Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Историческая битва – США и Китая – началась

Трамп пришел к власти в судьбоносное для США время и победил на выборах во многом за счет того, что не стал маскировать проблемы под слоем политически корректного гламура, а наоборот, заострил на них внимание и даже пообещал решить. Многие из этих проблем очень созвучны вопросам, волнующим многих россиян относительно нашей страны, и сводятся в конечном итоге к вопросу о статусе глобальной сверхдержавы.

После падения СССР США стали единственной официальной сверхдержавой, и политологи всего мира на протяжении более чем 20 лет именовали мир «однополярным». Пока на просторах бывшего Союза единицы занимались первичным накоплением, а миллионы переживали экзистенциальную катастрофу, в Америке элиты почивали на лаврах, а масса населения окончательно уверилась в собственной исключительности. В то же время Китай не терял времени и развивался, войдя в своеобразный экономический симбиоз с последней сверхдержавой.

Прошло 25 лет, и не успели американские геополитические умы обернуться, как Китай из младшего партнера с азиатской спецификой и царскими замашками превратился в реального глобального игрока, простирающего сферу своих интересов в каждый регион, равняющийся или даже превосходящий по экономической мощи. Китайские товары, китайская кухня, китайские специалисты, даже китайское кино… во всех сферах жизни американца стало чувствоваться присутствие сверхдержавных претензий Срединного королевства.

Если у Трампа на его посту и есть некая большая историческая задача, то это только разрешение проблемы стремительного усиления КНР, автоматически определяющей и судьбу США в ближайшей перспективе. Либо США во главе с новым президентом найдут средства не допустить Китай на мировой пьедестал и обеспечат себе лидерство, либо им придется вновь учиться по-настоящему считаться с интересами равного по силе партнера. Ответа на этот вызов времени в заботящейся в основном о кошельках американской политической элите нет. Может быть, он есть у давно решившего все личные «кошелёчные» проблемы Дональда Трампа. Но чтобы показать себя, ему нужна независимость.

Несмотря ни на что, история независимого политика Дональда Трампа продолжается. События последней недели показали, что сомнения в способности Трампа проводить собственную политику безосновательны. После ракетного удара по сирийскому аэродрому были выдвинуты три версии, объясняющие суть процессов в закулисье Вашингтона.

Первая версия: Трамп «прогнулся» под давлением традиционных американских элит, истеблишмента, и уже не будет прежним. Вторая версия: удар по Сирии и отступление от некоторых позиций — это вынужденные тактические шаги для защиты от импичмента и резкого скачка поддержки элит. Третья версия: политические маневры Трампа — часть большей игры для получения неких чрезвычайных полномочий, способных удовлетворить аппетиты нового президента и его жажду реформ.

Второй и третий варианты — разные сценарии развития одной и той же аналитической модели, где развилкой служат очень тонкие личностные и конъюнктурные особенности действующих лиц и институтов, многие из которых еще не проявили себя в полной мере. Что касается первого варианта — провала проекта «Трамп» как такового — последние события позволяют забыть о нем, по крайней мере, на время.
Воспользовавшись моментом — переключением внимания на внешнеполитические проблемы и в связи с этим — спадом внутриполитической напряженности — и оправившись от непродолжительного замешательства, видимо вызванного чрезмерным успехом его политического маневра, хозяин Овального кабинета тут же вспомнил о своей предвыборной повестке и вернулся к не самому характерному для политиков занятию — выполнению своих обещаний. На этой неделе он возобновил обсуждение новой реформы здравоохранения, обещал сделать ее много лучше прежней, отклоненной парламентом, и представить «как только, так сразу». Кроме того, он завершил работу над давно обещанной налоговой реформой и обещал обнародовать ее проект в следующую среду, 26 апреля. Реформа призвана переориентировать бизнес на перевод производства в США, стимулировать экспорт и резко нарастить государственные пошлины на импорт, защитив американского рабочего от безработицы (и предоставив эту участь рабочему из Китая). Такой курс — если он будет поддержан Конгрессом — станет разворотом на 180 градусов относительно экономической политики США последних десятилетий. Вполне естественно, что такой резкий поворот не пройдет без осложнений, впрочем вполне приемлемых для все еще мощного корабля американской финансово-экономической системы.
Для поддержания этого же курса он издал указ о проверке всех существующих налоговых правил и постановлений на соответствие новым принципам. Другим указом, требующим немедленного изменения принципов работы министерств и ведомств, Трамп инициировал своеобразную политику американского импортозамещения, в рамках которой американские госорганы должны стремиться во всех случаях «покупать американское и нанимать американцев» и побуждать к такому же подходу «подшефные» отрасли и общественные институты.

Как будто учуяв хозяина в доме, снова «залаяли» противники нового президента, но их нынешние выходки ничто в сравнении с реальной угрозой, которую они представляли до распиареного удара по Сирии и бомбового удара в Афганистане. Ни требования опубликовать налоговые декларации, ни инициативы по упрощению процедуры импичмента не находят больше широкого отклика в массах, и оппозиции вновь, как и сразу после инаугурации Трампа, приходится опускаться до банального обмана.

Если тогда, в январе, в протестную сторону был «сдвинут» простейший гендерный женский марш, то теперь уже деятели науки, выйдя на праздничный митинг в День Земли, с удивлением обнаружили, что они оппозиция, и президент — вовсе не их президент. Единственное реальное дело, на которое оказалась способна американская оппозиция на этой неделе, — не дать администрации позволить мегакорпорации Exxon вести бизнес в России в обход санкций. Что же, спасибо вам, уважаемые оппозиционеры, у нас и своих капиталистов хватает.

