Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Итоги мирного соглашения США с «Талибаном»: мира нет и вряд ли будет

3 марта произошло поистине историческое событие — состоялся телефонный разговор между Вашингтоном и Дохой. С американской стороны провода находился президент США Дональд Трамп, а с катарской — мулла Абдул Гани Барадар, один из лидеров террористического движения «Талибан» (запрещено в РФ).

Дональд Трамп стал первым за два десятилетия американским президентом, который беседовал по телефону с высокопоставленным членом «Талибана». Разговор, по словам представителя талибов, продолжался 35 минут. По версии талибов, президент Трамп заверил муллу Барадара, что попросил госсекретаря Майка Помпео поехать в Кабул и переговорить с президентом Афганистана Ашрафом Гани, чтобы убрать все препятствия на пути межафганских переговоров, а также пообещать помощь США в восстановлении Афганистана.

«Вы сильные люди, — якобы сказал Трамп Барадару, — у вас великая страна. Я понимаю, что вы сражаетесь за свою родину. Мы находимся в Афганистане очень долго, 19 лет. Вывод всех иностранных войск из Афганистана сейчас в интересах всех».

Трамп подтвердил факт телефонного разговора с человеком, которого он назвал «лидером Талибана» (Барадар — один из лидеров, главой движения или эмиром после смерти Ахтара Мансура стал мавлави Хайбатулла Ахундзада — прим. EADaily ), но не стал вдаваться в детали:

«У нас состоялся хороший разговор. Мы согласились отказаться от насилия. Мы не хотим насилия. Посмотрим, что будет дальше».

Позднее Трамп добавил, что у них с муллой установились очень хорошие отношения.

В Афганистане возобновились боевые действия и теракты

29 февраля американцы подписали два соглашения: одно в Дохе с «Талибаном» о полном выводе иностранных войск с территории Афганистана в течение 14 месяцев, и второе — совместную декларацию в Кабуле с правительством Афганистана о необходимости переговоров с талибами и продолжении борьбы с терроризмом.

Однако соглашения составлены, похоже, наспех. В глаза бросается разница в формулировках. К примеру, в соглашении с талибами говорится, что до 10 марта, дня начала межафганских переговоров, должны быть выпущены из тюрем около 5 тыс. пленных талибов и примерно 1 тыс. солдат правительственной армии. Однако в соглашении с Кабулом лишь обтекаемо говорится о возможности обмена значительным количеством пленных с обеих сторон для укрепления доверия.

Путаница немедленно дала о себе знать. Афганское правительство уже заявило, что не намерено освобождать талибов до начала переговоров. Талибы, в свою очередь, заявили, что не начнут переговоры до тех пор, пока Кабул не отпустит пленных на свободу.

«Если вопрос об освобождении пленных не будет решен, — заявил заместитель главы катарского офиса „Талибана“ Абдул Салям Ханафи, — то проведение межафганских переговоров окажется под вопросом».

Это первое, но, как нетрудно догадаться, далеко не единственное препятствие на пути выполнения сторонами соглашения о выводе войск. 2 марта «Талибан» сообщил о возобновлении боевых действий против правительственных сил после окончания недели «снижения уровня насилия» (во время которой каждый день где-то кого-то все равно взрывали или расстреливали). Так решили назвать обычное соглашение о прекращении огня, предварявшее подписание соглашения в Дохе и являвшееся его непременным условием.

Через считанные часы после сообщения талибов на футбольном матче в провинции Хост взорвался начиненный взрывчаткой мотоцикл. В результате теракта трое человек погибли и 11 получили ранения. Никто не взял на себя ответственность за взрыв, поэтому Пентагон быстро заявил, что никакой угрозы соглашению о выводе войск нет.

Талибы должны перестать дружить с «Аль-Каидой»

Соглашение о выводе войск из Афганистана официально называется «Афгано-американское совместное заявление о мире». Его подписали в последний день зимы в Дохе спецпосланник по Афганистану Залмай Халилзад и мулла Абдул Барадар. Обращает на себя внимание то, что на церемонии присутствовал и Майк Помпео, но его подписи под документом нет.

