Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

«Если Россия не усилит присутствие на Балканах, Сербия станет колонией США»

В самом конце прошлого года сербская партия «Заветницы» провела в Белграде круглый стол, на котором представила свою платформу по Косово. Как считают эксперты, участвующие в выработке платформы, муниципалитеты на севере Косово, где проживают в основном сербы, должны объединиться в «Крепость Север» с центром в Косовской Митровице. По словам члена президиума партии «Заветницы» Милицы Джурджевич, «Крепость Север» должна стать «эпицентром всех государственных усилий, направленных на сохранение южного края Сербии». Также парламент Сербии должен сформулировать и принять стратегию по Косово и Метохии и возобновить работу министерства по вопросам КиМ.

В стратегии партии «Заветницы» по сохранению Косово с составе Сербии особые надежды возлагаются на присоединение России к переговорам Белграда и Приштины, что, в свою очередь, помогло бы вернуть обсуждение вопроса на уровень ООН. Присоединение к переговорам государств, уважающих сербские интересы, остановило бы попытки ЕС заставить Сербию без лишнего шума признать независимость Косово, считает Милица Джурджевич. В интервью EADaily она подробно рассказала о своём видении пути решения косовского вопроса и развития российско-сербского союзничества на Балканах.

Ожидаете ли Вы, что платформа вашей партии по Косово и Метохии будет представлена в предложении президента Сербии Александра Вучича по решению косовского вопроса, с которым он обещал выступить весной наступившего года?

Мы эту платформу представили общественности с целью предложить ее государству, так как она не является какой-то партийной прокламацией. Мы ее составили для того, чтобы она стала частью национальной стратегии по Косово и Метохии. В ней мы учли реальные возможности Сербии и существующее положение дел в Косово и Метохии, мы не выдвигали невыполнимых требований. Мы исходили из того, что Сербия реально может сделать сегодня, каким образом она сможет ответить на современные вызовы, как ей выстоять в этот сложный период перехода к многополярному миру, и, конечно, что она должна сделать для полного восстановления своего суверенитета.

Некоторые моменты, которые мы озвучили в своей платформе, уже повторили официальные лица Сербии. Прежде всего, тут я имею в виду наш призыв к Российской Федерации присоединиться к переговорам Белграда и Приштины, так как Приштина все чаще призывает США сделать то же самое. Надо отметить, что США и раньше опосредованно участвовали в переговорах, но Приштина теперь требует официального подключения Вашингтона к ним. Они стараются всеми доступными способами как можно скорее закончить переговоры о Косово, так как очень хорошо знают, что процесс признания независимости Косово приостановился, и единственная страна, которая может сегодня признать так называемое Косово — это Сербия. На карте мира уже не осталось государств, которые сделали бы что-то подобное. Даже более вероятно то, что некоторые из ранее признавших независимость Косово государств могут отозвать свое признание, чем-то, что список признавших его независимость мог бы увеличиться. Вашингтон и Приштина таким образом оказывают давление на Белград, и Сербия имеет законное право потребовать участия России в переговорах. Что-то подобное прозвучало в Москве во время последнего визита президента Сербии Александра Вучича, и мы это приветствуем. Но одновременно мы опасаемся, что все это может остаться только на словах. По нашему мнению, для Сербии важно и впредь настаивать на этом, потому что таким образом переговоры о Косово были бы подняты на международный уровень. Сербия в этом случае могла бы поднять ряд других тем, таких, как вопрос правовой обоснованности существования военной базы НАТО «Бондстил» или агрессии Североатлантического альянса против бывшей Югославии в 1999 году. Нельзя позволить, чтобы общественность молчала об этой агрессии, потому что все мы знаем, что она была незаконной. Существует и ряд других вопросов, таких, как военные преступления, торговля наркотиками и человеческими органами в Косово. В интересах Сербии поднять эти темы, и только участие Российской Федерации в переговорах может этому поспособствовать.

Второй тезис нашей платформы, который повторило сербское руководство, заключается в том, что обстоятельства меняются. Тем не менее, руководство страны пока не высказало свою позицию по поводу того, намерено ли оно сейчас достичь исторического соглашения с Приштиной, или продолжать откладывать этот момент. Потому что сегодня вся история вокруг Косово и Метохии сходится к пересмотру нашего отношения к процессу европейской интеграции. Нас беспокоит то, что в переговорах о присоединении Сербии к ЕС открыты две главы, реализация содержания которых напрямую повлечет за собой ревизию нашей внешней политики, которая должна соответствовать внешней политике Брюсселя. Для Сербии это означало бы аннулирование соглашения о свободной торговле с Россией и с Китаем, а потом и введение санкций против РФ. И все это ради присоединения к ненадежному проекту Евросоюза, который принесет Сербии один лишь вред.

Если уж мы говорим о сотрудничестве с Россией, каким Вы видите это сотрудничество, и в каких областях поддержка Москвы была бы особенно ценной для Сербии?

