Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Европа отрывает Россию от Китая, отведя ей незавидную роль

«Европе нужно активизировать сотрудничество с Россией, так как без нее невозможно решить целый ряд международных вопросов», — пишет в статье для газеты Frankfurter Allgemeine вице-президент бундестага, член Социал-демократической партии Германии Томас Опперман.- Единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока могло бы стать импульсом для Европы, что особенно актуально на фоне планов Китая по созданию нового Шёлкового пути.

Ослаблению напряженности между Россией и Германией, считает Опперман, может поспособствовать чемпионат мира по футболу, если представители стран встретятся в неформальной обстановке. Поэтому еще до начала турнира футбольная команда бундестага собирается провести матч с коллегами из российской Госдумы, отмечает депутат.

При этом Опперман пишет, что «не следует забывать о разногласиях с Москвой, в частности по украинскому конфликту, вопросу Крыма, ситуации в Сирии и „кибератакам“ российских хакеров на западные страны».

Ранее сопредседатель фракции Левой партии в бундестаге Сара Вагенкнехт заявляла, что сближение с Россией отвечает интересам Европы, так как это позволит обеспечить безопасность и добиться разоружения. Политик призвала покончить с «ледниковым периодом в отношениях с Москвой».

«Санкции в основном вредят европейским и немецким предприятиям. Так что в наших интересах их отменить», — сказала она.

Любопытно, что в Бундестаге вспомнили об идее, принадлежавшей изначально России — создании единого экономического пространства от Лиссабона до Камчатки. До печально известного майдана Москва всячески пыталась продвигать этот проект.

Теперь же, как видим, эта идея уже представляется представителю немецкой элиты, как некое противопоставление экономической экспансии Китая с его идеей нового Шёлкового пути. Это могло бы стать стимулом для развития Европы.

Возникает вопрос: насколько верен расхожий шаблон о том, что Россия и Европа не могут обойтись друг без друга? Ведь в истории был уже не один период, когда Россия в той или иной форме существовала практически изолировано от Западной Европы.

А сейчас с подачи Дональда Трампа в мире и вовсе разворачивается политика протекционизма, которая подразумевает значительное замыкание экономики на самой себе.

Можно ли говорить о том, что попытки Европы «задружиться» с Россией в пику с Китаем будут постепенно усиливаться?

— Действительно, сейчас в мире сталкиваются два проекта — имперский и глобалистский, — говорит экономист, директор фонда исторических исследований «Основание» Алексей Анпилогов. — Оба этих проекта подразумевают некое объединение государств, только на разной основе.

Европа достаточно долго верила в глобалистский проект и пыталась его развивать. По логике «просвещённых европейцев» все страны в той или иной степени должны быть интегрированы в единый мировой рынок. При этом создаются наднациональные структуры, в которые передаётся максимально возможная доля суверенитета. Евросоюз самая характерная модель для такой политики. Хотя вокруг Евросоюза в «нулевые» годы была попытка создать пояс из стран, которые были бы включены в европейский проект на второстепенных ролях. Такая роль отводилась и России. В частности, европейцы как раз понимали идею экономического пространства от Лиссабона до Камчатки в этом ключе. Подразумевалось, что Россия получит безвизовый статус, возможность выхода на европейские рынки капитала, участие в общем рынке труда (что для России почти неизбежно было чревато бесконечной «утечкой мозгов»). Это, как считали европейцы, должно было стать платой за то, что Россия оказалась бы включённой в европейский экономический кластер.

— А самой России такая роль выгодна?

— Сегодня, как мы уже говорили с вами, экономика страны или союза может быть передовой и высокотехнологичной, если на внутреннем рынке она аккумулирует не менее 300 миллионов человек. Россия с распадом СССР такой внутренний рынок потеряла. То есть имперский проект для неё оказался недоступен. Ей долго приходилось на вторых, а то и третьих ролях пытаться встроиться в глобалистский проект.

— Однако сейчас в мире всё больше признаков разочарования в глобалистском проекте.

