Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Долларовая дипломатия: Китай перекупил у Тайваня еще 2 банановых республики

Прошлая неделя ознаменовалась сразу двумя дипломатическими победами Китайской Народной Республики (КНР) над Китайской Республикой (КР), больше известной, как Тайвань.

Разные подходы

Правительства Соломоновых островов и Кирибати решили разорвать дипломатические отношения с Тайванем и признать Китай.

Пекин добился больших успехов в так называемой «долларовой дипломатии». Разрыв дипломатических отношений с Соломоновыми островами и Кирибати стали новыми ударами для тайваньского президента Цай Инвэнь, которую в январе 2020 года ждут президентские выборы. Сейчас отношения с Тайбэем поддерживают только 15 стран.

В КНР считают Тайвань взбунтовавшейся 23-й провинцией, которая рано или поздно, причем в Пекине, естественно, хотят, чтобы это произошло как можно раньше, вернется в состав родины-матери. Поскольку Тайвань — временно отделившаяся от КНР провинция, то и дипломатических отношений с другими государствами у него быть не должно. В Китае даже разработали для таких случаев специальную стратегию «одна страна — две системы», которая успешно испытана на Гонконге и Макао.

Разрыв отношений Соломоновых островов с Тайванем произошел после продолжавшегося несколько месяцев анализа всех «за» и «против». Группа соломоновых законодателей объездила ряд стран Тихоокеанского региона, признающих Пекин, чтобы собственными глазами убедиться в тех преимуществах, которые якобы несут дипломатические отношения с КНР. В Пекине не скрывают, что цена вопроса сотни миллионов долларов, которые Пекин обещал Хониаре, столице Соломоновых островов, на инфраструктурные проекты.

«Мы искренне сожалеем и сильно осуждаем решение правительства (Соломоновых островов) установить дипломатические отношения с Китаем, — сказала Цай репортерам. — У Тайваня другой подход к дипломатии. Не следует забывать и то, что китайские обещания финансовой помощи часто не выполняются».

В Пекине, естественно, к этому событию относятся иначе.

«Китай высоко оценивает решение Соломоновых островов признать принцип „одного Китая“ и разорвать так называемые „дипломатические отношения“ с Тайванем, — заявила представитель МИД КНР Хуа Чуньин.- Мы убеждены, что установление отношений с КНР, второй экономикой мира с населением 1,4 миллиарда человек и большим будущим, даст Соломоновым островам беспрецедентные возможности для развития».

Она считает, что правоту принципа «одного Китая» убедительно доказывает тот факт, что КНР признает на данный момент 179 государств, а Тайвань — всего 15.

«Китай вновь обратился к долларовой дипломатии и лживым обещаниям оказания огромной помощи, чтобы купить политиков, которые примут резолюцию о разрыве отношений с Тайванем», — говорится в сообщении МИД Тайваня.

Глава МИД КР Джозеф Ву заявил, что Тайбэй немедленно закроет посольство на Соломоновых островах и отзовет всех дипломатов. По его словам, Пекин намерен вмешиваться в президентские и парламентские выборы. Он призвал союзников в регионе поддержать свободу и демократию на Тайване.

На решение Хониары, конечно, обратили внимание и в Вашингтоне. США относятся к решению правительства Соломоновых островов с «большим сожалением». Американский посол в этой стране Кэтрин Эберт-Грей добавила, что США вместе с другими заинтересованными странами будут внимательно следить за ситуацией в сфере безопасности в регионе.

Сенатор от Республиканской партии Марко Рубио написал в Twitter, что намерен изучить способы разрыва отношений с Соломоновыми островами, а вице-президент США Майк Пенс отменил встречу с премьер-министром Соломоновых островов Манассе Согаваре, которая должна была состояться в кулуарах Генассамблеи ООН в Нью-Йорке или после нее в Вашингтоне.

США официально признают политику «одного Китая», но при этом помогают Тайваню. Это, конечно, не нравится Пекину. Особенно сильное недовольство вызывают продажи Тайваню американского оружия и военной техники и демонстративные проходы американских военных кораблей по Тайваньскому проливу.