Прежде всего Сербия допустила большую ошибку, когда согласилась на перенос переговоров о статусе Косово и Метохии из ООН под эгиду Евросоюза. ЕС проявил себя как необъективный и очень пристрастный посредник, всегда находящийся на стороне Приштины. Если мы посмотрим, как проходили брюссельские переговоры до сегодняшнего дня, то увидим, что Сербия не выторговала для себя почти ничего. Мы за этим брюссельским столом лишь сдавали рычаги своей государственности и атрибуты суверенитета. Так что любое участие стран-союзниц, которые уважают территориальную целостность Сербии, можно только приветствовать. Особенно если вспомнить, что Российская Федерация воспрепятствовала полноправному приему Косово во все международные организации, в которых она располагала соответствующими возможностям — например, в ЮНЕСКО. Также на примере Республики Сербской Россия доказала, что защищает сербские интересы. Она использовала право вето, когда в ООН рассматривалась резолюция о Сребренице. Если бы эта резолюция прошла, сербский народ был бы заклеймен как виновный в геноциде. Мы видим, какие рычаги Россия использует (и использует без стеснения), когда решения принимаются в форматах с ее участием. Так как Россия не могла участвовать в переговорах под эгидой ЕС, нас принуждали к подписанию каких-то соглашений, которые не соответствуют нашей конституции или резолюции 1244 СБ ООН о Косово.

Какой момент является ключевым, когда речь идет об участии РФ в дальнейших переговорах? Для нас очень важно получить поддержку России в том, чтобы все будущие соглашения, которые будут рассматриваться, проходили через Генеральную ассамблею ООН. Это могло бы воспрепятствовать тому, чтобы невыгодные для Сербии решения принимались втихаря, на каком-то нижнем уровне.

Мы должны попросить РФ развернуть «дипломатическое наступление» и начать агитировать страны-кандидаты на вступление в БРИКС, которые уже признали независимость Косово, за то, чтобы они отозвали признание или хотя бы голосовали в пользу Сербии по вопросам членства Косово в ЮНЕСКО, Интерполе, и по ряду других тем, которые еще будут поставлены на повестку дня, когда речь идет о Косово. Россия это уже делала, особенно в рамках ЮНЕСКО, и мы за это ей очень благодарны. Мы организовали один митинг перед зданием посольства России в Белграде, на котором поблагодарили руководителей российского государства за то, что Печская патриархия все еще является частью сербского культурного достояния (Сербский монастырь Печская патриархия в городе Печ (Косово), основанный в XIII веке, зачислен в перечень объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО — EADaily). Боюсь, что без вмешательства России все закончилось бы для Сербии намного хуже. Пример Сирии показал, что Россия защищает своих союзников и готова помогать им бороться до победы. Для нас очень важно наладить сотрудничество с Россией в сфере безопасности, получить ее помощь в укреплении армии на случай какой-либо эскалации конфликта. Мы все знаем, насколько Россия важный союзник для Сербии, но мне кажется, что и официальные лица РФ также очень хорошо знают, насколько Балканы важны для самой России. Сербия в новой политической истории в некотором смысле настрадалась из-за своего русофильства. Она всегда была надежным партнером России, в отличие от Болгарии. Мы в 1999 году купили немного времени для России и дали ей немного больше пространства развернуться и подняться, так как США сфокусировались на нас. Я уверена, что русские об этом знают и что они помогут нам сейчас.

Вы сказали, что Россия не бросает своих союзников. Каким вы видите этот союз Сербии и России? Должна ли Сербия для этого союза скорректировать свою государственную политику — имеется в виду прежде всего курс на сближение с ЕС. Ведь мы знаем, в каких отношениях сегодня Россия и Евросоюз.

«Заветницы» — евроскептики. Мы считаем, что Сербия как минимум должна пересмотреть условия европейской интеграции. Они Сербии не приносят ровным счетом ничего, это путь без конца, мощёный ультиматумами и шантажом. Сегодня от нас требуют признать так называемое Косово, требуют, чтобы мы «нормализовали отношения» с частью собственной территории. Завтра потребуют разграничения с Боснией и Герцеговиной и Хорватией — конечно, в ущерб нашим интересам. Не говоря уже об экономическом хаосе, в котором пребывает ЕС. Особенно подчеркиваю требование привести нашу внешнюю политику в соответствие с линией ЕС, что означает введение санкций против РФ. У Сербии есть пространство, чтобы не допустить для себя чего-либо подобного. Она может соблюдать военный нейтралитет и опираться на сотрудничество в РФ и Китаем и в военной, и в экономической сфере. Наша власть поддерживает углубление военно-технического сотрудничества с этими двумя странами, но при этом осуждает открытие тех глав в переговорах по присоединению к ЕС, которые могут перечеркнуть все достигнутое.

