Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно либо иным способом – по своему выбору.
Статья 34 Конституции Украины

Главная
Аналитика Политика Россия Украина В мире Разное

"Добавим американской деловитости – будет у нас новый Ленин XXI века"

Во время избирательной гонки Накануне.RU старалось указывать на просчеты в кампании Павла Грудинина, чем неизменно вызывало гнев актива КПРФ. Но вот президентские выборы закончились, их итоги подведены, теперь об этом можно поговорить с самими участниками происходивших событий.

"Единой технологии в ходе кампании Грудинина не было", – признает доверенное лицо кандидата от КПРФ и коалиции народно-патриотических сил Максим Шевченко. О других просчетах и ошибках, а также о работе над ними и перспективах левого движения в России – он рассказал в интервью Накануне.RU.

Вопрос: Какой главный урок кампании КПРФ на выборах президента?

Максим Шевченко: Главный урок – власти закон не писан.

Вопрос: А в чем это проявляется?

Максим Шевченко: Власть перед всей страной показательно наплевала на закон о выборах, когда привела на президентские дебаты на ВГТРК человека, который никакого отношения к дебатам и к закону не имел. Я имею в виду Филькину (бывшая сотрудница "Совхоза имени Ленина" Лидия Филькина, утверждающая, что обманута Грудининым, – прим. Накануне.RU). Это было настолько наглое и демонстративное нарушение закона, что после этого мы поняли, что власти закон не писан.

Вопрос: Думаете, это оказало решающее влияние на результат?

Максим Шевченко: Это не оказало влияния, но это показало нам, насколько можно доверять их подсчету голосов. Если они тут демонстративно, нагло, хохоча нам в лицо, нарушают закон, то что же они делают, когда мы не видим? Что они делают, когда они подсчитывают голоса и бюллетени? Это был показательный поступок, который позволил нам экстраполировать случай, произошедший на ВГТРК, на всю остальную систему, на деятельность ЦИКа и всех остальных.

Вопрос: Если вынести за скобки действия власти, какие уроки можно извлечь из прошедшей кампании для самого левого движения?

Максим Шевченко: Это не демократия, это не Конституция, эти выборы оценивать невозможно, поскольку это были никакие не выборы. А с точки зрения левого движения, мы выросли лет на 20. Мы поняли, я лично для себя понял, что и как надо делать дальше.

Вопрос: Что же поняли? Новая медийная политика, новшества в публичной политике?

Максим Шевченко: Надо работать. Неужели я сейчас буду сообщать всем о своих шагах? Я же не Каменев и Зиновьев, которые выдавали противникам планы революции. Безусловно, будьте уверены, я, как и многие мои товарищи, буду работать над тем, чтобы увеличивать свое влияние в медиапространстве, в информационном пространстве, использовать современные технологии.

Я увидел в левом движении великолепных, очень качественных людей, честных, искренних. Но мы очень отсталые в плане применения технологий. Так дальше продолжаться не может.

Как говорил Сталин про Ленина: "Он соединил в себе русский размах и американскую деловитость". Русский размах в людях в левом движении я увидел, а американской деловитости надо добавить. Добавим ее – будет у нас новый Ленин XXI века.

Вопрос: Это будет и какое-то новое СМИ?

Максим Шевченко: СМИ нет смысла делать. Зачем делать СМИ, когда есть социальные сети. СМИ – это зарплаты и прочие нагрузки. Я вот практически один оплачиваю работу двух сотрудников за счет средств, которые получаю от рекламы из Youtube. Набрал 150 тыс. подписчиков уже.

Вопрос: Давайте будем честны, пока в тусовке вокруг КПРФ, Грудинина, ПДС НПСР и Удальцова вы такой один, а где плеяда других левых блогеров и проектов?

Максим Шевченко: Ну, я могу говорить за себя. Я изучаю совершенно новую для себя среду, и она мне ужасно нравится. Правда, как выяснилось, Youtube вовсе не такой свободный, как нам казалось. Все эти дизлайки, которые нам заливали под ролики, не могли появляться без ведома Youtube. Он сам закрывал глаза на свои якобы демократические правила. Они, причем, сначала накручивали нам просмотры, тысяч двадцать, а потом заливали дизлайки. Затем Youtube списывал накрученные просмотры, что, на мой взгляд, абсолютно правильно, а дизлайки при этом почему-то не списывались. Но будем учиться, что уж. В 41-42 годах советская армия тоже училась, а в 43-м начала бить врага его же технологиями. Мы будем двигаться так же.

