Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Евросоюз за 3 года до краха: «оставляем все, как есть» и идем к развалу?

25 марта 2017 года Европейский союз отметит 60-ю годовщину соглашения о своем основании — Римского договора об учреждении Европейского экономического сообщества. Ради празднования в Риме соберется саммит лидеров 27 государств-членов. В праздновании не будут принимать участие представители Великобритании. Британский премьер решила не портить праздник и подать официальное заявление о выходе из ЕС сразу же после него.

Считается, что в настоящее время ЕС накануне своего юбилея погружен в глубокий экзистенциальный кризис. Будущее объединения в его нынешнем виде остается под большим вопросом. Проблемы, стоящие перед Евросоюзом, не подают признаков ослабления. Наиболее острые из них — хроническая безработица, продолжающийся кризис евро, кризис суверенных долгов, рост популистских движений, миграционный кризис и связанная с ним вспышка терроризма. Экономика и финансы ЕС страдают от длительной стагнации, последовавшей после кризиса 2008—2009 годов. Бюджетная политика государств-членов строго ограничена определенными ЕС нормами. В Италии, где пройдет празднование юбилея ЕС, впервые с принятия единой валюты евро наблюдается нулевой экономический рост. Ситуация во Франции и Испании не многим лучше. Молодежная безработица во Франции превышает 26%, а в Испании и Италии — около 40%. Из Греции после 2008 года эмигрировали более 400 тыс. молодых греков. Национальные избирательные кампании стали сотрясаться участием популистских партий и их политиков. Правые консервативные националисты пришли к власти в Венгрии и Польше. Они позволяют себе беспрепятственно попирать «ценности» Евросоюза. Нападки на них увеличивают рознь в Евросоюзе. Самым сильным ударом для ЕС стал объявленный выход Великобритании. Он ослабляет Евросоюз. Brexit ведет к потере ЕС пятой по величине экономики в мире и второго крупнейшего вкладчика-инвестора в общий евросоюзный бюджет. Последнее обстоятельство ослабляет скрепы между Старой и Новой Европой, поскольку дотации центрально-европейцам и прибалтам должны быть уменьшены.

Разнообразие социальных моделей в странах Европы и уровней потребления, определяемой внешним наблюдателем по формуле минимальной зарплаты в государстве-члене, затрудняет достижение согласия по поводу единства. Сейчас к юбилею Римского договора нынешние европейские руководители хвастаются, что в нынешнюю эпоху растущего в мире неравенства страны ЕС демонстрируют самый низкий в мире разрыв в уровне доходов. Но здесь они явно лукавят. Ведь разрыв между государствами Евросоюза по благосостоянию их граждан достигает кратных величин, что определяет слабость социальных систем государств внутренней периферии Евросоюза. В странах Центральной Европы трудящиеся задаются вопросом: почему за одну и ту же работу на одинаковых предприятиях они получают почасовую зарплату в € 4, а не € 20, как за рекой у соседей по Евросоюзу.

В Евросоюзе наметились трещины между Западом и Востоком, между Севером и Югом еврозоны. Взаимная неспособность предложить гражданам лучшее для Европы будущее исчерпывает европейскую мечту. Только каждый пятый европеец поддерживает идею передачи полномочий от национальных правительств Евросоюзу. Из-за нарастающих проблем в долгосрочной перспективе дальнейшее расширение ЕС не ожидается.

И потом главная системообразующая сила Евросоюза — США при новом своем президенте Дональде Трампе демонстрируют равнодушие к проблемам Евросоюза и к нему самому. США на последних двухсторонних на высшем уровне переговорах с Германией потребовали сокращения текущего для них дефицита в торговле, а также платы за предоставляемую военную безопасность. Похоже, что США при Трампе намерены строить отношения со своими европейскими союзниками на двусторонней основе и при игнорировании евросоюзного центра.

