены его семьи вместе не обладают контрольными пакетами акций компаний «Русал», En+ и «Евросибэнерго». Дерипаска и связанные с ним физические и юридические лица владеют в этих активах 45% акций и имеют 35% голосов, уточнил Мнучин.

Своеобразную «индульгенцию» компаниям, которые ранее ассоциировались с Дерипаской, выдали и международные рейтинговые агентства, вновь предоставив этим активам свои рейтинги, отозванные после введения санкций. Первым на снятие санкций с «РусАла» объявило в марте агентство Fitch, присвоив компании рейтинг на уровне BB- со «стабильным» прогнозом, а затем агентство Moody’s присвоило «РусАлу» корпоративный рейтинг на уровне Ba3 с таким же прогнозом.

Напомним, снижение Дерипаской доли в указанных компаниях, было обязательным условием снятия с них американских санкций. Сам Дерипаска, пойдя на уступки, остался под персональными санкциями, а большинство в советах директоров его компаний теперь принадлежит «независимым» директорам, представляющих западные страны. В середине марта Дерипаска подал иск в федеральный суд Вашингтона к Минфину США с требованием отменить введенные против него персональные санкции, из-за которых его состояние снизилось более чем на $ 7,5 млрд. Однако участвует ли Дерипаска в принятии решений в «РусАле», в том числе по проекту Braidy Industries? Несколько дней генеральный директор «РусАла» Евгений Никитин в интервью ТАСС заявил, что уже больше года он не видел Дерипаску и даже с ним не общается. Если это действительно так, то можно предположить, что участие «РусАла» в американском проекте было от начала и до конца американским решением, лишь завизированным в России.

Что же касается Крейга Бушара, то, как заявил он агентству Bloomberg, для него партнерство с «РусАлом» изначально не имеет каких-либо политических аспектов: «это все про бизнес». По словам Бушара, его другом будет всякий, кто поможет ему возродить американский регион Аппалачи (в южной части которого расположен штат Кентукки), где после закрытия угольных шахт остались без работы тысячи людей. К тому же, уточнил Бушар, участие «РусАла» в проекте в Кентукки не требует рассмотрения Комитета по иностранным инвестициям США, поскольку это гринфилд-проект, не содержащий санкционных рисков.

Олег Поляков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

461

Похожие новости
10 декабря 2019, 21:30
10 декабря 2019, 01:30
10 декабря 2019, 19:30
10 декабря 2019, 07:32
10 декабря 2019, 07:33
10 декабря 2019, 13:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
04 декабря 2019, 17:30
09 декабря 2019, 17:30
06 декабря 2019, 17:30
04 декабря 2019, 21:45
05 декабря 2019, 17:30
07 декабря 2019, 17:30
06 декабря 2019, 11:15

Интересное на сайте
15 февраля 2013, 14:25
10 августа 2012, 16:11
21 марта 2013, 11:02
13 мая 2011, 16:08
08 мая 2011, 16:24
13 апреля 2013, 10:41
21 сентября 2012, 10:07