Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Эрдоган едет в Москву спасать Турцию от гуманитарной катастрофы

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган посетит Россию с однодневным рабочим визитом 27 августа. Об этом стало известно в минувшую пятницу, спустя несколько часов после того, как турецкий лидер провёл телефонный разговор с Владимиром Путиным. Ожидается, что главной темой очередного контакта России и Турции на высшем политическом уровне станет ситуация в сирийском Идлибе, где правительственные войска арабской республики ведут в эти дни успешное наступление против группировок боевиков-исламистов. В разговоре с Путиным 23 августа Эрдоган заявил, что наступление сил Башара Асада при поддержке Москвы вызвало «гуманитарный кризис и создало угрозу для национальной безопасности Турции».

Турецкие военные ранее категорически отказались покидать свой наблюдательный пункт в районе города Морек (провинция Хама), расположенного южнее города Хан-Шейхун, где сирийская армия 22 августа завершила масштабную операцию против боевиков террористической группировки «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра» — запрещена в России). В начале этой недели Турция попыталась направить подкрепление в указанный наблюдательный пункт, а также, по данным военной разведки Сирии, перебросить в зону боевых действий под Хан-Шейхуном дополнительные силы боевиков-исламистов. На пути к Мореку сирийская авиация нанесла удар по турецкой колонне, а также обстреляла район дислокации наблюдательного пункта № 8 ВС Турции в районе Маарет ан-Нуман на юго-востоке идлибской зоны деэскалации. Сирийские пилоты открыли огонь из крупнокалиберных пулемётов по расположению турецких наблюдателей в районе Сирман. В результате обстрела пострадавших нет, сообщили 22 августа в турецком военном командовании. Наблюдательный пункт № 8 расположен к северу от города Хан-Шейхун.

Эрдоган поспешил в Москву по вполне понятным причинам. За считанные дни южный фронт «непримиримых» и «умеренных» боевиков, которых Турция поддерживает, соответственно, напрямую в скрытом режиме, в районе Латамнинского выступа (на административной границе провинций Идлиб и Хама) полностью обрушился. Сирийская армия в течение двух суток, 22 и 23 августа, взяла под контроль опорные пункты террористической группировки «Джебхат Фатх аш-Шам», ведущей силы исламистского альянса «Хайят Тахрир аш-Шам» в районе городов Хан-Шейхун, Кафр-Зита и Морек. Все три города боевики покинули настолько спешно, что это стало большим сюрпризом для турецкого военно-политического руководства, полагавшего, что войскам Асада предстоят недели упорных боёв на юге Идлиба.

Судя по отрывочным сообщениям в исламистских аккаунтах социальных сетей, большая часть боевиков смогла выйти из Латамнинмского «котла». Из оставшихся часть сдалась армии, другая — спрятала оружие и превратилась в «мирных жителей». Остальные отошли к турецкому наблюдательному посту, расположенному юго-восточнее города Морек.

Конкретным поводом для экстренного звонка Эрдогана российскому президенту 23 августа стало попадание в окружение военных Турции на наблюдательном пункте № 9 в районе города Морек (север провинции Хама). Ранее в СМИ появились сообщения о проведении военными России и Турции интенсивных переговоров вокруг дальнейшей судьбы этого временного объекта, созданного согласно сочинским договорённостям двух стран от 17 сентября 2018 года. По данным осведомлённых источников, Дамаск выдвинул требование, чтобы турецкие солдаты и офицеры, несущие службу на наблюдетальном пункте, покинули его без оружия. Для Эрдогана подобное требование Асада заведомо неприемлемо. Отсюда обращение к Путину с просьбой подействовать на сирийского президента и умерить его условия.

При более масштабном взгляде на возникшие перед Турцией проблемы складывающаяся ситуация представляется весьма тревожной для Эрдогана. Турецкий лидер, безусловно, отдавал себе отчёт в том, что когда-нибудь то, что произошло в трёх из четырёх созданных ранее зонах деэскалаций, должно было произойти и в Идлибе — последней на сегодня из этих зон. Напомним, согласно договорённости стран-гарантов сирийского урегулирования (России, Турции и Ирана) от 4 мая 2017 года, в арабской республике появились четыре зоны деэскалации: в Восточной Гуте (пригород Дамаска), центральной провинции Хомс, в южных провинциях Кунейтра и Дераа, а также в Идлибе. В июле 2017 года создание юго-западной зоны деэскалации, соседствующей с Израилем и Иорданией, было подтверждено трёхсторонним соглашением России, США и Иордании.

