Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Германия: мигрантов-насильников немок остановит спецсигнал. Реально?

В Германии набирает силу недавно возникшее женское движение, названное его организаторами «120 Dezibel» (120 децибел — это стандартная мощность сигнала тревоги портативного устройства, пользующегося в последнее время повышенным спросом у немок; по шкале громкости соответствует звуку работающего отбойного молотка с расстояния в 1 метр).

Своей главной задачей движение провозгласило оказание помощи жертвам сексуального насилия со стороны мигрантов. Для привлечения общественного внимания к своей инициативе активистки движения развернули информационную кампанию во всех доступных им СМИ (большинство этаблированных немецких изданий замалчивают как саму проблему преступности мигрантов, так и появление на политической арене Германии названного движения). В четырёхминутном видеоклипе, размещённом на сайте движения www.120db.info, они обвиняют власти западноевропейских стран в том, что из-за их миграционной политики женщин убивают и насилуют.

«Меня зовут Миа. Меня зовут Мария. Меня зовут Эбба, — поочерёдно говорят с экрана молодые, красивые женщины от имени недавних жертв мигрантов. — Я была зарезана в Канделе (в этом городке на юге Германии афганский беженец зарезал 15-летнюю немку. — С.Д.). Я была изнасилована в Мальмё (группа беженцев изнасиловала 17-летнюю шведку, а затем сожгла ей половые органы). Я была подвергнута насилию в Ротереме (группы этнических пакистанцев сексуально эксплуатировали свыше тысячи британских девочек) и перебралась в Стокгольм (гражданин Узбекистана на грузовике умышленно врезался в группу пешеходов). Но вы бросили нас и принесли нас в жертву. Вы проповедуете феминизм и права человека, но на самом деле вы реальные враги женщин», — говорят героини стартового клипа информационной кампании, обвиняя власти в том, что они не депортируют преступников и не уделяют должного внимания проверке мигрантов (какая именно проверка имеется в виду — будет сказано далее).

«Мы — то, что вы пытаетесь подавить, но мы никуда не денемся. Мы не лёгкая добыча, мы не рабы, мы не военный трофей и не „сопряжённые потери“. Мы — дочери Европы», — говорят женщины, объявляя о своей готовности защищаться и нанести ответный удар обидчикам, подчёркивая, что со стороны государства защиты ждать не приходится: «Преступники ждут нас везде. Когда мы бегаем в парке. Когда мы возвращаемся домой с работы по вечерам. Когда мы ждём автобуса. Мы не в безопасности, потому что вы нас не защищаете. Потому что вы отказываетесь защищать границы наших стран», — заявляют героини клипа.

Но вернёмся к началу первого сюжета («Меня зовут Миа. Меня зарезали в Канделе»). Возникновение движения «120 Dezibel» — явилось ответной реакцией немецкого общества на это зверское преступление.

В конце 2017 года название 8,5-тысячного городка Кандель в федеральной земле Рейнланд-Пфальц стало известно всей Германии. Днём 27 декабря в здешнем галантерейном магазине афганский юноша по имени Абдул кухонным ножом с 20-сантиметровым лезвием нанёс несколько проникающих ранений 15-летней немке по имени Миа. Напавшего тут же скрутили находившиеся в магазине покупатели-мужчины и передали полиции. К пострадавшей вызвали «скорую», которая доставила её в больницу, но в ходе операции девушка скончалась.

Как теперь известно, в Германию Абдул прибыл в апреле 2016 года один, без сопровождающих и без документов, удостоверяющих его личность. Осенью 2017 года он познакомился с Мией, с которой встречался до начала декабря, когда она сказала ему, что больше не желает поддерживать с ним отношения и попросила оставить её в покое.

Взращённый в традициях мусульманского фундаментализма, Абдул такого «поворота от ворот» не принял и стал преследовать девушку — выслеживал её, звонил по телефону, забрасывал угрожающими сообщениями в социальной сети, чем довёл до того, что она пожаловалась родителям, а те заявили о происходящем в полицию. Там к их заявлению отнеслись достаточно серьёзно: на утро 27 декабря Абдул был вызван в местный участок для проведения с ним профилактической беседы. В назначенное время он явился, с ним внушительно побеседовали, однако, как следует из дальнейшего развития событий, реакция юного фундаменталиста на эту беседу была прямо противоположной эффекту, ожидаемому полицейскими. Из участка афганец отправился в хозяйственный магазин, прикупил там кухонный нож с узким жёстким лезвием и отправился на поиски неверной, осмелившейся не только отвергнуть его ухаживания, но и пожаловаться на него в полицию.

Убийство Мии всколыхнуло весь городок. Масла (если не бензина) в огонь распалившихся страстей подлило сообщение о возрасте арестованного Абдула. Как стало известно горожанам, по документам, составленным с его слов (ведь в Германию он проник без всяких официальных бумаг), ему всего 15 лет. Но увидев его фото (а оно мигом облетело все местные СМИ), любой человек, даже весьма далёкий от медицины, изумится: «Это — пятнадцатилетний? Да ему лет двадцать, как минимум!»

