Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Гендер в США и мире: почему Ганди, Бхутто, Меркель, Мэй, но не Клинтон

На днях американский информационный ресурс Huffington Post опубликовал комментарий к избранию нового президента США Дональда Трампа, сопроводив его следующими словами: «Кошмар — президент Трамп. Америка избрала человека, который сказал „Хватайте их за.!“, вместо первой женщины, которая могла бы стать президентом». В последнем случае ситуация действительно выглядела бы для Соединенных Штатов новаторской в культурном плане. Ведь избранному в 2008 и 2012 годах чернокожему президенту, что еще во времена его — Барака Обамы детства для страны с ее расовой сегрегацией выглядело бы совсем невероятным, наследовала бы первая в американской истории женщина-президент.

Здесь уместно вспомнить, что именно в США вместе с Великобританией на рубеже ХIХ и ХХ веков стартовало движение суфражисток, боровшихся за предоставление женщинам гражданских избирательных прав. Американские суфражистки пикетировали Белый дом с требованием предоставления гражданских прав женщинам. В итоге гражданские права женщинам были предоставлены, но до сих пор сам Белый дом так и не взят женщиной-президентом. В этой связи возможное избрание Хиллари Клинтон президентом США венчало бы деятельность американских суфражисток начала прошлого века. Ведь именно в странах англо-саксонского мира впервые в человеческой истории женщинам была предоставлена возможность активно участвовать в политической деятельности гражданского общества. Так, первыми избирательное право получили женщины в Новой Зеландии в 1893 году. Потом гражданские права получили женщины в других странах англо-саксонского мира: в Австралии — в 1902 году, в Канаде — в 1919 году, в США — в 1920 году, в Великобритании — в 1928 году. В этом плане вершиной реализации избирательного права для женщин становится их избрание на высшие государственные посты в исполнительной власти — на должности президентов и премьер-министров. К настоящему моменту в новейшую эпоху более, чем в 70-ти странах мира женщины достигали этих высоких постов посредством тех или иных, формальных или действительных избирательных процедур. Но не в США.

Американские суфражистки пикетируют Белый дом с требованием предоставления гражданских прав женщинам, 1917 год. Иллюстрация: Википедия

В минувший вторник Хиллари Клинтон подошла ближе к этой вершине — высшему выборному государственному посту в Соединенных Штатах, чем любая другая американская женщина, но, тем не менее, не смогла достичь его. Помимо конкретных политических обстоятельств, очевидно, что она столкнулась и с неким культурным барьером, который Хиллари Клинтон не удалось преодолеть, несмотря на то, что гендерный фактор активно использовался во время прошедшей в США избирательной кампании в позитивном для нее и негативном для ее соперника ключе. Сейчас американские культурологи задаются вопросом и пытаются ответить на вопрос, почему Соединенные Штаты все-таки оказались устойчивыми против избрания женщины на пост главы государства.

Интересно, что первыми в новейшей истории преодолели гендерный барьер и достигли верховной государственной власти женщины из новых государств, связанных предшествующей культурой, пусть в ее колониальном преломлении, с Великобританией, т. е. страной англо-саксонской культуры — из Шри-Ланки и Индии. Речь идет о премьер-министре Цейлона (Шри-Ланки) Сиримаво Бандаранаике (1960−1965, 1970−1977, 1994−2000) и премьер-министре Индии Индире Ганди (1966—1977, 1980—1984). В этот же культурный ряд следует поставить, пусть это и человек другого поколения, но из того же региона, премьер-министра Пакистана Беназир Бхутто (1988−1990, 1993−1996). Бхутто примечательна тем, что она стала первой женщиной, достигшей верховного государственного поста в стране мусульманского мира. Кроме того, Бхутто еще и стала самой молодой женщиной на верховном посту, получив премьерство в возрасте 35-ти лет.

В карьере всех этих женщин премьер-министров стран одного региона есть нечто общее — это, разумеется, патриархальное начало. Все они выдвинулись в высшую политическую сферу посредством или своих отцов — Ганди дочь премьер-министра Индии Джавахарлала Неру, Бхутто — дочь президента и премьера Пакистана Зульфикара Али Бхутто или в случае с Бандаранаике — ее мужа, убитого религиозным и национальным фанатиком премьер-министра Цейлона Соломона Бандаранаике. Первая в мире женщина премьер-министр Бандаранаике оказалась в свою очередь матерью женщины-премьера и президента Шри-Ланки Чандрики Кумаратунга (1994−2005). Здесь следует заметить, что, в первую очередь, сделка клановых элит с опорой на авторитет, а не прямые выборы открыли всем этим женщинам путь к верховной власти в постколониальных государствах, — по форме демократических, но авторитарных или традиционных по своей сути.

