Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Элите Москвы не нужен был Союз и социализм

В предыдущем материале я поделился с читателями «Русской планеты» сведениями, полученными от непосредственных свидетелей, о том, как руководство Китая повело себя, когда в 1989 году в стране имела место попытка совершения «цветной революции» с целью остановки процесса реформирования социализма и приведения к власти проамериканского режима.

В этом материале хочу на примере Литвы рассказать, как в то же историческое время в подобной ситуации действовало руководство советского государства. Всему этому сам был свидетелем.

Разведка митингом

23 августа 1988 года в 49-ую годовщину подписания пакта Молотова-Риббентропа посчастливилось присутствовать на переломном в истории Литвы событии. Движение в поддержку перестройки «саюдис» провело в Вильнюсе грандиозный митинг. Для маленькой Литвы собрать четверть миллиона человек – событие действительно грандиозное.

На митинге впервые непосредственно в Литве услышал тезисы, которые раньше слышал лишь по «Голосу Америки» или «Радио Свобода», вещавших и на литовском языке:

- Литва в результате преступного сговора фашизма и сталинизма лишились полученной в 1918 году из рук Ленина независимости.

- Оказавшись в составе СССР население подверглось бесчеловечным сталинским репрессиям, был истреблен цвет нации, истинные патриоты до сих пор мучаются в советских тюрьмах, сталинизм для Литвы - больший враг, чем гитлеризм.

- В составе СССР Литва прекратила свое развитие, социалистическая экономика нежизнеспособна, советская власть породила воровство, равнодушие, пьянство, другие пороки, от социализма страдает все население Литвы.

До поры до времени в самой Литве проповедовать такие тезисы было бесполезно. Подавляющая масса литовцев с таким взглядом на историю и на современность ни за что не согласилась бы. Люди старшего поколения помнили, как перед реальной угрозой оккупации со стороны гитлеровской Германии Литва видела спасение в Советском Союзе. Не только старшее поколение, но и молодежь послевоенной Литвы видела не только недостатки, но и то, как после войны на глазах восстанавливалась республика, как росла экономика, улучшалось благосостояние не какой-то привилегированной кучки капиталистов, а большинства людей.

Если организаторы митинга сочли возможным выступить с такими тезисами, значит по их подсчетам в 1990 году ситуация в Литве созрела. Оставалось только проверить расчеты, «разведать», готово ли население республики воспринять новые лозунги, перевернутые с ног на голову подходы к оценке истории и пойти за руководителями саюдиса. «Разведка митингом» - одна из целей его организаторов.

Действовали организаторы очень осторожно. На том митинге никто не говорил ни о «советской оккупации», ни о выходе из состава СССР или восстановлении независимости. Советский Союз назывался нормативными литовскими словами «Tarybų Sąjunga». В обращении большинства выступавших использовалось слово «товарищ». Транспаранты предостерегали от национализма.

«Разведка митингом» увенчалась полным успехом.Собравшиеся дружно поддержали отлично выступивших ораторов, в основном авторитетных и любимых знаменитостей Литвы, мастеров пера и слова, обладающих природным даром умело трогать душевные струны слушающих. В большинстве речей прозвучали самые сильные слова литовского языка о любви и ненависти, добре и зле, радости и горе, матерях и детях. Мои добрые и политически доверчивые земляки, которые так массово пришли на митинг, в тот день мне показались очень красивыми: единые в своей любви к хорошеющей Литве, в готовности без колебаний и рассуждений отдать все ради ее и своего будущего.

Собравшиеся были красивы даже в своей ненависти к «тем неназванным», кто, по словам ораторов, мешают трудолюбивым литовцам жить еще прекраснее, «как во всем цивилизованном мире».

Успех «разведки митингом» подтвердил и высокопоставленный американец, без огласки присутствовавший на митинге, наблюдавший за всем происходящим и все снимавший на пленку:

- Такого мероприятия, такого душевного настроя мне даже во сне не могло присниться!

Это слова гражданина США будущего президента Литвы Валдаса Адамкуса. Он «очень кстати» в августе 1988 года оказался в Вильнюсе и тихо наблюдал за происходящим в парке Вингис. Но в чей-то фотообъектив все-таки попал.

После так удачно проведенного митинга был сделан вывод, что литовцы готовы поддержать курс на выход республики из Советского Союза и на реставрацию буржуазных порядков. Был утвержден радикальный план подталкивания ситуации. Советский Союз был объявлен «оккупантом» Литвы, республику начали целенаправленно готовить к «борьбе за независимость».

Именно с этого действительно незабываемого, прекрасно организованного мероприятия начался вселенский обман литовского, советского народа, да и народов мира. Литва вступила в эпоху лжи. Сегодня у думающих людей нет сомнения, что под лозунгом «независимости» и борьбы против «оккупантов» Литву перетащили из одного союза в другой, из одних окопов глобального противоборства в другие, естественного союзника Литвы – Россию - превратили во врага. Под лозунгом обеспечения лучшей жизни «как во всех цивилизованных странах», литовцев лишили главных завоеваний социализма – социальной справедливости и уверенности в завтрашнем дне, произошла реставрация частной собственности богачей и обнищание основной массы населения.