Большинство американцев называет его «историческим». Понять сторонников Трампа несложно — в Соединенных Штатах надеются, что оно позволит закончить самую долгую в истории страны войну, которая началась осенью 2001 года после терактов в США. Она длится уже 19-й год, унесла жизни более 3,5 тыс. американских военнослужащих и военных международной коалиции и 100 с лишним тысяч жизней афганцев, а также обошлась американским налогоплательщикам как минимум в $ 1 трлн (по неофициальным данным, значительно дороже). В самый разгар войны в Афганистане находились более 100 тыс. американских солдат и несколько десятков тысяч военных из армий членов НАТО, составляющих костяк международной коалиции во главе с США, которая борется с международным терроризмом.

Накануне подписания Декларации в Кабул вместе с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом прилетел министр обороны США Марк Эспер.

«Под руководством президента Трампа, — подчеркнул он, — мы наконец добились существенного прогресса в окончании самой долгой войны нашего народа. Подписание Совместной декларации Исламской республики Афганистан и Соединенных Штатов является поворотным моментом в мирном процессе».

Правительство Афгани должно сесть за стол переговоров с талибами и продолжить участвовать в борьбе с международным терроризмом. Вашингтон, в свою очередь, обещает Кабулу помощь в восстановлении разрушенной страны.

По соглашению между США и «Талибаном» с территории Афганистана в течение 14 месяцев должны быть выведены все иностранные войска, включая, естественно, американский контингент. Вывод американских войск и в равных долях контингентов всех остальных участников коалиции должен проходить поэтапно. В течение первых 135 дней численность американского контингента, сейчас превышающего 12 тыс. человек, должна сократиться до 8600.

Талибы, в свою очередь, тоже должны выполнить ряд условий. В том числе и таких, от которых они ранее принципиально отказывались. Они должны, например, порвать с «Аль-Каидой», «Исламским государством» и другими террористическими организациями (запрещенными в России), и предоставить гарантии, что с территории Афганистана больше никогда не будут исходить угрозы для США и их союзников.

Талибы должны четко объяснить, что «тем, кто представляет угрозу для США и их союзников, нет места в Афганистане». Руководство движения обязано добиться, чтобы бойцы не сотрудничали с подобными организациями. Еще одно важное и непростое для талибов условие — межафганские переговоры, которые по идее должны закончить гражданскую войну, продолжающуюся уже 40 лет. Талибам и кабульским властям необходимо договориться по двум архиважным вопросам: разделу власти и установлению длительного прекращения огня, а со временем и всестороннего мира.

«Если не удастся добиться политического решения, — подчеркнул в разговоре с журналом Politico один из высокопоставленных сотрудников президентской администрации США, — если переговоры прервутся, то у нас не будет никаких обязательств по выводу войск».

Вывод войск понадобился Трампу для второго президентского срока

Дональд Трамп абсолютно прав в том, что вывод войск из Афганистана сейчас нужен всем. Сам он, к слову, является, одним из главным бенефициаров соглашения с талибами, потому что возвращение на родину нескольких тысяч американских солдат станет для него дополнительным плюсом на президентских выборах. Противники президента уверены, что ради второго срока он готов пойти на все, в том числе забыть про тысячи жизней американских военных, погибших в Афганистане, и пойти на уступки террористам.

Сторонники Дональда Трампа возражают, что об окончании самой долгой в истории США войны он говорил еще во время предвыборной кампании в 2016 году. В любом случае, неоднократные заявления Трампа о скором выводе американских войск из Афганистана и следовавшие за ними опровержения дипломатов и военных в конце концов превратили мирный процесс в нечто, смахивающее на фарс, а самого президента — во всеобщее посмешище.

Однако сейчас все гораздо серьезнее, потому что безоблачную картину предстоящих выборов, в которых подавляющее большинство специалистов отводили Дональду Трампу роль несомненного фаворита, неожиданно затуманил коронавирус Covid-19. Эпидемия «добралась» и до Соединенных Штатов. Очевидно, что появление на сцене непредсказуемого вируса на руку демократам, потому что они смогут критиковать то, как Белый дом борется с эпидемией. Без особого риска ошибиться можно предположить, что власти допустят немало ошибок и дадут своим противникам многочисленные поводы для критики.

