Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

ЕАЭС стоило бы активно сотрудничать с Африканским союзом — мнение

В 2019 году мы отмечаем 25-летие современной евразийской интеграции и 5-летие Договора о ЕАЭС. Но не только на просторах Евразии активизировались интеграционные процессы и отмечают интеграционные юбилеи. И на другом континенте — в Африке — в этом году отмечают юбилей и стремительно ускоряются объединительные процессы. Их масштабы еще более амбициозны, а их последствия могут быть еще более далеко идущими, чем те, которые имеются у ЕАЭС. Нашим экспортёрам, вузам и правительствам не стоит упустить шансы, открывающиеся от возможного «Века Африки» и от сотрудничества с его потенциально главным игроком — Африканским союзом (АС).

Новый игрок забытого Черного континента

20 лет назад в ливийском Сирте было объявлено о создании Африканского союза — сложного торгово-экономического и военно-политического блока, состоящего из всех 55 стран Африканского континента. Официально он был учрежден в 2002 году в южноафриканском Дурбане в качестве преемника Организации африканского единства (ОАЕ, 1963−1999).

Африканский союз имеет органы административно-экономической и политической направленности. Высшим органом принятия решений является Ассамблея Африканского союза, в состав которой входят все главы государств или правительств государств — членов АС.

АС также имеет представительный орган — Панафриканский парламент, который состоит из 265 членов, избираемых национальными законодательными органами государств — членов АС.

Главным административным органом Африканского союза, выполняющим функцию секретариата его межправительственных органов, является Африканская комиссия. Ее штаб-квартира находится в эфиопской Аддис-Абебе. Современный комплекс стоимостью в $ 200 млн был подарком от Китайской Народной Республики.

Несмотря на то, что Африканский союз представляет собой сложную межправительственную организацию, которую часто обвиняют в малой эффективности, она в то же время имеет многие аспекты, направленные уже сейчас на более глубокую интеграцию, чем, например, есть у ЕАЭС. Так, имеется институт постоянных представителей правительств государств — членов при АС, задача которого заключается в обеспечении прямолинейного процесса согласования позиций национальных правительств, а также в помощи комиссии в выработке ее политики. Подобный институт имеется также в Европейском союзе. Однако в ЕАЭС такая идея обсуждается пока только в качестве предложения со стороны экспертного сообщества для улучшения институционального функционирования евразийского объединения.

К тому же в Конституционном акте Африканского союза прописана возможность введения санкций против государств-членов, вовремя не платящих взноса в общий бюджет или не исполняющих решения объединения. В ЕАЭС пока еще не готовы к подобному углублению союзных обязательств.

В настоящее время АС имеет более чем амбициозную цель создания общего внутреннего рынка без барьеров для свободного передвижения четырех факторов производства — это проект т. н. Континентальной зоны свободной торговли, а также полноценного монетарно-экономического союза с собственным центральным банком и единой валютой. И это все планируется реализовать аж к 2023 (!) году, что не представляется возможным, тем более целесообразным [2]. Однако именно такие планы есть [3].

Отношения Евразии с Африкой

Начиная с 2010 года товарооборот стран ЕАЭС с государствами Африки вырос в 2,7 раза и по итогам 2018 года составил $ 21,7 млрд. По объемам торговли с ЕАЭС Африканский союз уже сейчас опережает Соединённые Штаты Америки, что, с одной стороны, показывает положительную динамику торгово-экономического сотрудничества, а с другой — большой, пока еще не использованный потенциал для наращивания и углубления объемов торговли в будущем.

Свыше 80% экспорта ЕАЭС в страны Африки приходится на пять стран — Алжир, Египет, Марокко, Нигерию и Тунис. Доля Египта в торговле со странами ЕАЭС превышает 33%, практически достигнув в 2018 году $ 8 млрд.

При этом страны Африки больше всего торгуют с Россией (на нее приходится 94% товарооборота с Африканским континентом), другие страны союза также становятся все более заметными в рамках взаимодействия с Африкой, хотя имеются возможности для выхода на единый рынок всех стран. Экспорт Белоруссии в Африку за последние 8 лет вырос в 1,5 раза, Республики Казахстан — в 2,4 раза. Ежегодно отмечается стабильный рост товарооборота 10−15% между ЕАЭС и Сообществом развития юга Африки, входящим в АС, а к концу 2018 года эта цифра составила $ 2 млрд.