В Брюсселе, Берлине, Париже и т. д. постоянно ставится вопрос о необходимости реформ Евросоюза и серьезной перестройки европейских институтов. Главная проблема Евросоюза то, что нынешний уровень политической интеграции не соответствует достигнутому уровню экономической. Поэтому необходимо либо подтягивать уровень политической интеграции к уровню экономики с единым рынком и единой валютой, либо снижать от достигнутого уровня экономической интеграции, теряя при этом. Евросоюз нужно делать либо меньшим по размерам, но более глубоко интегрированным, либо с нынешним числом участников, но с более низким уровнем экономической и прочей интеграции. Последний вариант, например, предлагали британские консерваторы накануне Brexit. Их не стали слушать. Большую проблему составляет то, что Европа не смогла развить единую социальную модель, соответствующую уровню экономической интеграции.

Итак, Евросоюз нуждается в реформировании, чтобы сохраниться. Для начала необходимо наметить план реформ. Это уже сделано. 1 марта 2017 года председатель Жан-Клод Юнкер представил разработанную Еврокомиссией «Белую книгу будущего Европы» с подзаголовком «Размышления и сценарии для ЕС27 к 2025 году». Книга представляет собой основные положения для будущей политической дискуссии о реформировании ЕС. На основании предложенных в «Белой книге» пяти различных сценариев развития предлагается составить конкретный план реформ, который будет предложен европейским избирателям к моменту проведения выборов в Европейский парламент в июне 2019 года. Основные реформы Евросоюза должны состояться в период между 2017 и 2020 годами, т. е. в период между нынешними и следующими выборами во Франции и Германии. На все про все у европейцев есть три года.

Всего в «Белой книге» представлено пять различных сценариев реформирования ЕС:

— Сценарий первый. Продолжаем работать так, как сейчас. Действия идут по принципу вызов — ответ. Стоящие перед Евросоюзом приоритеты регулярно обновляются, а проблемы решаются по мере их возникновения. Соответствующим образом развертывается и новое евросоюзное законодательство;

— Сценарий второй. Сосредоточиваемся на развитии Единого рынка, а все остальное становится менее важным. Общее нормативное бремя снижается, а политическая интеграция становится менее важной;

— Сценарий третий. Те, кто хочет больше, делают больше, а остальные не мешают. На практике это сценарий т. н. «разноскоростной Европы»;

— Сценарий четвертый. Сосредоточиваем внимание на ограниченном числе областей, но работаем в этих сферах все вместе. ЕС27 активизирует свою работу в таких областях, как инновации, торговля, безопасность, миграция, управление границами и оборона;

— Сценарий пятый. Работаем вместе по максимальному кругу политических и прочих проблем.

Здесь сразу следует обговорить то обстоятельство, что при определении сценариев авторами «Белой книги» сделано желательное допущение, что 27 государств-членов «совместно продвигаются» вместе как Союз, т. е. участники союза договорятся, хотя бы по одному сценарию. Но обязательно договариваются. Претворение того или иного сценария потребует от них единства. Это означает, что по тому сценарию, который будет принят, необходимо сформировать консенсус. Однако последнее обстоятельство и находится под серьезным вопросом. А что если государства-члены не смогут договориться ни по одному сценарию? Ну, тогда остается сценарий № 1. Оставляем все, как есть, и идем к развалу. Очевидно, что в ситуации предлагаемого жесткого альтернативного выбора между сценариями, страны ЕС, почти наверняка, займут разные позиции по вопросу о будущем экономической и политической интеграции. Поэтому в «Белой книге» намеренно не определены юридические и институционные процессы, т. е форма реформирования. Это самое сложное.