Вопрос: Существует мнение насчет кампании Грудинина, которое часто приходится слышать от политтехнологов, что из-за того, что его технологи распалялись и на аудиторию Путина, и на аудиторию либеральную, и на аудиторию ядерную, получился довольно скомканный посыл, который просто никто не воспринял. Вы согласны?

Максим Шевченко: На мой взгляд, в кампании Грудинина технологов не было вообще. Был энтузиазм людей, были ячейки НПСР в регионах, были инициативные и добровольные усилия таких людей, как я, и Интернет-партизан. Вот и все. Единой технологии не было. Мне кажется, если добавить к этому энтузиазму реальную, современную политтехнологию, информационные ресурсы, то левые будут непобедимы и станут могучей силой. Власть этого очень боится.

Вопрос: Можете объяснить, почему этого не было? Неужели не было политтехнологов, которые готовы были бы поработать со вторым кандидатом в стране?

Максим Шевченко: Конечно, не было.

У коммунистов денег нет. В это трудно поверить, но это так.

Сам Грудинин не финансировал свою кампанию, ну или я об этом ничего не знаю. Лично я работал на энтузиазме. Я считаю, что добился даже большего, чем мог представить. Мне был предоставлен федеральный эфир, в котором я достаточно ясно донес свою позицию и продемонстрировал свой потенциал. Мой Youtube-канал приобрел огромное количество подписчиков за время кампании. Ну и в ходе кампании сложилась лево-патриотическая коалиция.

Вопрос: Кстати, насчет лево-патриотической коалиции, у нее какое-то будущее есть?

Максим Шевченко: Конечно. И я уже говорил это своим коллегам. Это будущее не вырастет само по себе, из добрых намерений оно не вырастет. Геннадий Андреевич – очень мудрый политик, и он понимает, что для того, чтобы политическое движение было живо, надо постоянно формировать повестку и ставить задачи на будущее. Если мы будем способны формировать задачи, то, как мне кажется, будущее есть.

Вопрос: В каком виде могла бы существовать эта коалиция? Ведь в том виде, в каком она была на выборах, она, скорее, больше расколола левых, чем собрала их вместе.

Максим Шевченко: Нет, она не расколола, она консолидировала.

Те микроскопические левые группки, которые обличали нас, находились в услужении у Администрации президента.

Иначе как объяснить, что у бедных в целом людей вдруг появились деньги на поездки по стране с разными семинарами? Не хочу тут называть фамилий.

Вопрос: Может быть, сами заработали, откуда мы с вами знаем?

Максим Шевченко: В ходе выборов внезапно заработали? Это была их серьезная ошибка, в том числе моральная. Так мне кажется.

Вопрос: Основная ошибка, кроме того, что не было единой политтехнологии?

Максим Шевченко: Знаете, главное, что случилось в этой кампании – инвентаризация человеческого фактора. Это главное достижение для левых. Мы поняли, кто есть кто. Это самое главное. Впереди предстоят очень тяжелые бои за нашу страну.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Одноклассники

446

Похожие новости
13 августа 2018, 16:15
13 августа 2018, 12:15
11 августа 2018, 20:15
14 августа 2018, 09:00
13 августа 2018, 15:00
14 августа 2018, 18:15

Новости партнеров
 

Новости партнеров

Популярные новости
13 августа 2018, 12:45
09 августа 2018, 23:30
09 августа 2018, 06:00
10 августа 2018, 09:31
12 августа 2018, 01:31
12 августа 2018, 23:31
08 августа 2018, 23:30

Интересное на сайте
15 марта 2012, 15:34
23 июля 2013, 12:40
28 января 2014, 16:31
13 апреля 2013, 10:41
27 мая 2013, 12:16
10 августа 2012, 16:11
03 мая 2011, 12:43