Коронавирус угрожает рекордно долгому поступательному развитию американской экономики, которое Дональд Трамп, конечно, не совсем справедливо приписывает исключительно себе, и в определенной степени уравнивает шансы претендентов. Все это значит, что важность возвращения американских солдат домой до выборов сейчас для президента Трампа многократно возрастает. Однако и он не сможет ничего сделать, если талибы не выполнят свою часть сделки. Как сообщало EADaily , предпосылки для этого уже налицо — сегодня ВС США снова начали наносить удары по позициям талибов и пообещали делать это впредь, «если атаки будут угрожать силам безопасности и подразделениям правительственных войск Афганистана».

Даже если предположить, что большая часть талибов во главе с руководством искренне хочет мира, следует помнить, что движение «Талибан» отличается очень высокой фрагментарностью. Это значит, что руководству «Талибана» будет крайне трудно, если вообще возможно, контролировать всех подчиненных. Среди рядовых бойцов вполне могут найтись идейные моджахеды, которые откажутся порывать и, тем более, воевать с «Аль-Каидой». Да и борьба с «Исламским государством» непримиримым моджахедам со временем может надоесть и они захотят объединиться с ними для участия в джихаде.

Двусмысленная позиция Гани

Не менее сложная ситуация и с межафганскими переговорами, которые должны начаться уже 10 марта, но скорее всего из-за разногласий по поводу обмена пленными в этот день не начнутся.

В Америке немало тех, кто сомневается в выполнимости соглашения с талибами. В первую очередь, у людей, знакомых с ситуацией в Афганистане не понаслышке, возникают сомнения в том, что талибы и правительство Гани сумеют договориться о разделе власти. Основания для сомнений, конечно, есть. Все годы, что длится мирный процесс, а длится он лет десять, как минимум, талибы категорически отказывались вести какие бы то ни было переговоры с кабульским правительством, называя его «западными (американскими) марионетками».

Сценариев дальнейшего развития событий в Афганистане немало. Талибы, например, могут активно вести переговоры с людьми Гани о создании коалиционного правительства с участием всех политических сил в стране, а после вывода иностранных войск просто захватить власть военным путем. Сил у них для этого вполне достаточно.

В Вашингтоне, кстати, такое уже проходили. Через два года после подписания в 1973 году Парижского мирного соглашения войска Северного Вьетнама захватили Юг, оставшийся без американской поддержки. Кабульское правительство, по всеобщему мнению, продержится не два года, а максимум несколько месяцев.

Можно вспомнить и совсем недавнюю историю самого Афганистана. Поставленное Советским Союзом правительство Наджибуллы в Кабуле два года цеплялось за власть лишь благодаря военной помощи Москвы. В 1991 году к власти в России пришел Борис Ельцин. Военная помощь Москвы Кабулу прекратилась, и в Афганистане возникло государство талибов — исламский эмират, живущий по средневековым законам шариата.

Межафганские переговоры, не исключено, станут главным препятствием на пути выполнения соглашения между США и «Талибаном». Причем, даже не столько по вине талибов, которые, похоже, все же нашли силы пойти на компромисс и согласились на переговоры с людьми Ашрафа Гани, сколько по вине самого Гани. Главное для него — удержаться у власти и, не исключено, что для достижения этой цели он готов пожертвовать даже мирным процессом, то есть сорвать его.

В минувшее воскресенье премьер-министр Абдулла Абдулла, проигравший в сентябре прошлого года Гани уже вторые президентские выборы, обвинил соперника в монополизации межафганского мирного процесса. Абдулла знает, о чем говорит: он шесть лет честно пытался делить с президентом Гани власть, но не находил ответного стремления к компромиссу. Кстати, гарантом сделки 2014 года, по которой Гани возглавил страну, а Абдулла, считавший уже тогда результаты выборов сфальсифицированными, был тогдашний госсекретарь США Джон Керри.

Избирательная комиссия, состоящая в основном из сторонников Гани, подсчитывала голоса после сентябрьских выборов… четыре (!) месяца и в конце концов объявила действующего президента победителем несмотря на то, что 300 тыс. спорных бюллетеней так и остались непроверенными.