Россия в Сирии защищала прежде всего собственные интересы. Она не действовала эмоционально и не вмешивалась в конфликт только из-за страданий сирийского народа. То, что пережил народ Сирии, просто ужасающе, и мы в Сербии очень сочувствуем ему, так как и сами проходили через что-то подобное в 1999 году. Но основным мотивом для вмешательства в военный конфликт для России была борьба с терроризмом у его истоков. Россия помешала США превратить Сирию в очередную свою колонию. Я убеждена, что для России также важно не допустить превращения Сербии в очередную американскую колонию. Серьезные эксперты, которые занимались геостратегией как в прошлом, так и в наше время, утверждают, что Запад должен завладеть Балканами, если хочет завладеть Россией. А чтобы завладеть Балканами, надо захватить Сербию. Такие страны, как Македония, Черногория или Хорватия уже являются членами НАТО или претендуют на членство в альянсе. Они находятся под сильным влиянием США и не проводят суверенную политику. Сербия осталась единственной плотиной на этом пути и единственным надежным партнером РФ на Балканах, и в интересах России, чтобы это так и осталось.

Мы видели, как развивался черногорский сценарий, когда вопреки воле народа страна вступила в НАТО. Мы в Сербии проводили кампанию против НАТО под названием «Сербия — никогда в НАТО». Согласно нашему анализу, более 80% граждан Сербии категорически против интеграции страны в альянс. Это значит, что, в отличие от США, Россия может не открывать здесь неправительственные организации и центры ради изменения сербского сознания. Наше сознание, наша историческая память и наши интересы полностью совпадают с российскими, и наш союз — это что-то естественное.

Ваши слова о том, что Запад, если он желает завладеть Россией, сначала должен завладеть Балканами, напомнили мне недавно озвученную идею о том, что Сербия должна разместить на своей территории российскую военную базу. Насколько это реально, если мы знаем, что Сербия со всех сторон окружена странами НАТО? Так как вы говорили о военном сотрудничестве, может быть, ваши эксперты уже анализировали возможность открытия российского военного объекта?

Когда в сербской истории возникла идея объединения южнославянских народов, которую мы сегодня можем обсуждать и оценивать с точки зрения полезности, две трети территории, где проживали эти народы, были оккупированы. Но это не остановило идеологов этой концепции — они продолжили работать над ней и готовить почву для осуществления этой идеи. Это должно стать для нас примером для подражания: так мы должны отнестись к факту присутствия НАТО в регионе. Мы должны иметь в виду, что уже существует база НАТО на территории Сербии, это «Бондстил» в Косово и Метохии. Если Сербия — нейтральная в военном отношении страна, а ее парламент принял об этом соответствующую резолюцию, она может потребовать уравновесить силы с помощью появления российской базы на своей территории. Конечно, вряд ли наше руководство по ряду причин предложит что-то подобное. Но всегда есть эксперты, есть общественность, которая может поднять эту тему и на международном, и на внутреннем уровне, постепенно подготавливая условия для этого.

Мне кажется, что в российских интересах усилить присутствие в Сербии, будь это военная база или гуманитарный центр. Сербия два года тому назад подписала соглашение с НАТО в сфере логистики, по которому военные НАТО могут свободно передвигаться по всей ее территории, не подвергаясь при этом уголовному преследованию за возможные нарушения. Теперь нам отказывают в праве дать такой же иммунитет сотрудникам гуманитарного центра РФ в Нише. Они пытаются применить двойные стандарты — то, что распространяется на США, не распространяется на Россию. Таким образом Сербию хотят негласно ввести в НАТО. Мы можем пересмотреть это соглашение с НАТО и сказать, что оно противоречит конституции Сербии. Или сказать, что если уж мы дали это право одним, то дадим его и другим для равновесия.

Сегодня НАТО вступает в фазу турбулентности, внутренней стратегической шизофрении. Поэтому у нас намного больше возможностей противостоять альянсу политическими и дипломатическими средствами. Мы можем поставить под вопрос существование базы «Бондстил» в Косово. Сейчас это звучит как утопия. Но если постоянно повторять одну идею, если долго настаивать на ней, это, несомненно, даст плоды. Если Россия не усилит свое присутствие на Балканах, все Балканы и Сербия вместе с ними станет американской колонией. У нас нет выбора: или мы сохраним военный нейтралитет, или потеряем атрибуты государственности и утонем в шизофрении НАТО.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

771

Похожие новости
18 июля 2018, 23:45
18 июля 2018, 11:46
18 июля 2018, 15:45
18 июля 2018, 17:45
18 июля 2018, 17:16
18 июля 2018, 16:30

Выбор дня
19 июля 2018, 03:45
19 июля 2018, 08:45
19 июля 2018, 01:45
19 июля 2018, 03:45
19 июля 2018, 07:45

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
15 июля 2018, 01:15
15 июля 2018, 05:16
14 июля 2018, 17:16
13 июля 2018, 17:45
15 июля 2018, 09:16
15 июля 2018, 11:45
12 июля 2018, 13:45

Интересное на сайте
10 августа 2012, 16:11
27 июля 2012, 16:20
13 апреля 2013, 10:41
15 марта 2012, 15:34
13 мая 2011, 16:08
14 декабря 2013, 14:21
21 февраля 2012, 10:22