Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

Долгожданный «черный лебедь»: коронавирус грозит шоком мировой экономике

Паническая реакция мировых рынков на вспышку коронавируса в Китае напоминает о том, что потенциал дальнейшего быстрого роста экономики КНР вызывал все больше сомнений у западных инвесторов и экспертов. Масштабы распространения коронавируса пока далеко не позволяют назвать его «чумой XXI века», но рынки как будто ждали появления внезапного фактора, который нанесет резкий удар по китайской, а следовательно, и по глобальной экономике. Делать какие-то далеко идущие прогнозы еще явно преждевременно, но если эффект в борьбе с коронавирусом не будет достигнут быстро, то замедление мирового экономического роста, начавшееся в прошлом году, может существенно ускориться, вопреки осторожному оптимизму недавних прогнозов МВФ и Всемирного банка.

По оценке The Wall Street Journal на основании данных, предоставленных ОПЕК, январское 15-процентное падение цен на нефть под воздействием вспышки коронавируса стало самым резким месячным снижением нефтяных котировок за последние 30 лет. Утром 4 февраля стоимость фьючерсов на баррель сорта Brent опустилась до $ 54, хотя еще в начале года подбиралась к отметке $ 70. Еще 30 января, сразу после того, как нефть упала ниже уровня $ 60 за баррель, стало известно о подготовке экстренного заседания ОПЕК, на котором будет обсуждаться дальнейшее сокращение добычи, на чем настаивает Саудовская Аравия. Если исходить из оценок ряда аналитиков, что критическим уровнем цены для ОПЕК с учетом накопленных запасов на данный момент является $ 55 за баррель, то этот уровень уже пройден. Как сообщил накануне Wall Street Bank, мировой спрос на нефть в настоящее время снизился на 500 тысяч баррелей в день по сравнению с тем же периодом прошлого года.

Снижение стоимости нефти определенно связано не только с опасениями за падение спроса в связи с тем, что вспышка коронавируса оказывает парализующее воздействие на крупные сегменты экономики Китая, особенно в центре событий — 11-миллионной Ухани. Свою лепту в падение нефтяных котировок вносят и биржевые спекулянты, которые прежде играли на повышение, поверив в эффективность сделки в формате ОПЕК+. Как указывает 3 февраля колумнист Reuters Джон Кемп, активной распродажей нефти и нефтепродуктов сейчас занимаются хедж-фонды, опасаясь снижения потребления нефти в Китае. Только за одну неделю 21—28 января они сбросили нефтяные фьючерсы и опционы в эквиваленте 147 млн баррелей, а за три недели января после новогодних каникул было распродано бумаг в эквиваленте 236 млн баррелей, хотя в предшествующие три месяца хедж-фонды приобрели фьючерсы и опционы на 533 млн баррелей.

Введенные многими странами ограничения на туристические поездки в Китай, сокращение пассажирских авиаперевозок в и из КНР, снижение объема грузоперевозок — все это, отмечает Кемп, оказывает резко негативное влияние на спрос на нефть и нефтепродукты, особенно в таком их классе, как средние дистилляты (дизельное топливо и газойль).

«Нефтетрейдеры ожидают мощный удар по потреблению нефти в краткосрочной перспективе, поскольку администрации и компании во многих провинциях Китая продлили новогодние каникулы с целью сдерживания эпидемии. Никто не знает, как долго продлится вспышка коронавируса и как далеко он распространится, прежде чем пойдет на спад, однако трейдеры ожидают, что в ближайшее время потребление нефти испытает резкий шок», —

говорится в материале Reuters.

Такое поведение рынка легло на хорошо подготовленную почву. В самом начале этого года, когда тема коронавируса еще не была в топах мировых новостей, Всемирный банк опубликовал прогноз, согласно которому рост экономики Китая в 2020 году замедлится до 5,9% против 6,1% годом ранее, а в 2021 году снижение темпов продолжится. Также на 2020 год было спрогнозировано падение стоимости нефти на 5,4%, хотя в целом, полагают аналитики Всемирного банка, мировая экономика ускорится на 2,5% на фоне постепенного восстановления инвестиций и торговли после существенного спада в предыдущем году, когда мировой ВВП, по оценке ВБ, вырос на 2,4%. Такой же умеренный оптимизм содержался в прогнозе МВФ, опубликованном 20 января: рост мировой экономики в 2020 году ускорится до 3,3% против прошлогодних 2,9%.

Но уже через несколько дней стали появляться совершенно иные прогнозы — если не апокалиптические, то начисто лишенные оптимизма. В частности, международное агентство Moody’s 30 января опубликовало аналитику под заголовком «Коронавирус может оказаться ни с чем не сопоставимым „черным лебедем“», предположив, что эффект от эпидемии для мировой экономики может быть еще хуже, чем финансовый кризис 2008 года и даже Великая депрессия.