К апрелю 2018 года регион «большой Идлиб» (провинции Идлиб и Хама, части провинций Алеппо и Латакия) остался в гордом одиночестве, так как вышеперечисленные другие участки «замирения» противников Дамаска были свёрнуты после эвакуации оттуда боевиков-исламистов с семьями. Причём эвакуировались, прежде всего, «непримиримые» борцы с «режимом Асада», и не куда-нибудь, а именно в Идлиб. Таким образом, этот регион на северо-западе Сирии стал своеобразным «накопителем» для остатков террористов в арабской республике из числа той их части, которая не относится к группировке ДАИШ («Исламское государство», ИГ, ИГИЛ ­ запрещена в России). И не только «накопителем», но и, по замыслу Турции, неким буфером между ней и сирийской армией.

Теперь этот буфер с обрушением южного фронта в «большом Идлибе» поставлен под большой вопрос. Вместе с тем в полный рост перед политическим и военным руководством Турции встал риск форсированного продвижения войск Асада по направлению к административному центру Идлиба. За этим к турецкой границе потянутся новые десятки тысяч беженцев, активизируется курдское подполье в регионе Африн (северо-запад провинции Алеппо), которое из соседнего района Тель-Рифаат в последние месяцы пытается навязать турецкой армии и опекаемым ею боевикам так называемого «Национального фронта освобождения» партизанскую войну в Африне.

Политические риски персонально для Эрдогана слишком велики. Турция окажется перед необходимостью эвакуации большей части из двенадцати ныне развёрнутых ею в «большом Идлибе» наблюдательных пунктов. Противостоять сирийской армии в одиночку, тем более при поддержке ВКС России и, возможно, подразделений Сил специальных операций РФ, которая, по утверждениям турецких государственных СМИ, оказывается в настоящее время на юге Идлиба, опекаемые Анкарой «умеренные» боевики не в состоянии. Тогда турецкой армии самой придётся держать линию обороны на подступах к своей границе, поддерживая тот самый буфер в дееспособном состоянии. Но это прямая дорога к вступлению в непосредственную войну с Дамаском. Притязания Эрдогана на часть сирийской территории в таком случае не поддержат даже решительные противники Асада в арабском мире. Россия и Иран не поддержат это не только на словах, но и конкретными действиями в защиту права сирийцев восстановить свою территориальную целостность. Эвакуироваться «непримиримым» и «умеренным» боевикам с семьями будет просто уже некуда, кроме как бежать на турецкую территорию. А это чревато переносом масштабного гуманитарного кризиса и даже новых очагов боевых действий (с участием курдских элементов) на территорию Турции.

Обвал всего фронта в северо-западной Сирии с высокой вероятностью дестабилизирует внутриполитическую ситуацию в Турции со всеми вытекающими для нынешнего правительства страны последствиями. Поэтому Эрдоган вынужден уже сейчас спасать будущее не только наблюдательного пункта № 9 в районе Морека, но и фактически всех южных районов Турции, сопредельных Сирии. Слишком большие политические инвестиции сделал лично Эрдоган в Сирии, чтобы оказаться перед реальной опасностью крайне болезненного для него поражения в соседней арабской республике.

Обособленность Идлиба от «режима Асада» давала турецкому лидеру серьёзные основания утверждать, что без Анкары ни один вопрос в северной Сирии решён быть не может. Получается, что может, и не только в северо-западной, но и в северо-восточной части САР, где Эрдогану ещё предстоят сложные развязки в отношениях с Соединёнными Штатами.

По всем признакам в ближайший вторник Путину и Эрдогану предстоит сложный разговор. Взаимная предрасположенность глав двух государств все последние годы войны в Сирии, даже в самые тяжёлые периоды двусторонних отношений, позволяла находить общие точки «сожительства» России и Турции в арабской республике. Теперь, по мере продвижения правительственных войск САР к центру Идлиба, у Москвы и Анкары сужается пространство для нахождения компромиссных развязок. Основная линия разделения, когда Россия поддерживает законное правительство Сирии и находится на её территории на тех же законных основаниях, а Турция как была, так и осталась в роли фактического агрессора, всё больше даёт о себе знать.

Ближневосточная редакция EADaily

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

557

Похожие новости
15 октября 2019, 12:00
14 октября 2019, 22:00
14 октября 2019, 16:00
15 октября 2019, 06:00
15 октября 2019, 01:30
15 октября 2019, 10:00

Выбор дня
15 октября 2019, 10:00
15 октября 2019, 08:00
15 октября 2019, 12:00
15 октября 2019, 01:30
15 октября 2019, 08:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
11 октября 2019, 20:00
12 октября 2019, 20:00
12 октября 2019, 02:00
13 октября 2019, 01:30
09 октября 2019, 23:30
13 октября 2019, 16:00
12 октября 2019, 23:30

Интересное на сайте
31 января 2013, 11:27
06 февраля 2010, 17:37
14 ноября 2012, 15:10
14 декабря 2010, 12:21
20 декабря 2010, 13:40
01 марта 2011, 15:10
28 апреля 2011, 16:31