Следует признать, что во внешней политике Цай Инвэнь преследуют неудачи. Соломоновы острова и Кирибати стали шестой и седьмой странами, разорвавшими отношения с Тайванем после ее прихода к власти в 2016 году. До Хониары и Южной Таравы, столицы Кирибати, так поступили Буркина-Фасо, Доминиканская Республика, Сан-Томе и Принсипи, Панама и Сальвадор.

«Политика на Соломоновых островах в основном строится вокруг доступа к ресурсам государства, — объясняет бывший посол Австралии на Соломоновых островах Джеймс Батли. — Думаю, эти соображения сыграли в принятии решения большую роль».

Канберра, кстати, официально соглашается, что Соломоновы острова должны сами решать, с кем им поддерживать дипломатические отношения. Тем не менее, это решение не может не вызывать у Австралии озабоченности. Не удивительно, что первой страной, куда отправился после своего избрания премьер-министром Австралии в августе 2018 г. Скотт Моррисон было как раз это государство.

Рокировка по-соломоновски

Согаваре заявил о намерении разорвать 36-летние отношения с Тайванем сразу после прихода к власти в 2019 году. Решение о рокировке он принял несмотря на сопротивление в кабинете. Против был, например, глава МИД Джеремия Манеле.

Премьер объяснил, что в отношении политики и экономики Тайвань для Соломоновых островов бесполезен. Пекин же, по его словам, в отличие от Тайбэя, например, может помочь Хониаре создать армию.

Конечно, разрыву отношений предшествовала энергичная работа китайских чиновников с островными политиками. Большая часть пекинских денег так же, впрочем, как и денег Тайбэя, идет в фонды развития избирательных округов. Эти деньги островные законодатели могут использовать по своему усмотрению. Не удивительно, что их считают скрытой взяткой.

Пекин подготовил победу и экономически. Он стал крупнейшим торговым партнером Соломоновых островов еще в те времена, когда у него еще были отношения с Тайванем. Львиная доля соломоновского экспорта древесины, минералов, рыбы и пальмового масла идет в Китай, который обеспечивает острова всем необходимым, начиная от кастрюль со сковородками и заканчивая детскими игрушками.

Интерес к Соломоновым островам, архипелагу, состоящему почти из тысячи островов, с населением 630 тыс. человек, объясняется его близостью к Гуаму, важнейшая роль которого в стратегии США в Тихом океане широко известна. На Гуаме находится одна из крупнейших американских военно-морских баз. На Соломоновых островах часто можно увидеть… научно-исследовательские суда КНР. Китайские ученые исследуют фауну региона и уделяют повышенное внимание исследованиям морского дна. Эти данные могут оказаться очень полезными для китайского подводного флота в случае конфликта между США и КНР.

Стратегическая важность Соломоновых островов в военной сфере также заключается в наличии на них аэродромов и глубоководных портов, оставшихся еще со времен Второй мировой войны…

Китайские ноу-хау

Южная часть Тихого океана остается одним из последних бастионов дипломатической поддержки Тайваня. Из 15 стран, признающих Тайвань, четыре: Маршалловы острова, Науру, Тувалу и Палау, находятся в этом регионе.

В Пекине не скрывают намерений перекупить у Тайбэя его последних союзников. В дополнение к финансовой помощи от Пекина многие тихоокеанские государства считают, что отношения с КНР дадут им больше «веса» в делах с традиционными партнерами, например, Австралией.

Прагматичный политик Дональд Трамп, над которым довлеет его прошлое бизнесмена, старается экономить на помощи другим государствам. Председатель КНР Си Цзиньпин средств на это не жалеет. К тому же, для Китая деньги на содержание союзников в южной части Тихого океана, конечно, сущая ерунда.

Суммарная помощь КНР странам Тихоокеанского региона составляет менее 4% от общей помощи Китая другим государствам. Немного, конечно, но Пекин использует эту помощь очень точно и эффективно. Деньги в основном идут на инфраструктуру, которая «заметна» для населения.

