Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Интрига умерла: Выборы в Мажилис Казахстана пройдут вовремя и без революции

Впервые за 16 последних лет выборы в Мажилис (нижнюю палату парламента Казахстана), которые намечены на 10 января 2021 года, пройдут не досрочно, а в назначенное время, рассказал EADaily Андрей Грозин, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана института стран СНГ, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН. Он подчеркнул, что ничего революционного по итогам голосования произойти не должно. Впрочем, именно такое положение вещей, по словам собеседника, сегодня выгодно абсолютно всем конструктивным силам от Москвы до Пекина.

Андрей Грозин. Иллюстрация: warfiles.ru

Российский эксперт подчеркнул, что наиболее активная часть казахского общества сегодня ведёт дискуссию о демократичности предстоящих выборов. Люди задаются вопросами, насколько представительным будет состав нового парламента, а значит, сможет ли в будущем законодательная ветвь унитарной республики объективно отразить мнение значительной части населения.

— Андрей Валентинович, расскажите, пожалуйста, какие партии участвуют в выборах в Мажилис — парламент Казахстана?

— Предварительно было заявлено 6 партий, но на сегодня известно, что в парламентских выборах примут участие только 5 из них. Это — «Нур Отан», Народная партия Казахстана, «Ак жол», а так же Народно-демократическая патриотическая партия «Ауыл» и «Адал». Первые три представлены в нынешнем составе Мажилиса. Руководство шестой партии, пожалуй, самой оппозиционной ОСДП (Общенациональной социал-демократической партии), накануне заявило о том, что это движение не будет участвовать в выборах, поскольку не желает являться декорацией для властей, не хочет легитимизировать процесс, как они сказали «предопределённых и заранее решённых выборов». В экспертном казахстанском сообществе по поводу бойкота ОСДП идут споры. Одни говорят, что партию попросили отозваться из администрации президента, другие, что социал-демократы сами находятся в достаточно сложном положении и уже несколько лет переживают состояние полураспада, поэтому просто не в силах полноценно участвовать в выборах, ни в парламент, ни, тем более, в местные органы власти.

— А на ваш взгляд, ОСДП блефует или её, действительно, власть боится?

— Скорее всего, и то, и то. Как в любом сложном процессе, здесь сходятся разные моменты. Кроме того, есть и внешний фактор. Дело в том, что известный и главный оппонент нынешнего политического режима Мухтар Аблязов (лидер запрещённого оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана»), который находится сейчас во Франции, призвал своих сторонников голосовать за ОСДП. И именно после этого заявления Аблязова в ОСДП заявили о том, что не будут участвовать в выборах. Интересно, что незадолго до этого решения прошла попытка очередного съезда оппозиционной партии и независимые наблюдатели говорили потом, что мероприятие произвело на них очень жалкое впечатление. Может быть, в самой ОСДП поняли, что полноценно участвовать в выборах они не смогут и снялись? Правда, после этого пусть и слабенькая, но всё-таки хоть какая-то интрига предстоящего мероприятия, умерла. Большинство граждан Казахстана уверено, что партия власти «Нур Отан» получит свои 70% — плюс-минус 5% и, как и в предыдущем созыве, сохранит абсолютное доминирование. В целом конфигурация будущего парламента, она вряд ли будет кардинально отличаться от того, что есть сейчас. Кого-то это устраивает, кого-то не устраивает, кто-то за стабильность, кто-то против такой стабильности. То же самое касается и представленности в региональных органах власти на местах — Маслихатах.

— То есть, интриги на предстоящих выборах практически не осталось?

— Споры сейчас идут только по поводу, пройдут ли в Мажилис «Ауыл» и «Адал». Никто не ждёт, по большей части, каких-то неожиданных прорывов. Споры ведутся по поводу того, как эти пять партий распределят между собой места. Но эти споры тоже не очень горячие.

— А какой порог для прохождения в парламент Казахстана?

— Раньше был 7-процентный, сейчас его понизили до 5%. Кстати, по новому законодательству так же были облегчены некоторые требования к образованию новых партий. Раньше необходимо было иметь 40 тысяч голосов под подписными листами для регистрации партии, а сейчас нужно только 20 тысяч. Вообще, после того как в Казахстане начался транзит власти были попытки создания новых движений — национал-патриотического, либерально-демократического. Но все они так ни к чему и не привели, потому что даже эти несколько пониженные пороги всё равно не могут способствовать строительству нормального политического движения. Казахстан, при всей своей огромности (9-е место в мире по площади), находится только в седьмом десятке государств по количеству населения (около 19 млн человек)! На громадной территории «размазано» очень небольшое количество людей. Вся жизнь там сконцентрирована в мегаполисах — в южной столице и северной столице, и в областных центрах, а так же в центрах экономической активности. При такой географической раздробленности пороговую явку можно понизить и до 10 тысяч человек. Но с учётом того, что партия может претендовать на статус зарегистрированной только в случае, если она имеет представительство во всех областях страны и в двух столицах, сделать это фактически очень сложно. Кроме того, есть вопросы сугубо технические — с финансированием, с доступом к медиаресурсам, со всей этой азиатской спецификой.

— Кто больше контролирует предвыборный процесс действующий президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев или его предшественник Нурсултан Назарбаев?

— Об этом тоже спорят, и спорят, собственно, с весны прошлого года, когда Токаев стал исполняющим обязанности президента, а потом победил на выборах. Сейчас об этом говорят уже меньше. Просто, привыкли многие к тому, что Жомарт Кемелевич уже скоро как два года, как числится президентом. Понятно, что за многие вопросы, связанные с экономикой, с борьбой с пандемией и многими другими проблемами, в массовом сознании жителей Казахстана отвечает больше Токаев. Его более известный предшественник Нурсултан Назарбаев дистанцировался от сиюминутной текущей жизни и проблем, которые периодически в Казахстане возникают, став живым богом, живой историей, некой глыбой, которая где-то там есть. Он как бы присутствует, но на текущие процессы — на жизнь рядовых граждан, на партийные дрязги, о которых мы говорим, он влияния не оказывает. Поэтому в массовом сознании, именно президент Токаев сейчас и является главным ответственным лицом за результаты будущих парламентских выборов.