Ашраф Гани торопится. Он хочет провести инаугурацию уже 9 марта, то есть за день до начала переговоров с талибами. Пользуясь огромным желанием Вашингтона, чтобы межафганские переговоры закончились успешно, он намерен добиться согласия Белого дома на второй срок.

Абдулла Абдулла, кстати, тоже намерен создать параллельное правительство, но Вашингтон вроде бы уговорил его отказаться от этой затеи. Это значит, что американцы готовы смириться с фактическим шантажом Гани и признать его президентом.

Закончить гражданскую войну смогут только сами афганцы

Конечно, есть и оптимисты, призывающие не преувеличивать риск срыва соглашения о выводе американских войск из Афганистана. В американских спецслужбах, например, существует мнение, что отдельные террористические организации типа филиалов ИГ в Афганистане представляют большую опасность для талибов и кабульского правительства, чем для американцев.

«Никто не хочет заканчивать бесконечные войны больше тех, кто в них участвует и не понаслышке знает их цену, — сказал в свое время Дэвид Петреус, ранее командовавший американскими войсками в Афганистане и некоторое время возглавлявший ЦРУ. — Это значит, что необходимо заканчивать войны правильно. В противном случае, как мы прекрасно знаем по прошлому опыту, нам, не исключено, придется возвращаться».

Среди военных и спецслужб США распространено и мнение, что долгосрочные национальные интересы Америки требуют американского присутствия в Афганистане, то есть полный вывод американских войск будет только на бумаге.

Американцы с самого начала мирного процесса в Афганистане пытаются подсчитать, какой численности контингент должен остаться в этой стране, чтобы, с одной стороны, можно было говорить о выводе войск, а с другой — продолжать воевать с международным терроризмом? Чаще всего называлась цифра — 2000 человек. Но если к охоте за джихадистами в Вашингтоне хотят добавить и продолжение подготовки афганских военных американскими инструкторами, то численность контингента, по мнению отставного адмирала и бывшего высокопоставленного офицера НАТО Джеймса Ставридиса, должна увеличиться до приблизительно 5 тыс. человек.

Не менее, а скорее всего и еще важнее даже не сами войска на территории Афганистана, а готовность международного сообщества продолжать финансировать афганское правительство после вывода войск.

«Реальный ключ к тому, сумеет ли Афганистан избежать сползания в еще более долгую гражданскую войну, в степени готовности США и НАТО финансировать и готовить афганские силы безопасности на долгосрочной основе, — считает Джеймс Ставридис. — Когда Вьетнам развалился и американские вертолеты поднимались с крыши американского посольства, это было результатом прекращения американского финансирования».

В Афганистане ситуация в этом отношении, считает NYT, очень похожа. Существует и точка зрения, что США и «Талибан» в данный момент благодаря отдельным радикальным исламистским организациям и, в первую очередь «Исламскому государству», возможно, не столько враги, сколько ситуационные союзники. В недавнем прошлом американскому спецназу уже приходилось воевать с исламскими радикалами, которые больше угрожали талибам, а не американцам.

И все же, продолжится ли гражданская война в Афганистане бесконечно или прекратится, больше зависит от самих афганцев. Если они сами найдут в себе силы преступить через прошлые и нынешние обиды и предпочтут в конце концов договориться, то многолетней гражданской войне наконец придет конец.

Сергей Мануков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

596

Похожие новости
04 августа 2020, 04:15
04 августа 2020, 10:15
04 августа 2020, 12:15
04 августа 2020, 12:15
04 августа 2020, 14:15
03 августа 2020, 20:15

Выбор дня
04 августа 2020, 10:15
04 августа 2020, 04:15
04 августа 2020, 06:15
04 августа 2020, 10:15
04 августа 2020, 08:15

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
01 августа 2020, 23:45
02 августа 2020, 13:45
02 августа 2020, 20:00
01 августа 2020, 21:45
29 июля 2020, 14:15
02 августа 2020, 21:45
02 августа 2020, 22:00

Интересное на сайте
21 сентября 2012, 10:07
03 ноября 2011, 13:06
03 мая 2011, 12:43
13 мая 2011, 16:08
14 декабря 2010, 14:20
14 декабря 2013, 14:21
23 июля 2013, 12:40