Африканским государствам по-прежнему предоставляются широкие торговые преференции, а в отношении основной части российского импорта из Африки действует льготный таможенный тарифный режим. С рядом африканских государств заключены соглашения о поощрении и защите инвестиций (с Анголой, Алжиром, Египтом, Зимбабве, Намибией, Нигерией, ЮАР, Экваториальной Гвинеей), а накопленные инвестиции России в Африку в период с 2003 по 2017 год составили порядка $ 17 млрд.

Африканские государства демонстрируют достаточно стойкий интерес к продукции, технологиям и человеческому капиталу Евразийского экономического союза.

ЕАЭС — Африканский союз

В связи с этим было бы целесообразно начать переговоры о возможном преференциальном торгово-экономическом соглашении между ЕАЭС и Африканским союзом.

В настоящее время ЕЭК ведет переговоры по заключению соглашения о зоне свободной торговли с Египтом. Третий раунд переговоров запланирован к проведению в третьем квартале 2019 года. А в сентябре 2017 года ЕЭК и правительство Королевства Марокко подписали меморандум о сотрудничестве. Также в прошлом году в комиссии проводили встречу с послами государств Восточноафриканского сообщества, где договорились о дальнейшем взаимодействии.

Примечательно, что Евразийская экономическая комиссия и Африканский союз планируют подписать меморандум о взаимодействии на саммите «Россия — Африка», который состоится 24 сентября 2019 года в Сочи. Данный меморандум может дать импульс для запуска более тесного взаимодействия между комиссиями, и дальше — переговорам по подписанию соглашения о преференциальной торговле.

Стоит ли оформить отношения между ЕАЭС и Африканским союзом в виде зоны свободной торговли, как между ЕАЭС и Вьетнамом, или в форме соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве без (широкого) снижения импортных ввозных пошлин, как между ЕАЭС и Китаем, — об этом стоит судить только на основе эконометрических исследований и компьютерных симуляций. В то же время уже сейчас можно интуитивно обрисовать наиболее интересные для обеих сторон сферы сотрудничества, которые так или иначе стоило бы охватить в потенциальном (ых) соглашении (ях).

В части торговли товарами стоит друг другу открыть рынки, т. е. снизить импортные пошлины для поставок машин, оборудования, химической продукции, автомобилей, электроники и всех других видов наукоемкой продукции. Скорее всего, африканские страны будут заинтересованы в импорте товаров из ЕАЭС, необходимых для модернизации собственного производства, которые при этом имеют большую ценовую конкурентоспособность, чем аналогичные товары из ЕС и США.

В части торговли продукцией сельскохозяйственного сектора стоить асимметрично открыть рынок. В этом плане мы обнулим импортные пошлины для тех продуктов питания, которые растут только в тропических и субтропических климатических зонах, например какао, а взамен Африканский союз снимает барьеры для ввоза пшеницы, подсолнечного масла и других традиционных евразийских культур.

Одной из наиболее важных сфер сотрудничества могла бы стать гармонизация технических регламентов и стандартов, а также санитарных, фитосанитарных и ветеринарных мер. Хотя договориться во втором случае будет сложнее ввиду чувствительности сельскохозяйственного сектора для экономик стран — участниц обоих союзов.

Сердцевиной потенциального соглашения мог бы стать раздел, посвященный инвестициям, научному и промышленному сотрудничеству. Государства Африки крайне заинтересованы в привлечении прямых иностранных капиталовложений и в трансфере технологий. Особенно в таких сферах, как добыча полезных ископаемых и энергоресурсов, космонавтика, атомная энергетика, фармацевтика, военная промышленность, производство сельскохозяйственной техники. У евразийских компаний есть что предложить своим африканским партнерам.

Кроме этого, ЕАЭС и Африканский союз могли бы договориться о сотрудничестве в области цифровизации экономики, где евразийские страны имеют потенциал выше среднего. В частности, в сфере цифрового образования, оцифровки сельского хозяйства и промышленности Евразийский союз мог бы выступить в качестве нетто-экспортера цифровых услуг.

Отдельным интересным направлением сотрудничества мог бы стать обмен опытом между комиссиями в области управления процессами экономической интеграции. ЕАЭС и Африканский союз разделяют многие схожие проблемы, например: небольшую доля взаимной торговли в общем торговом обороте (14% и 13% соответственно), чрезмерную зависимость первичного сектора в хозяйственной структуре, потребность в догоняющей научно-технической модернизации, необходимость развития качественной правовой системы и институтов управления. Посодействовать решению этих схожих проблем мог бы обмен опытом — не только между комиссиями, но и на уровне экспертных сообществ обеих союзов.