Союзный центр «не видит» угрозы советскому государству

Сегодня уже практически ясна хронология продвижения Литвы по пути «независимости». Назову основные вехи.

США, несмотря на официальное признание Советского Союза в послевоенных границах, никогда не отказывались от политики непризнания добровольного вхождения Литвы в состав СССР, «про запас» содержали оказавшуюся там после поражения фашизма литовскую буржуазную элиту.

Еще в 1986 году президент США Рейган в Рейкьявике «закинул» Горбачеву вопрос, как там с восстановлением независимости республик Прибалтики? Генеральный секретарь ЦК КПСС, как истинный «демократ», ответил, что Союз дело добровольное, любая республика может выйти из состава СССР. Такое «согласие» немедленно стало известно эмигрантам в США, а через них и борцам с коммунизмом в самой Литве.

В 1988 году был создан саюдис, который под видом борьбы «за улучшение социализма» развернул исключительно грамотную пропагандистскую и организаторскую работу по подготовке населения к борьбе за «независимость». Саюдис, как и народные фронты в других республиках, работал с одобрения Москвы.

6 августа 1989 года в Швеции представители США и активисты саюдиса подписали «Коммуникат о восстановлении независимой Литвы». Я не слышал, чтобы союзный центр как-то прореагировал на эту декларацию.

2-3 декабря того же года на Мальте Михаил Горбачев подтвердил уже другому президенту США Бушу-старшему, что отпустит республики Прибалтики из СССР.

19-20 декабря Компартия Литвы - объявила о выходе из состава Коммунистической партии Советского Союза, что вынудило Генерального секретаря КПСС хоть что-то предпринять. 11 января 1990 года он с большой делегацией прилетел в Литву. Главным встречающим лицом был только что предавший его первый секретарь отделившейся партии А. Бразаускас. Но Горбачев общался с ним так же мило, с улыбкой, как будто ничего не произошло. Проведя три дня в Литве, Горбачев притворно или неумело пытался «образумить» литовских «коллег», делал это очень беззубо, а более вероятно - двулично.

«Вы же цивилизованный народ, никуда вы не уйдете»

Ровно через два месяца после визита, как будто в пику Горбачеву, Верховый Совет Литовской Советской Социалистической Республики принял Акт о восстановлении независимого государства, тем самым на бумаге «ликвидировал» союзную Литовскую ССР.

Маленькая Литва издевалась над «всесильным» Центром

Предлагаю читателю несколько выдержек из моего дневника за 1990 год, касающихся отношений Вильнюса и Москвы.

15 марта, четверг.

Телеграмма от президента СССР Горбачева Ландсбергису: «Направляю постановление внеочередного третьего Съезда народных депутатов СССР, принятое 15 марта 1990 года.  В трехдневный срок сообщите о мерах по реализации данного постановления». 

Первый пункт постановления гласил: "Подтверждая право каждой республики на свободный выход из СССР (статья 72 Конституции СССР), Съезд определяет, что впредь до установления законом порядка и последствий выхода из состава Советского Союза односторонние решения Верховного Совета Литовской ССР, противоречащие статьям 74 и 75 Конституции СССР, являются недействительными».

18 марта, воскресенье.

Ответ Ландсбергиса Горбачеву:

«Многоуважаемый Президент, на Ваше пожелание узнать об отношении Верховного Совета Литовской Республики к постановлению внеочередного третьего Съезда народных депутатов СССР от 15 марта 1990 года сообщаю: 1. Определение Съезда о недействительности решений Верховного Совета Литовской Республики лишено правовой основы. 2. Законные интересы СССР в Литве необходимо конкретно определить путем переговоров, и они будут старательно соблюдены Литовской Республикой. Мы всегда полагали и полагаем, что все проблемы государственных отношений должны решаться только политическими средствами, наиболее дорожа миролюбием и благожелательностью. С подлинным уважением…»

22 марта, четверг.

Телеграмма Горбачева Ландсбергису:

«… на территории республики осуществляется запись добровольцев в так называемые организации охраны края, призванные подменить деятельность пограничных войск и частично органов внутренних дел. Предлагаю принять безотлагательные меры по прекращению всех действий, направленных на создание этих и подобных им формирований. Об исполнении прошу сообщить в течение двух дней».

24 марта, суббота.

Ответ Ландсбергиса Горбачеву:

«… информация о добровольцах выглядит слишком неточной, некомпетентной. Записываются люди, согласные, в случае необходимости, помочь в охране общественного порядка и в контроле на дорогах. Никаких формирований такого типа, тем более вооруженных, у нас нет. Танкам, которые нынче подъезжают к столице Литовской Республики, делать нечего. В надежде на взаимопонимание.»

1 апреля, воскресенье.

Обращение Горбачева к Верховному Совету Литвы:

«...Предлагаю незамедлительно на сессии Верховного Совета Литовской ССР отменить принятые противоправные акты. Такой шаг откроет возможность для обсуждения всего комплекса возникших проблем на единственно приемлемой основе - в рамках Конституции СССР».

11 апреля, среда.