Взметнувшуюся волну народного гнева тут же «оседлали» видные политики. Спикер фракции христианских демократов в Бундестаге Стефан Майер и его коллега от фракции социал-демократов Буркхард Лишка дружно заговорили о необходимости введения обязательной процедуры определения по медицинским показаниям возраста беженцев, голословно заявляющих о своём несовершеннолетии. И вот тут я возвращаюсь к тому фрагменту видеоклипа дивжения «120 Dezibel», где говорится, что «власти не уделяют должного внимания проверке мигрантов».

На сегодняшний день в Германии находятся десятки тысяч молодых беженцев, прибывших в страну без всяких документов. При их регистрации все установочные данные чиновники немецких ведомств записывают со слов регистрируемых. А те во многих случаях занижают свой подлинный возраст, называясь несовершеннолетними. Делается это по двум причинам. Во-первых, на содержание несовершеннолетнего — будь то беженец или местный житель — щедрая германская казна выделяет почти втрое больше средств, чем на взрослого (около 1500 евро в месяц против 587 евро). И во-вторых (а возможно, это и главное), в случае привлечения к уголовной ответственности, эти якобы несовершеннолетки проходят по статьям не «взрослого», а ювенального законодательства, предусматривающего максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 10 лет, независимо от тяжести совершённого преступления. То есть, зарежь Абдул не одну несчастную Мию, а вырежь он хоть весь Кандель — через 10 лет свобода ему гарантирована!

В ответ на инициативы Майера и Лишки глава фракции «Альтернатива для Германии» (АдГ) в Бундестаге Алиса Вайдель, напомнив, что «наша партия требует введения такой процедуры уже два года», обвинила Федеральное правительство «в провале по всем линиям».

Своего рода черту под этой дискуссией подвёл видный немецкий юрист Август Ханнинг, занимавший с 1998 по 2005 год пост президента Федеральной разведывательной службы (BND), а с 2005 по 2009 возглавлявший МВД Германии:

«Интересно, как долго мы сможем обходиться без серьёзных социальных потрясений, — цитирует Ханнинга влиятельная газета Die Welt в статье, красноречиво озаглавленной „Zum großen Teil wissen wir nicht, wer sie sind“ („По большей части мы не знаем, кто они“). — Границы всё ещё открыты для всех, кто ищет убежища. Каждый месяц к нам приходит около 15 тысяч мигрантов, о многих из которых мы не знаем, ни кто они такие, ни есть ли у них криминальное или террористическое прошлое. С точки зрения безопасности, позволить такой массе людей въезжать в страну без контроля их личности — вопиющая некомпетентность. Существует неразрывная связь между внутренней безопасностью и эффективным контролем внешних границ. Большое количество террористических атак показывает, насколько напряжена ситуация в Германии. Наша архитектура безопасности нуждается в срочном улучшении».

Как подчёркивает Die Welt, «всё то же самое Август Ханнинг говорил ещё в 2015 году, предостерегая об опасностях неконтролируемого притока беженцев. Тогда же он представил правительству и свой план из 10 пунктов. Теперь экс-президент разведки подводит горький итог».

Имеется ли свой такой план у федеральных властей — и в первую очередь, у канцлера Ангелы Меркель? Или, по Ханнингу, к действиям её побудят лишь социальные потрясения?

Как гласит известная русская пословица, пока гром не грянет, мужик не перекрестится. Да, пока что гром в Германии не грянул. Но его раскаты уже отчётливо слышны.

Земельный Союз женщин проводит митинги и демонстрации протеста против миграционной политики земельных и федеральных властей. Но власти усматривают в этих протестных акциях «руку» АдГ, а Союз женщин называют «сомнительной организацией».

Аналогично отношение властей и к движению «120 Dezibel». Если в социальных сетях многие отнеслись к нему положительно, то проправительственные СМИ заявляют, что «это движение не о сексуальном насилии, а об этносексизме. Оно не защищает права женщин, а нормализует предрассудки и ненависть по отношению к мужчинам-беженцам и чернокожим».

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

437

Похожие новости
18 октября 2018, 14:31
18 октября 2018, 14:30
18 октября 2018, 16:30
18 октября 2018, 16:30
18 октября 2018, 13:15
18 октября 2018, 14:31

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
15 октября 2018, 12:30
13 октября 2018, 11:15
13 октября 2018, 16:15
13 октября 2018, 15:15
12 октября 2018, 17:15
16 октября 2018, 18:30
16 октября 2018, 02:00

Интересное на сайте
08 мая 2011, 16:24
13 мая 2011, 16:08
15 марта 2012, 15:34
08 февраля 2010, 12:06
01 марта 2011, 15:10
06 февраля 2010, 17:37
12 декабря 2012, 10:41