Однако и в случае с Индирой Ганди, и Беназир Бхуто следует отметить очень важный культурный штрих, отсылающий к англо-саксонскому миру с его развивающейся гендерной культурой: Ганди закончила колледж в Оксфорде, Великобритания, а Бхуто — опять же Оксфорд, а еще и Гарвард в США. Бандаранаике, буддистка по вероисповеданию, получила образование в католической школе в Коломбо.

Что касается прочих континентов, то только в 2011 году в Африке впервые главой государства была избрана женщина. Это президент Либерии Эллен Джонсон-Серлиф. Тогда же она получила Нобелевскую премию мира за свою деятельность по преодолению гражданской войны в этой стране.

В Европе гендерный барьер верховной власти первой взяла в 1979 году британка Маргарет Тэтчер (премьер-министр Великобритании 1979−1990). На своем посту первая в Европе (а Британия не совсем Европа) женщина премьер-министр проявила именно неженскую твердость, когда противостояла требованиям своих трудящихся, громила Аргентину на Фолклендах, и жестокость — когда холодно смотрела на то, как ирландские активисты умирают в тюрьмах во время своей голодовки-протеста.

За Тэтчер и Великобританией в Европе последовали щедрой россыпью женщины главы государств и правительств: в Исландии в 1980 году, Норвегии в 1981 году, на Мальте в 1982 году, Литве и Ирландии в 1990 году, Франции в 1991 году, Польше в 1992 году, Швейцарии и Латвии в 1999 году, Финляндии в 2000 году, Македонии в 2004 году, Украине и Германии в 2005 году, Хорватии в 2009 году, Словакии в 2010 году и Дании в 2011 году. В настоящий момент женщины управляют двумя самыми сильными европейскими государствами: Ангела Меркель в Германии, а Тереза Мэй в Великобритании.

В случае с Европой культурологи указывают на социально-экономический аспект европейских демократий, который способствует выдвижению на верховный управляющий пост в социальном государстве женщин. Подсознательно женщины на верховном посту по управлению социальным государством рассматриваются обществом в качестве «национальных матерей», занятых общественным и государственным попечением гражданских обществ «национальных детей». В отличие от подобной роли у европейцев, президент Соединенных Штатов в культурном плане рассматривается американским обществом в первую очередь как «главнокомандующий», а сама Америка — в роли либо глобального полицейского, либо в более широком плане — «хранителя мира» Pax America. Очевидно, что подсознательно американское общество еще не готово видеть в подобном качестве на верховном государственном посту женщину. Быть «любимым» — мало для «главнокомандующего». Он должен быть жестким и сильным. В этом отношении репликой на выборный гендер следует рассматривать возможное назначение Трампом женщины на пост главы Пентагона. Это своего рода культурная насмешка — ведь «верховным главнокомандующим» все равно останется «сексист» Трамп.

Институт американского президентства в культурном плане рассматривается американским обществом, как «мужское учреждение», которое в силу традиции и истории не совсем подходит для женщин. В этой связи для американской политической культуры весьма типичен институт первой леди государства, которому в гендерном плане отведена роль сотрудника общественного попечения. Так, например, Элеонора Рузвельт после смерти своего мужа президента послужила США в качестве их первого посланника в ООН. Lady Bird Джонсон — супруга президента Линдона Джонсона по убытию из Белого дома всю оставшуюся жизнь выступала за благоустройство городов, автомобильных дорог и сохранение природных ресурсов. Бетти Форд помогала создавать центры для лечения страдающих от алкоголизма и наркомании. Лора Буш стала почетным послом Десятилетия грамотности ООН и т. д. Вот только одна Хиллари Клинтон дерзнула покинуть предписанную ей подобной традицией роль «первой леди», за что и поплатилась 8 ноября 2016 года. В связи с подобным опытом сейчас в американских СМИ активно идут комментарии на тему, почему Мишель Обама вряд ли будет баллотироваться на пост президента США.

Хиллари Клинтон в своей избирательной кампании попыталась идти против американской культурной традиции. Она представила себя местному обществу в образе «национальной бабушки» в Белом доме. Но не то, что базовые, а и мультикультурные группы, относящиеся к меньшинствам, как показали прошедшие выборы, не поверили в эту роль Хиллари Клинтон. Правда, при этом гражданское общество и не голосовало против нее, как женщины. Культурный выбор внешне оказался неявным и размытым, но тем не менее, он был сделан и, разумеется, не в пользу Клинтон. Вместо «национальной бабушки» в Белом доме, Хиллари определили роль «бабушки семейства» Клинтон.

