Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Фашизм и нацизм равно либерализм

 

Память истории против немецкого реваншизма и либерального предательства

Автор – Владимир Павленко

Что общего у Калуги с восточногерманским Зулем и карельским Сандармохом?

Борьба за историческую память не останавливается ни на минуту, ибо смысловая агрессия против России с задачей подменить в умах и сердцах подрастающего поколения подлинные ценности неким суррогатным набором «примирения» с врагом и агрессором, продолжается.

В этой связи особого внимания заслуживают «калужский» и «карельский» эпизоды, которые ясно показывают, как смыкаются в этих подкопах под патриотизм и идентичность нашего народа внутренние и внешние фальсификаторы. И как различна, увы, приходится это признать, реакция на эти провокации со стороны российских чиновников и политиков.

Что больше всего возмущает в истории с подменой докладов российских студенток из Калужского государственного университета (КГУ) им. К.Э. Циолковского на праздновании Дня освобождения (8 мая) в немецком Зуле, что в федеральной земле Тюрингия, кстати, бывшая ГДР? Даже не самовольное редактирование не устроивших немецкую сторону текстов, которое и спровоцировало международный скандал с разрывом соглашения КГУ с НКО германо-российской дружбы в Тюрингии.

Германский реваншизм общеизвестен и очень часто маскируется якобы «независимой объективностью» так называемых «научных исследований». Вот пример из другой «оперы», не менее, если не более серьезной, чем школьное и вузовское образование:

«Очевидно, что при чуть более удачном стечении обстоятельств немецкие войска могли войти в Москву. Когда я говорю, что Третий рейх не мог выиграть войну в целом, я не имею в виду, что Германия была не в состоянии добиться успеха в военной кампании против СССР. Советский Союз с трудом выжил после немецкого нападения.

В 1941-1942 годах СССР был на грани краха. Но даже победа над СССР, даже распад централизованного руководства не означал бы конец войны в России. Мне кажется куда более вероятным, что боевые действия на оккупированной территории продолжились бы в децентрализованном варианте. Значительная масса немецких войск продолжали бы оставаться в России.

Кроме того, Германия даже в этом случае не смогла бы настолько успешно разграбить СССР, как это планировалось. Вообще, экономические выгоды от оккупации СССР постоянно оказывались значительно ниже немецких ожиданий. Это означает, что Германия, как я уже говорил, могла добиться успеха на данном военном плацдарме, однако это не предрешило бы исход войны – война с западными союзниками никуда бы не делась.

И хотя я говорю, что СССР был державой, которая сокрушила Германию, нельзя забывать, что США были лучшей гарантией невозможности глобальной победы Германии. Если бы Германия победила СССР, то война бы не закончилась. И атомная бомба, возможно, упала бы на Берлин».

Это – Берндт Вегнер, подполковник бундесвера, долгое время преподававший историю операций Второй мировой войны современным немецким офицерам в гамбургской военной академии. И этот материал, в котором нацистское политическое руководство и военное командование обвиняются в импровизации и отсутствии «плана Б» на случай провала блицкрига, а взгляды на войну Гитлера характеризуются как «более соврем