В частности, ЕАЭС и Африканский союз могли бы обменяться идеями, как лучше оформлять торгово-экономическое сотрудничество не только между собой, но и с Европейским союзом. Ключевым мог бы стать вопрос о том, как выгодно взаимодействовать с сравнительно более влиятельной и конкурентоспособной Европой, не подставляя под удар собственную развивающуюся промышленность и модернизацию.

К тому же, межрегиональное сотрудничество между интеграционными объединениями отвечает опережающим тенденциям глобальной экономики и прекрасно вписывается в концепцию R20, предложенную Валдайским клубом на саммите T20 в мае 2019 года.

В связи ограниченными полномочиями органов наднационального управления в ЕАЭС и в АС, вероятно не удастся охватить все вышеперечисленные направления в рамках одного соглашения. Целесообразно было бы подписать, во-первых, одно «горизонтальное» соглашение на уровне союзов, которое обусловливало бы вопросы торговли (тарифы, меры торговой защиты, технические регламенты и стандарты, СФВ-меры, трансграничную конкуренцию), а также создание рабочих групп по широкому кругу торгово-экономического взаимодействия. Во-вторых, под этим горизонтальным соглашением желающие страны могли бы на двусторонней основе, например, по линии Белоруссия — Египет или Россия — Марокко, подписать более глубокие «вертикальные» торгово-экономические соглашения, обозначающие такие вопросы, как, например, открытие филиалов вузов, создание совместных промышленных парков, инфраструктурное и энергетическое сотрудничество.

В конце хотелось бы отметить, что ЕАЭС и Африканский союз роднит еще одна удивительная вещь. Становление того и другого связано с общей идеологией — панафриканизмом и евразийством соответственно. Причем, обеим концепциям сначала пришлось пройти путь дерадикализации, избавляясь от явно агрессивной антиколониальной и антизападной риторики в сторону более умеренных идей континентального объединения и многополярного сотрудничества, прежде чем стать элементом интеграционных процессов в Африке и Евразии. И тут, и там активно продолжаются дискуссии по поводу содержания нового панафриканизма и прагматического евразийства.

Мы видим, что ЕАЭС и Африканский союз объединяют схожие проблемы и взаимные интересы. И этого уже достаточно, чтобы поговорить о всеобъемлющем и глубоком сотрудничестве.

Юрий Кофнер,
заведующий Евразийским сектором ЦКЕМИ НИУ ВШЭ,
научный сотрудник ИИАСА [1].

[1] Статья отражает личные взгляды автора, которые могут не совпадать с официальной позицией НИУ ВШЭ и ИИАСА.

[2] Ввиду слишком большой гетерогенности в уровнях социально-экономического развития и нуждах монетарно-валютной политики африканских стран, введение единой валюты между ними приведет к серьёзнейшим финансово-кредитным кризисам. Гораздо более эффективной стала бы работа по дедолларизации и координация монетарной-фискальной политики государств-членов АС в сторону их постепенной конвергенции. По сути, что сейчас делается в Евразийском экономическом союзе.

[3] На встрече в немецком Бундесбанке в начале июля 2019 года президент Национального банка Намибии Ипумбу Шиими подтвердил мне, что планы прийти к единой валюте до 2023 года были слишком амбициозными, поэтому государства-члены АС сейчас планируют сосредоточить внимание на создание континентальной зоны свободной торговли.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

336

Похожие новости
21 октября 2019, 22:00
22 октября 2019, 02:00
21 октября 2019, 22:30
21 октября 2019, 18:30
22 октября 2019, 08:30
21 октября 2019, 14:30

Выбор дня
22 октября 2019, 10:00
22 октября 2019, 00:30
22 октября 2019, 04:30
22 октября 2019, 10:30
22 октября 2019, 00:00

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
18 октября 2019, 05:30
20 октября 2019, 16:30
16 октября 2019, 10:00
19 октября 2019, 00:00
20 октября 2019, 14:00
18 октября 2019, 18:00
17 октября 2019, 01:30

Интересное на сайте
08 мая 2011, 16:24
03 ноября 2011, 13:06
12 сентября 2011, 12:05
15 февраля 2013, 14:22
12 июня 2011, 12:19
17 мая 2011, 11:31
15 марта 2012, 15:34