Следующее важное обстоятельство. Предъявленные в «Белой книге» сценарии содержат в себе и оценочные комментарии, из которых следует, что одни сценарии, по мнению авторов, предпочтительнее для ЕС, а другие — нет. Например, сценарий № 2 — «Приоритет Единому рынку», т. е. в прошлом это британский вариант, явно нежелателен, с точки зрения авторов «Белой книги». Называются конкретные негативные последствия для единства ЕС. Так, например, общее нормативное бремя снизится. Возрастут различия в национальных стандартах. Способность действовать коллективно будет ограничена. Свободное передвижение людей и услуг не будет гарантировано в полном объеме. Единой политики миграции или убежища не будет. Очевидно, что для авторов «Белой книги» нежелателен и сценарий № 1 «Пусть идет, как идет» из-за дефицита реформистского пыла и по той причине, что процесс принятия решений останется медленным и осложненным спорами. Но вот сценарий № 5 «Максимальная политическая интеграция» явно видится идеальным авторам доклада, но очевидно неисполнимым — читателям. Тем не менее, было бы целесообразно обозначить здесь этот неисполнимый идеал, поскольку это то, к чему нужно стремиться ЕС, если он собирается не распадаться, а функционировать далее. Всего, по определению авторов «Белой книги», имеется пять евросоюзных сфер, нуждающихся в реформировании. Вот они: Общий рынок и торговля, Экономический и монетарный союз, Шенген, Миграция и безопасность, Внешняя политика и оборона, бюджет ЕС.

Идеальной ситуация с развитием интеграции в этих сферах представляется европейским чиновникам следующим образом:

— Общий рынок и торговля. Направляемая Брюсселем единая стандартизация продолжается и усиливается. Завершается формирование единого рынка в области энергетики, цифровых технологий и услуг. В торговой политике на международной арене ЕС действует как единое целое. Европейский парламент имеет последнее слово в международных торговых соглашениях;

Экономический и монетарный союз. Еврозона укрепляется. В еврозоне и государствах-членах, которые желают присоединиться к ней, координируются налоговая и социальная политика. Осуществляется европейский надзор за финансовыми услугами. Европейский механизм стабильности становится Европейским валютным фондом. Он находится под контролем Европейского парламента и берет на себя новые обязанности по поддержке Европейского инвестиционного банка в привлечении финансирования для стимулирования инвестиций по всей Европе;

— Шенген. Миграция и безопасность. Сотрудничество в вопросах безопасности государств-членов в рамках ЕС становится рутинным. Европейская пограничная и береговая охрана полностью берет на себя управление внешними границами Евросоюза. В ЕС проводится единая миграционная политика. Визовые заявки от иностранцев на посещение Европы обрабатываются в рамках одной единой сети;

— Внешняя политика и оборона. ЕС проводит единую внешнюю политику. В полной взаимодополняемости с НАТО создается Европейский оборонный союз. Граждане государств-членов, выезжающие за рубеж, получают консульскую защиту и помощь от посольств ЕС, которые в некоторых частях мира заменяют национальные посольства;

— Бюджет ЕС в значительной своей части начинает покрываться из евросоюзных источников. Бюджетная политика Евросоюза непосредственно связана с фискальной стабилизацией еврозоны.

При рассмотрении предложений «Белой книги» не трудно заметить, что обозначенный «идеальный вариант» для всего ЕС также подходит как «идеал» отдельно для еврозоны. Это то, к чему следует стремиться и Евросоюзу, и еврозоне.

Но все прекрасно понимают, что вариант более глубокой интеграции в стремлении к «идеалу» по установленной процедуре невозможно осуществить, поскольку потребуется невозможное — внесение существенных изменений в Лиссабонский договор. Но можно стремиться к идеалу через создание в рамках ЕС союзов с ограниченным числом участников для решения конкретных задач — военного союза, финансового надзора, регулирования миграционной политики — это сценарий 3 и частично 4. Сценарий о «разных скоростях» обеспечит большую гибкость при дальнейшей интеграции. Он позволит государствам-членам в рамках еврозоны развивать банковское регулирование и единую оборонную политику.