Основной предпосылкой для подобного прогноза являются последние данные Moody’s Analytics о мировых ценах на промышленные металлы, крупнейшим мировым потребителем которых является Китай. Под воздействием новостей о распространении коронавируса общий ценовой индекс этой категории товаров упал на 7,1% - к 29 января он находился на самом низком уровне начиная с июня 2017 года. В частности, медь (половина мирового спроса на нее приходится на Китай) подешевела на 10,4%, никель — на 8,7%, олово — на 8,2%, цинк — на 7,3%, свинец — на 4,3%, алюминий — на 3,5%.

Мировой экономический рост находится в высокой степени корреляции с индексом цен на промышленные металлы, напоминают авторы бюллетеня Moody’s, иллюстрируя этот тезис на примере последних трендов. Замедление роста глобальной экономики с 3,6% в 2018 году до оценочных 2,9% в 2019 году сопровождалось разворотом индекса цен промышленных металлов: если в 2018 году он вырос на 7%, то в прошлом году сократился на 6,9%. В течение 13 недель до 17 января этот индекс вырос на 0,8% год к году, но затем он упал на 3,8% в годовом выражении.

Ожиданиям ускорения мирового роста на 3,3% в 2020 году брошен вызов со стороны неизвестности в развитии ситуации с коронавирусом, констатируют в Moody’s.

Аналитик Катрина Элл напоминает также о том негативном эффекте, который оказала в 2003 году вспышка атипичной пневмонии на экономику Гонконга на протяжении шести месяцев, когда из-за ограничений на торговлю и туристические поездки фондовому рынку и ВВП этой территории был нанесен существенный ущерб (хотя затем произошло быстро восстановление). Нельзя забывать и о воздействии ограничительных мер на розничную торговлю внутри Китая, поскольку на потребление домохозяйств приходится порядка 40% ВВП страны. Эти меры уже вышли за пределы Ухани и провинции Хубэй, где приостановили работу многие промышленные предприятия — например, закрыты для посетителей такие объекты, как «Диснейленд» в Шанхае и Великая Китайская стена, сокращены транспортные перевозки и т. д. Главным фактором риска, отмечают аналитики Moody’s, является то, что невозможно предположить, как долго все это продлится.

Главные прогнозные институты мировой экономики — МВФ и Всемирный банк — пока сохраняют спокойствие. «Мы в полной мере уверены в том, что экономика Китая продолжит демонстрировать стабильность и устойчивость. Вперед, Китай! Вперед, Ухань!» — процитировало накануне центральное телевидение КНР заявление директора-распорядителя МВФ Кристалины Георгиевой. В свою очередь, президент Всемирного банка Дэвид Малпасс сообщил о переговорах с китайскими властями о мерах помощи ВБ в борьбе с коронавирусом, включая эпиднадзор, обеспечение продовольственной безопасности, обмен международным опытом и т. д.

Тем не менее, первые замеры влияния коронавируса на мировую экономику уже появились. Например, американский инвестиционный банк Goldman Sachs оценивает негативные ожидания рынков в 0,44% мирового ВВП, связывая это прежде всего с шоками для цен на нефть. Панические настроения захлестнули и фондовый рынок — в понедельник, первый торговый день на фондовых площадках КНР после китайского Нового года, индекс Shanghai composite снизился на 7,72%, индекс Shenzhen component потерял 8,45%, а Shenzhen composite — 8,41%.

Китайские власти и пропагандистский аппарат уже предпринимают огромные усилия по успокоению инвесторов. Например, правительственное издание Securities Times сравнивает вспышку коронавируса с такими событиями, как террористические атаки 11 сентября и эпидемия атипичной пневмонии, которые тоже немедленно вызывали панику на фондовом рынке, но действие этих факторов оказалось краткосрочным. Еще одно государственное издание, China Securities Journal, признает, что коронавирус является «черным лебедем», но тут же напоминает, что подобные события не изменят долгосрочные приоритеты властей КНР. По итогам первого квартала, говорится в материале этой газеты, негативный экономический эффект от коронавируса будет ощущаться, но в более долгосрочной перспективе его влияние на финансовые рынки не следует переоценивать. Подобные комментарии звучат и от ряда западных аналитиков. Опасения инвесторов в связи с коронавирусом уменьшаются, констатирует американская сеть деловых новостей CNBC в комментарии ситуации на фондовом рынке 4 февраля.