Весьма характерно для политической культуры США, что американские женщин, получив активное избирательное право, не сразу получили право пассивное. Даже после ратификации в 1920 году 19-й поправки к Конституции США — «Право голоса граждан Соединенных Штатов не должно отрицаться или ограничиваться Соединенными Штатами или каким-либо штатом по признаку пола. Конгресс имеет право обеспечить исполнение настоящей поправки принятием соответствующего законодательства», т. е. после предоставления женщинам права голоса, некоторые штаты по-прежнему ограничили их пассивное право быть избранными. Например, в штате Оклахома до 1942 года существовал запрет на избрание женщин на исполнительные должности. Специалисты по гендерной проблематике в США по-прежнему отмечают незначительное присутствие женщин не только в верховном управлении государством на федеральном уровне и на уровне штатов, а также в руководстве корпораций, но и внизу — в общественных советах школ и образовательных округов. На уровне общественной психологии у самих американских женщин существует внутренний барьер для участия в избирательных кампаниях, которые, как все знают, пожирают массу времени и средств. Кроме того, настроенные на семью и приватную жизнь американские женщины опасаются оказаться и под пристальным и беспощадным вниманием СМИ.

В итоге на настоящий момент США занимают 97-е место среди 193 стран в миру по процентному соотношению женщин среди законодателей в нижней палате Конгресса. А из имеющихся в наличии ста сенаторов только двадцать — женщины. Среди пятидесяти губернаторов только шесть — женщины.

Правда, американскому гендерному подходу к кадрам в политике и экономике в мире противостоит и противоположная крайность, когда вводятся обязательные женские квоты среди законодателей и в прочих сферах. Так, например, Руанда в 2003 году ввела у себя посредством своей Конституции гендерную женскую квоту для своих парламентариев, равную 30%. В итоге в настоящее время две трети мест в парламенте Руанды занимают женщины. Да, да, это та самая Руанда, которая стала известна миру в 1994 году своим геноцидом. Теперь она демонстрирует самый высокий гендерный процент среди законодателей во всем мире. В среднем же, по данным Организации Объединенных Наций, на июнь 2016 года только 22,8% парламентариев мира составляют женщины. Правда, два десятилетия назад этот показатель равнялся 11,3%. Определенные подвижки очевидны. Но из 193 государств-членов ООН высшие государственные посты занимают женщины только в 18 государствах. Подобная статистика демонстрирует, что высшие исполнительные посты по-прежнему трудно достижимы для женщин. И последний случай с Хиллари Клинтон в США лишь подтвердил означенную статистику.

В прошедшей кампании противники Трампа пытались использовать гендер против него по полной программе. Трампа обвинили в сексизме — сексуальных посягательствах в отношение сонма неких женщин, впрочем, без очевидных побед, в грубости и циничных рассуждениях в адрес женщин — конкретно по отношению к Miss Piggy, победившей на «конкурсе красоты», организованном Трампом.

В «круг Трампа» к женоненавистникам гендерные публицисты относят всех тех, кого назначили на роль противников глобализации: президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с одним его высказыванием в адрес бездетных турецких женщин, президента Филиппин Родриго Дутерте с одной его шуткой об изнасиловании и даже президента РФ Владимира Путина с его историей «запугивания» госпожи Меркель лабрадором Кони в резиденции в Сочи.

Разумеется, у гендерного подхода к политике есть и оборотная сторона, которую сумела выразить другая знаменитая на своем посту женщина-премьер Израиля — Голда Меир. Она как-то заметила: «Женское освобождение является благоглупостью. Именно мужчины находятся в дискриминируемом положении. Ведь они не могут рожать детей». Очевидно, что на прошедших выборах в США американские граждане, голосовавшие за Трампа, исходили из этой простой повседневной установки, когда они отринули столь настойчиво навязываемый им гендер.

Аналитическая редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

162

Похожие новости
05 декабря 2016, 22:15
05 декабря 2016, 18:31
05 декабря 2016, 18:31
05 декабря 2016, 12:30
05 декабря 2016, 14:32
05 декабря 2016, 20:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Комментарии
 

Популярные новости
29 ноября 2016, 17:00
30 ноября 2016, 02:00
02 декабря 2016, 21:00
30 ноября 2016, 15:00
04 декабря 2016, 21:15
01 декабря 2016, 21:00
29 ноября 2016, 18:30

Интересное на сайте
28 января 2014, 16:31
02 ноября 2011, 15:09
06 февраля 2010, 17:37
21 сентября 2012, 10:07
09 ноября 2012, 10:50
05 марта 2012, 12:57
17 мая 2011, 11:31