— Да, бесспорно. Этот проект столкнулся с базовыми противоречиями. Унификация мировой экономики, политических и культурных особенностей разных цивилизаций не идёт так плавно и быстро, как хотелось бы глобалистам. Многие страны, которые пытались войти в глобалистский проект в роли младших партнёров, внезапно осознали, что они просто полуколонии. И в какой-то степени таковой была и Россия. Сейчас мы уже не хотим быть такой полуколонией. Но и своего экономического имперского проекта мы создать не в состоянии, по причине, как я уже говорил, недостаточно большого внутреннего рынка. В этом смысле, на мой взгляд, Россия упустила исторический шанс в 2014 году, когда имелась возможность оставить Украину в поле своего экономического притяжения. Это позволило бы успешно развиваться Евразийскому союзу. Теперь же мы в ЕАЭС имеем в лучшем случае внутренний рынок примерно на 200 миллионов человек. Своего евразийского имперского проекта на этом не построишь.

Одновременно на Западе происходит постепенный поворот от глобализма к новой имперской идее, что подразумевает в большей степени замыкание на свой внутренний рынок.

И в Европе, и в США есть силы, которые работают против глобалистского проекта, что наглядно показал приход к власти Трампа.

— А каким путём в этом смысле идёт Китай?

— Изначально он был встроен в глобалистский проект, став просто его большой и дешёвой фабрикой. Сейчас же он пытается построить свой имперский проект. У него есть для этого все данные, начиная от огромного внутреннего рынка и заканчивая экономическим потенциалом. Отсюда их переориентация на внутренне потребление, плюс такие проекты, как новый Шёлковый путь.

 — И какова наша роль между нарождающимся имперским китайским проектом и ЕС или четвёртых рейхом, как его иногда называют?

— Ни европейский имперский проект, ни американский, ни даже китайский не подразумевает включение России на равноправных условиях. Мы нужны исключительно, как поставщики сырья и как гаранты транзита товаров из Азии в Европу и наоборот. И как раз высказывание немецкого депутата ярко демонстрирует, чего хочет европейская элита от РФ. Мы их интересуем именно как транзитная территория. И то только потому, что организовать транзит из Китая в Европу через Среднюю Азию, к примеру, ещё сложнее, чем через Россию.

— Так всё же к кому лучше «прислониться» России в таком случае?

— России остаётся только лавировать. Возможно, стоит присмотреться к опыту Финляндии, которая построила своё благополучие на том, что с советских времён успешно сотрудничала, как с СССР, так и с Западом.

— Протекционизм остаётся для нас важным инструментом развития экономики? Почему в таком случае Владимир Путин снова выступил за открытую мировую «экономику доверия» на Петербургском международном экономическом форуме?

— Для России всегда важен протекционизм. Поскольку наши производственные издержки выше, чем в том же Китае, по причине сурового климата. Кроме того, историческая практика показывает, что для стран, которые пытаются догнать развитые экономики мира (что Россия долго и безуспешно делает), протекционизм является обязательным условием. Свободная торговля выгодна только технологическим лидерам. Страны с сильной экономикой через неё открывают для себя рынки третьих стран, осуществляя экспансию.

Что касается заявленной на ПМЭФ «антитрамповской позиции» Путина, на словах выступающего против протекционизма, то, на мой взгляд, это не более чем игра на европейскую публику. Поскольку в Европе всё-таки преобладают глобалистские настроения среди элит. Попытка лавировать между центрами силы, о чём я говорил выше, вполне прослеживается в действиях президента России. Да, телезрителям у нас по-прежнему пытаются представить Россию, как возрождающуюся сверхдержаву. Однако до роли СССР в мире мы сейчас явно не дотягиваем. Как в экономике, так и в политике. Последние политические события показывают, что российский политический класс ищет некие противовесы США в попытках договориться с Европой. Поскольку, когда ЕС и США выступают единым фронтом против России, пространства для манёвра у нас вообще практически не остаётся.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

329

Похожие новости
22 июля 2018, 00:30
20 июля 2018, 23:45
22 июля 2018, 00:30
21 июля 2018, 07:45
21 июля 2018, 19:45
20 июля 2018, 19:16

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
17 июля 2018, 03:45
15 июля 2018, 11:45
16 июля 2018, 16:45
19 июля 2018, 14:00
15 июля 2018, 15:16
18 июля 2018, 07:16
17 июля 2018, 03:15

Интересное на сайте
27 июля 2012, 16:20
20 декабря 2010, 13:40
14 декабря 2010, 12:21
14 декабря 2010, 14:20
02 ноября 2011, 15:09
14 ноября 2012, 15:27
12 декабря 2012, 10:37