Между тем ряд мировых рынков уже несет вполне реальный, не связанный с настроениями инвесторов и спекулянтов ущерб. На одном из первых мест в списке пострадавших отраслей — гражданская авиация. Утром 4 февраля стало известно, что крупнейшие европейские авиакомпании Lufthansa, SWISS и Austrian Airlines, входящие в Lufthansa Group, решили продлить запрет на полеты в Китай, ранее приостановленный до 9 февраля. Запрет на рейсы в Пекин и Шанхай будет действовать до 29 февраля, а в Нанкин, Шеньян и Циндао — до 28 марта (хотя полеты в Гонконг будут выполняться в плановом режиме). В прошлом году на долю китайского направления в полетах Lufthansa приходилось порядка 7%, то есть речь идет об очень существенной части доходов перевозчика.

Кроме того, в списке мировых авиакомпаний, полностью или частично прекративших рейсы в Китай, на конец января значились British Airways, американская United Airlines, Air Canada, гонконгская Cathay Pacific, финская Finnair. Россия пока не планирует отменять регулярное авиасообщение с Китаем, однако накануне вице-премьер правительства РФ Татьяна Голикова сообщила о планах приостановить чартерные рейсы в КНР начиная с 14 февраля, что также принесет существенные убытки авиаторам, учитывая продолжающийся до конца весны курортный сезон на безвизовом для россиян острове Хайнань. Власти США также пока не вводят полный запрет на полеты в Китай для своих авиакомпаний, но прием рейсов из КНР будет ограничен всего семью американскими аэропортами. Кроме того, 3 февраля был запрещен въезд в США иностранцам, посетившим Китай в последние две недели.

Мировые авиационные аналитики также сравнивают потенциальный эффект от коронавируса с ущербом от атипичной пневмонии в 2003 году, когда спрос на авиаперевозки в Азии упал на 45%, предупреждая, что теперь отрасль может получить удар, не сопоставимый с предыдущими аналогичными историями. Шукор Юсуф, глава базирующейся в Малайзии консалтинговой компании Endau Analytics в комментарии для портала Nasdaq отмечает, что

сейчас мировой рынок авиаперевозок выглядит сильнее, чем в 2003 году — в последние десять лет отрасль в целом была прибыльной. Но в то же время гораздо он больше зависит от Китая, поскольку за последние годы КНР стала крупнейшим рынком международного туризма и вторым по размеру внутренним рынком авиаперевозок в мире.

Первый удар коронавируса пришелся именно по внутренним рейсам: по данным портала FlightRadar24 на 30 января, которые приводятся в материале Nasdaq, в шанхайском аэропорту «Хунцяо», который обслуживает внутрикитайские маршруты, было отменено 23% рейсов, тогда как в ориентированном на международный пассажиропоток аэропорту «Пудун» только 8%. Все это также оказывает воздействие на спрос на нефть и нефтепродукты: цены на авиатопливо падают, а прибыли нефтеперерабатывающих предприятий снижаются до минимального уровня за 2,5 года.

И все же худших сценариев развития событий на нефтяном рынке можно избежать, считает австралийский аналитик Reuters Клайд Расселл. По его мнению, важно учитывать разницу между потреблением нефти в Китае и объемом ее импорта в КНР. Китайское потребление нефти и нефтепродуктов, полагает Расселл, действительно с большой вероятностью может пострадать в результате замедления экономики КНР под влиянием коронавируса — согласно информации, представленной недавно Bloomberg News, суточный спрос на нефть в Китае уже снизился на 20%. Однако, добавляет эксперт, это не обязательно приведет к сопоставимому спаду импорта нефти КНР, поскольку Китай продолжает строить нефтехранилища и может сделать выбор в пользу их заполнения более быстрыми темпами вместо существенного сокращения импорта. В прошлом году Китай направлял в хранилища 880 тысяч баррелей нефти в день, а падение цен на нефть может стимулировать китайский спрос — уже сейчас у КНР есть возможность закупать нефть для хранилищ существенно дешевле, чем еще месяцем ранее.

Николай Проценко

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

Загрузка...

585

Похожие новости
30 мая 2020, 16:30
31 мая 2020, 04:30
30 мая 2020, 08:30
31 мая 2020, 06:00
30 мая 2020, 20:00
30 мая 2020, 12:30

Новости партнеров


Новости партнеров
 

Новости

Популярные новости
26 мая 2020, 00:00
24 мая 2020, 10:00
30 мая 2020, 02:30
30 мая 2020, 06:00
24 мая 2020, 06:15
30 мая 2020, 16:00
24 мая 2020, 20:00

Интересное на сайте
14 декабря 2010, 12:21
14 декабря 2010, 14:20
12 декабря 2012, 10:41
21 марта 2013, 11:02
13 мая 2011, 16:08
06 февраля 2010, 17:37
12 декабря 2012, 10:37