Борьба с Тайванем в южной части Тихого океана обходится Пекину всего лишь в миллиард долларов. Тайваньские СМИ, ссылаясь на свои источники в Пекине, утверждают, что разрыв отношений Соломоновых островов с Тайбэем и их переход в китайский лагерь до 1 октября, даты, когда китайцы отмечают День образования КНР (в этом году юбилей — 70 лет), обошелся Пекину в полмиллиарда.

Тайбэй, со своей стороны, потратил на Соломоновы острова в 2011−17 гг. по данным австралийского института Лоуи, намного меньше — примерно, 105 миллионов. Впрочем, и китайские 500 миллионов меркнут в сравнении с расходами Австралии, составившими за тот же период $ 1,15 млрд.

По данным института Лоуи, в рейтинге стран, оказывающих наибольшую помощь странам южной части Тихоокеанского региона, с большим отрывом лидирует Канберра, выделившая на эти цели в 2011−17 гг. $ 6,5 млрд. Пекин оказал странам региона за это же время помощи на $ 1,2 млрд, т. е. примерно столько же, сколько Новая Зеландия.

С одной стороны, Австралия помогает тихоокеанским государствам в пять раз больше, чем Пекин, но с другой, разрыв в объемах помощи быстро сокращается. К тому же о большом отставании Китая знают в основном только специалисты. За это Пекин должен благодарить своих дипломатов и пиарщиков, которые говорят о китайской помощи на каждом углу. Благодаря мощной рекламе о помощи Пекина тихоокеанским государствам известно гораздо больше, чем о помощи других стран.

Одновременно с рекламой Пекин увеличивает эффективность своей помощи, например, выдавая большинство кредитов под низкие проценты. В КНР эффективно пользуются и таким оружием, как обещания. К примеру, Пекин пообещал построить на Новой Гвинее сеть автомобильных дорог общей стоимостью $ 3,5 млрд. Деньги на строительство еще не начали поступать, но об этом проекте и о щедрости Китая в регионе много говорят уже сейчас.

В 2011−18 гг. Пекин наобещал выделить тихоокеанским государствам примерно на 200 инфраструктурных проектов как минимум $ 5,9 млрд, однако выполнил обещание на данный момент лишь на 20%. И хотя далеко не все свои обещания китайцы выполняют, «осадок», как говорится, остается.

Зигзаги большого пути

Ярким примером того, как умело действует Китай в южной части Тихого океана, кроме Соломоновых островов, является архипелаг Фиджи. Региональные державы хотели изолировать Фиджи после военного переворота в 2006 году. Пекин, одной из визитных карточек которого является практически полное отсутствие политических требований, не только поддержал новые власти, но и в течение всего лишь двух лет увеличил им помощь с 1 млн долларов до… 161!

Естественно, фиджийцы считают китайцев своими благодетелями. В знак благодарности Фиджи, например, всячески препятствует деятельности Форума тихоокеанских островов (PIF), региональной организации, в которую входят союзники США Австралия и Новая Зеландия, традиционно имеющие значительный вес в регионе.

Высока сейчас зависимость от китайских денег и китайского влияния и в королевстве Тонга. В 2008−10 гг. это тихоокеанское государство получило кредитов и займов от Поднебесной на $ 114 млн. Сейчас его долг Китаю достиг почти 43% от ВВП.

Кроме денег, у Пекина немало и других средств давления на государства, поддерживающие дипломатические отношения с Тайванем. Например, в прошлом году Пекин надавил на Палау, ассоциированное, кстати, с США, фактически закрыв их для своих туристов при помощи так называемого Статуса одобренного места назначения (ADS). Нахождение страны в этом Статусе означает, что китайские туроператоры имеют право отправлять туда туристов.

Палау никогда не входило в ADS, но это не мешало властям закрывать на это глаза, а туроператорам активно там работать. Все изменилось в ноябре 2017 года, когда МИД КНР разослал туроператорам уведомления о том, что Палау нет в ADS и поэтому деятельность на его территории незаконна.