Ответ Ландсбергиса Горбачеву:

«Уважаемый Президент! Нас тревожит, что крайне правые, великодержавные силы толкают Вас на неверный шаг, на продолжение неправого дела сороковых годов в Прибалтике, не содействуйте этому…»

12 апреля, суббота.

В письме в Верховный Совет и Совет Министров Литовской ССР Горбачёв и Рыжков в ультимативном тоне заявили:

«Если в течение двух дней не будут отменены решения об удостоверении гражданина Литовской Республики, о прекращении воинского призыва, не прекратятся попытки захвата собственности КПСС в Литве, будут даны указания о прекращении поставок в Литовскую ССР из других союзных республик тех видов продукции, которые реализуются на внешнем рынке на свободно конвертируемую валюту».

Ландсбергис: «От нас по-прежнему требуют невозможного».

Странная «блокада»

Ландсбергис проигнорировал ультиматум, и Москве ничего не оставалось, как выполнить обещанное. 19 апреля 1990 года Москва ввела экономические санкции в отношении Литвы, которые тут же были названы «блокадой».

Прекратилась поставка нефти на крупный нефтеперерабатывающий завод в Мажейкяй, на 75% сократилась подачи газа в республику. урезали поставки Литве другой жизненно важной продукции, включая продовольствие.

Литва незамедлительно сформировала комиссию по координации вопросов обеспечения топливом и другими энергетическими ресурсами. 25 апреля Верховный Совет республики принял закон о временных мерах в условиях «проводимой СССР блокады». В начале мая Литва ввела ответные экономические санкции - на 10% уменьшила поставки мяса и молока в другие республики, прежде всего в Москву.

Одновременно литовские власти обратились за международной поддержкой, обвинив СССР в «экономической агрессии». Поддержка, естественно пришла из США. В начале июня Конгресс запретил продажу СССР компьютерного и телекоммуникационного оборудования до тех пор, пока он не начнет переговоры с Литвой о восстановлении независимости.

Литва очень быстро ощутила негативный результат санкций. Только из-за нехватки сырья без работы осталось свыше 35 тысяч рабочих, без поставок из других республик в Литве стало недоставать не только производственного сырья, но и предметов повседневного спроса.

С другой стороны, экономические санкции Москвы в отношении Литвы начали бить по самому СССР, так как в Литве находилось около сотни предприятий союзного значения. Например, 75% продукции Мажейкяйского завода шла за пределы Литвы, в том числе на экспорт.

Обе стороны, но прежде всего Москва, начали искали пути, как без потери лица выйти из ситуации. И «компромисс» был найден. Москва предложила, и 29 июня Верховный Совет Литвы согласился объявить стодневный мораторий на Акт о восстановлении независимости, но только «начиная с момента отмены блокады».

Уже на второй день в Литву вновь стала поступать нефть, а 2 июля было объявлено о полной отмене экономических санкций

«Блокада» длилась два с половиной месяца. Можно сказать, что это была последняя, хотя и робкая, но более-менее серьезная попытка центра удержать Литву, повернуть вспять процесс разрушения Союза.

Чем объяснить беззубость центра?

Сегодня очевидно, что тогдашней как союзной, так и российской элите в Москве не нужен был ни Союз, ни социализм. Там уже строились планы приватизации общенародных богатств.

Возможно, в 1990 году пытаться сохранить Союз уже было поздно. Точка невозврата была пройдена. Начался «парад суверенитетов», когда о «независимости» или «суверенитете» объявили не только союзные республики, но и некоторые административные единицы России.

12 июня Съезд народных депутатов РСФСР тоже принял декларацию о государственном суверенитете России. Если Союз в известном смысле представлял из себя Россию плюс четырнадцать республик, то 15 республик минус Россия – это уже не Союз. После такого шага ельцинской России не осталось реальной силы, способной сохранить Союз.

Что касается Литвы, то в тех условиях достаточно было выждать время, и независимость сама «свалилась бы с неба»

Но инициаторы спешного провозглашения акта 11 марта не желали ждать, продолжили одержимо, лихорадочно создавать собственные государственные структуры, взвинтили до пределов антисоветскую и антикоммунистическую истерию, сознательно усугубляли негативные порождения двоевластия, что через несколько месяцев логично привело к человеческим жертвам.

Множество фактов позволяет говорить, что трагические события 1991 года в Вильнюсе были составной частью «цветной революции» во всем Союзе. Но это отдельная тема.

Автор: Эдмундас Касперавичус

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

602

Похожие новости
21 мая 2019, 11:15
23 апреля 2019, 17:45
13 мая 2019, 15:15
12 мая 2019, 09:15
25 апреля 2019, 17:45
30 апреля 2019, 19:45

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
16 мая 2019, 04:30
18 мая 2019, 19:00
20 мая 2019, 02:45
17 мая 2019, 18:30
18 мая 2019, 22:30
18 мая 2019, 23:00
20 мая 2019, 22:30

Интересное на сайте
14 ноября 2012, 15:10
02 ноября 2011, 15:09
13 апреля 2013, 10:41
23 июля 2013, 12:40
14 декабря 2010, 14:20
06 февраля 2010, 17:37
21 сентября 2012, 10:07