— На нынешних выборах специальная 30-процентная квота будет предоставлена для кандидатов — женщин и молодёжи. Как в патриархальном казахском обществе могут быть восприняты такие изменения?

— Во-первых, не такое уж оно патриархальное. Давайте начнём с того, что из пяти постсоветских среднеазиатских республик Казахстан является лидером по степени урбанизированности. Там три города-милионника мегаполиса — Алма-Ата, Нур-Султан и Шымкент, — и более 50% - 60% населения проживает в городах.

— То есть, данная квота совершенно нормально воспринята обществом?

— Эта тема не считается первостепенно важной. В Казахстане говорят, что это нормально, но споров по поводу приемлемости или неприемлемости квотирования почти нет. Может быть, критики казахстанской действительности и упрекают власть в том, что квотирование, и некоторые изменения в законе о партиях, которые были приняты ранее, носят верхушечный, декларативный характер, но там дело в другом. Наиболее активная часть общества спорит по поводу того, насколько эти выборы можно будет считать демократичными, насколько представительным будет парламент, насколько он будет отражать мнение большей части населения, а так же — будут ли задействованы административные рычаги. Это основное поле дискуссии. Ещё казахские социологи указывают на то, что большинство населения хотело бы каких-то перемен, но, по большей мере, от будущих выборов никто не ждёт чего-то экстраординарного, революционного. Ещё отмечу, что впервые за последние 16 лет выборы в Мажилис пройдут не досрочно, а в назначенный срок. Все последние годы они проходили досрочно и в те сроки, которые, видимо, были удобны властям, по тем или иным соображениям.

— Внешние игроки — Запад, Китай или кто-то ещё пытаются влиять на исход этих выборов?

— Казахстан достаточно самостоятельная страна, экономический лидер региона, благополучное государство. Что касается Китая, то он демонстративно не вмешивается в политические процессы. Это постулат китайской внешней политики. Пекин всегда подчёркивает, что его интересует экономическое сотрудничество, и только. Да, конечно, Китай формально заинтересован в том, чтобы в Казахстане сохранялась стабильность, чтобы Казахстан оставался экономическим партнёром и политически управляемым государством. Собственно говоря, точно так же на Казахстан смотрит и Кремль. России выгодно, чтобы там не было беспорядков, не продуцировались конфликты, чтобы Казахстан оставался якорем экономической стабильности в регионе, который подтягивал бы за собой все остальные южные республики бывшей Средней Азии. После того, как цены на энергоресурсы покатились вниз, все внешние игроки задумались, а нужны ли серьёзные стратегии расширения присутствия на территории того же Казахстана. Ни русские, ни китайцы, ни запад, ни японцы, ни турки уже не вынашивают крупных проектов трубопроводов или чего-то там подобного. Больших инвестиций в Центрально-Азиатские страны и Казахстан, нет. А когда с экономикой становится всё хуже и хуже, появляется рост общественного недовольства и требование к власти вернуть всё, как было, когда нефть была по 100 долларов за баррель. На пике своей самостоятельной жизни, если мне память не изменяет, в 2014—2015 году ВВП Казахстана достигал 220 миллиардов долларов, а в прошлом году он составил порядка 170 миллиардов долларов. Судя по последним данным, по итогам текущего года в Казахстане будут отрицательные цифры по ВВП, где-то минус 2−3%.

— В Казахстане не выбирают глав регионов и это тоже нравится далеко не всем?

— У них есть выборы в местные органы, но акимов (губернаторов) они действительно не избирают. Это, кстати, одна из самых болевых точек, за которую политические оппоненты критикуют власть. Губернаторы там никогда не были избираемыми, они всегда назначались президентом. Но необходимо понимать, что Казахстан, по своей конституции, является очень унитарным государством. Там трепетно относятся к любым тенденциям, которые можно назвать потенциально сепаратистскими. Многие там после Крыма очень сильно возбудились, особенно национал-патриоты, которые рассказывали о том, что ни сегодня-завтра «русские оттяпают север, и восток», и вообще всё, что можно.

Нам кажется, что это глупость полнейшая, и любому здравомыслящему человеку понятно, что кейс Украины — это отдельная песня, которая на Казахстан не распространяется. Но, национально озабоченному человеку никак не объяснить, что Москва не заинтересована в том, чтобы притягивать к себе, мягко говоря, не самые экономически развитые северные территории. Такое обременение, мне кажется, Российской Федерации совершенно ни к чему.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники


583

Похожие новости
27 июля 2021, 04:45
28 июля 2021, 00:45
27 июля 2021, 10:45
27 июля 2021, 08:45
27 июля 2021, 18:45
27 июля 2021, 22:45

Выбор дня
27 июля 2021, 20:45
27 июля 2021, 18:45
28 июля 2021, 00:45
27 июля 2021, 20:45
27 июля 2021, 22:45

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
24 июля 2021, 10:45
22 июля 2021, 20:45
23 июля 2021, 00:45
22 июля 2021, 16:45
22 июля 2021, 18:45
22 июля 2021, 16:45
24 июля 2021, 22:45

Интересное на сайте
27 июля 2012, 16:20
08 февраля 2010, 12:06
14 ноября 2012, 15:27
14 ноября 2012, 15:10
13 апреля 2013, 10:41
15 марта 2012, 15:34
02 ноября 2011, 15:09