Бельгия, Нидерланды и Люксембург поддерживают такой подход Германии и Франции. Однако на прошедшем 9−10 марта саммите в Брюсселе представители Вышеградской четверки — Венгрии, Польши, Чехии и Словакии осудили концепцию «разных скоростей» как ведущую Евросоюз к расколу. На практике же они усматривают в ней стремление «ядра» Евросоюза самому определять политику в отношении дотаций через структурные фонды, миграционную политику и т. д., т. е. окончательно закрепить за «вышеградцами» статус европейцев второго сорта. Участники саммита из-за заявленной позиции «вышеградцев» официально как бы отказались от концепции «разных скоростей» в пользу существующего порядка, предполагающего «всестороннее взаимодействие». На практике же политику «разноскоростной» Европы можно будет продолжать без ее официального упоминания в доктринах ЕС.

Здесь следует обратить внимание на позицию относительно реформ Евросоюза вероятного нового президента Франции Эммануэля Макрона. Макрон полагает, что «разноскоростная Европа» уже давно стала реальностью и поэтому вопрос этот не нуждается в обсуждении и каком-либо рефлексировании. Это факт. Поэтому нужно действовать в рамках этой реальности. Далее Макрон высказывается за более глубокую интеграцию ЕС, но исключительно в рамках еврозоны. Ранее развитие еврозоны сдерживали британцы, сейчас — поляки. Но последние не имеют значимого веса и не могут воздействовать на еврозону, поскольку находятся вне нее. По предложению Макрона, еврозоне нужен общий министр финансов — т. е. министр финансов еврозоны, и постоянный глава Еврогруппы. Таким образом, выстраивание новых институтов в ЕС предполагается выстраивать не для всего его пространства. С точки зрения Макрона, в основу реформ должен быть положен принцип, что ни одно из государств не должно быть исключено из процесса интеграции, но также и то, что ни одно государство-член не могло мешать другим — т. е. речь идет как раз о сценарии № 3 из «Белой книги» Европейской комиссии. По Макрону, импульс на реформы в еврозоне должен исходить от Франции и Германии. Франция под управлением Макрона должна реформировать рынок труда и серьезно относиться к своему бюджету. Вместе с Германией Франция и должна снова стимулировать новый рост.

Таким образом, ключевое значение для реформирования ядра Евросоюза — еврозоны имеет Франция, поскольку именно эта страна в паре с Германией до сих пор обеспечивала поступательную интеграцию в Евросоюзе. В настоящее время именно неопределенная ситуация во Франции при Франсуа Олланде становится главным фактором разбалансировки в еврозоне.

Самым трудным в намеченной схеме реформ остается процесс принятия решения. В «Белой книге» выражение «быстрее выполнять то, что было согласовано коллективно» в разных вариациях встречается восемь раз, настолько очевидна проблема. Проводникам реформы Евросоюза, действующим в рамках еврозоны, необходимо преодолеть раскол в самой еврозоне. Однако очевидно, что согласование в рамках одной только еврозоны — 17 вместо 27-ми требует меньших усилий. Кроме того, все участники еврозоны заинтересованы в стабильности евро. В подобной ситуации грантам еврозоны — Германии и Франции будет легче использовать евро как рычаг для достижения консенсуса.

Теперь для выхода на начало реформ в еврозоне необходимо определить осуществляющие их ключевые фигуры. Это и намереваются сделать на выборах во Франции и Германии. Далее в реформированной еврозоне будут достигнуты такие институциональные условия, чтобы ни один популист не смог поколебать устои «европейского единства». Ну, это опять же… в идеале.

Европейская редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

301

Похожие новости
19 сентября 2017, 12:00
19 сентября 2017, 18:30
19 сентября 2017, 10:30
19 сентября 2017, 17:15
19 сентября 2017, 13:15
19 сентября 2017, 12:30

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
15 сентября 2017, 02:00
16 сентября 2017, 14:00
18 сентября 2017, 02:00
16 сентября 2017, 22:00
16 сентября 2017, 02:00
15 сентября 2017, 04:15
17 сентября 2017, 02:00

Интересное на сайте
21 февраля 2012, 10:22
17 мая 2011, 11:31
27 июля 2012, 16:20
22 августа 2012, 10:54
01 марта 2011, 15:10
27 декабря 2015, 17:51
08 февраля 2010, 12:06