Решение Китая стало сильным ударом по экономике Палау. Доля туризма в ВВП Палау составляет почти 50%, причем, примерно половина интуристов приезжает туда из КНР. Количество китайских туристов на Палау выросло с 634 в 2008 году до 87 тыс. в 2015. В результате же фактического исключения Палау из ADS оно только за четвертый квартал 2017 года снизилось в полтора раза до 58 тыс. человек…

Тайбэй и Пекин придерживаются в дипломатической войне разных стратегий. Тайвань уже много лет успешно помогает своим союзникам развивать, главным образом, экономику и улучшать здравоохранение и образование; КНР же делает упор на инвестиции в крупные инфраструктурные проекты.

Подходы отличаются, но в конечном счете все упирается в деньги. Философия здесь предельно циничная: кто больше заплатит, с тем и будем дружить, намекают или открыто говорят тихоокеанские страны.

Торговля дипломатическим признанием в южной части Тихого океана процветает. Есть в ней и свои рекордсмены, меняющие союзников, как перчатки. Науру, к примеру, установила дипотношения с Тайванем еще в 1980 г. Через 22 года она их разорвала, получив 130-миллионный кредит от КНР, но в 2005 г. вновь сделала поворот на 180 градусов и, конечно же, не безвозмездно (это к заявлениям тайбэйских политиков об иных с Пекином подходам к дипломатии) еще раз сделала рокировку.

До конца прошлой недели жители Кирибати имели право считать себя в отличие от наурцев образцами высокой морали. Кирибати в 2003 году тоже поменяло Пекин на Тайбэй, но в отличие от Науру сохраняло верность КР. Однако претензии на высокую мораль улетучились в минувшую пятницу, когда в Южной Тараве, всего лишь через четыре дня после Соломоновых островов, заявили о разрыве отношений с КР и повторном установлении их с КНР.

Глава МИД Тайваня выразил сожаление по поводу зигзага в политике Кирибати и отметил, что у его президента Танети Мамау явно завышенные и нереалистичные ожидания от дружбы с Пекином.

Сейчас на очереди МИД КНР, очевидно, Гаити. То, что эта карибская страна — самая бедная в Западном полушарии, только на руку Китаю, потому что ее легче будет перекупить. Думается, больших проблем с Порт-о-Пренсом у Пекина не возникнет еще и потому, что восточная часть занимаемого Гаити одноименного острова — Доминиканская Республика в прошлом году поменяла Тайбэй на Пекин и не жалуется. По крайней мере, пока.

В Тайбэе, конечно, прекрасно понимают, что возможности Тайваня не идут ни в какое сравнение с китайскими, и поэтому стараются делать хорошую мину при плохой игре. По словам бывшего советника президента Тайваня Чуй Лян Чуо, не будет катастрофы и в том случае, если Китай перекупит у Тайбэя и оставшиеся полтора десятка стран, сохраняющих еще дипломатические отношения с Китайской Республикой. Он так же, как большинство тайваньцев, считает, что реальные отношения с США, Японией и Австралией и другими западными странами для Тайваня гораздо важнее дипломатических отношений с банановыми республиками. Чуй не без оснований полагает, что большинство островитян даже рады разрыву отношений с Соломоновыми островами и Кирибати, потому что потраченным на острова деньгам и тем деньгам, которые сэкономили решения о разрыве отношений, найдется куда более полезное применение на самом Тайване, где есть свои требующие решения проблемы.

Сергей Мануков

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

507

Похожие новости
19 октября 2019, 06:00
19 октября 2019, 10:00
20 октября 2019, 02:00
20 октября 2019, 00:30
19 октября 2019, 10:00
19 октября 2019, 20:30

Выбор дня
20 октября 2019, 08:30
20 октября 2019, 00:30
20 октября 2019, 02:00
20 октября 2019, 06:30
20 октября 2019, 02:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
17 октября 2019, 01:30
13 октября 2019, 13:30
17 октября 2019, 09:30
19 октября 2019, 05:30
18 октября 2019, 17:30
18 октября 2019, 23:30
13 октября 2019, 12:00

Интересное на сайте
05 марта 2012, 12:57
09 ноября 2012, 10:50
28 января 2014, 16:31
21 февраля 2012, 10:22
03 ноября 2011, 13:06
14 декабря 2010, 12:21
15 февраля 2013, 14:25