Видимо, понимая неэффективность всех этих шагов, авторитетнейшее агентство CNN решило порадовать общественность еще более неэффективным шагом — опубликовало «слив» информации о якобы ведущемся следствии в отношении сотрудника Трампа в связи с его… связями с Россией. Еще пару недель назад такая статья приблизила бы импичмент на пару дней, но теперь, после удара по Сирии и охлаждения между официальными Вашингтоном и Москвой, эта новость уже никого не волнует.

В своем стремлении хоть как-нибудь ущемить обзаведшегося милитаристской броней президента своеобразную красную линию перешла газета New York Times, опубликовав материал о давней дружбе и частом общении Дональда Трампа и миллиардера Руперта Мердока, владельца группы компаний, объединяемых тремя буквами — F, O, X. Это и известнейшая кинокомпания 20-й (теперь уже 21-й) век Фокс, это и телеканалы Fox и Foxnews и многие другие. В своем материале журналисты главной газеты «города, который никогда не спит» намекают, что упомянутые телеканалы всегда поддерживали Трампа именно из-за его дружбы с их хозяином. Таким образом, они сами копают себе могилу, начиная очень длинный разговор о связях творческой направленности редакций американских свободных СМИ и шкурных интересов их хозяев. Связь эта, будучи общеизвестной и очевидной, никогда и никем открыто не признавалась, а, наоборот, стыдливо пряталась под напыщенную риторику о свободе слова.

Что же касается внешней политики США вообще и Трампа в частности, то здесь наблюдаются два на первый взгляд независимых процесса — политическое давление на Иран и военные ритуальные танцы вокруг КНДР. Если с Ираном на первый взгляд все ясно — он просто выбран следующей жертвой в американской игре под названием «хочешь, поддерживай мою внешнюю политику, хочешь, нет, только не смотри, что я буду делать во внутренней» — то с Северной Кореей ситуация куда сложнее. Если ранее было известно об одной ударной группировке, следующей к корейским берегам, теперь это число увеличилось до трех. В то же время Трамп настаивает на своих мирных намерениях, одновременно делая устрашающие заявления о том, что если Китай сам не разберется с КНДР, то США разберутся. КНДР, в свою очередь, заявляет о своей готовности к войне и разрушительной мощи своего оружия. Реальная война в этом регионе никому не выгодна, так как связана с огромными человеческими, экономическими и дипломатическими потерями, при этом версия о полной невменяемости американского президента не представляется реалистичной, как и идея о немотивированном внезапном клинче двух или даже трех ядерных держав.

Возникает другая, куда более логичная, но менее очевидная версия происходящих событий. Северная Корея — государство, которое, при всей своей закрытости, во многом полагается на помощь Китая и существует во многом за счет этой помощи. Это касается как экономики, так и военной сферы. Китай же, в свою очередь рассматривает эту территорию как зону своего исключительного влияния, корейцев — как братский народ, а режим КНДР — как некий реликт или полигон той сталинско-маоистской системы, от которой сама КНР отказалась. Теперь же американцы, задействовав своих марионеток в Азии — Южную Корею и Японию, под формальным предлогом оказывают мощное давление на КНДР и в полном соответствии с притязаниями Китая на исключительное влияние требуют от него решительных действий. Это — прекрасный пример американской политики, подразумевающей создание ситуаций, где любой выбор противника благоприятен.


У Китая выбор простой — заставить Северную Корею отступиться и прекратить ядерные испытания или поддержать ее деятельно, или хотя бы бездействием. Ни в том, ни в другом случае войны не последует, но либо они будут вынуждены «душить своего же ребенка» и навязанность этого шага будет очевидна всему миру, либо дадут США повод обвинять их в поддержке террористического государства и вводить экономические санкции если и не на уровне государства, то на уровне компаний и лиц, непосредственно ведущих дела с КНДР. А мы не понаслышке знаем, как составляются подобные списки.

В этой связи и нападки на Иран не выглядят столь уж вырванными из контекста, ведь Иран — один из главных поставщиков нефти для той же КНР, и усложняя жизнь исламской республики — усложняешь ее и коммунистическому Китаю.

Таким образом, Трамп доказал свою политическую независимость, начав полномасштабное трехстороннее наступление на Китай: налоговая реформа, которая ударит по китайскому экспорту (где американская доля составляет 40%), давление на Иран и, наконец, корейский «гамбит», где жертвой выступают всего лишь несколько процентных пунктов президентского рейтинга, который не так уж и важен за три с половиной года до выборов. Эта атака может стать началом по-настоящему большого исторического сражения, которому, будем надеяться, не суждено перерасти в реальный вооруженный конфликт. В любом случае все будет разворачиваться на наших глазах.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

497

Похожие новости
24 ноября 2017, 09:45
24 ноября 2017, 15:45
24 ноября 2017, 05:45
24 ноября 2017, 15:15
24 ноября 2017, 10:30
24 ноября 2017, 12:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
21 ноября 2017, 21:15
22 ноября 2017, 11:45
22 ноября 2017, 19:15
20 ноября 2017, 01:15
19 ноября 2017, 18:30
19 ноября 2017, 20:30
20 ноября 2017, 14:30

Интересное на сайте
17 мая 2011, 11:31
21 сентября 2012, 10:07
13 мая 2011, 16:08
28 апреля 2011, 16:31
22 августа 2012, 10:54
18 марта 2012, 12:19
14 ноября 2012, 15:27